Образование до принятия христианства

Идеалы и традиции

В общинах восточных славян складывался осененный вековыми устоями порядок воспитания и обучения. Детей воспитывали в соответствии с представлениями о добре и зле, побуждая к добру и предостерегая от злых поступков. Идеалом были отважные, добросердечные и сильные герои былин, сказок и преданий. Воспитание рассматривалось как постепенное взросление члена семьи, рода, общины, племени. Об этом говорят слова, означавшие возраст: молодой (3–6-летнее дитя), чадо (7–12-лет- ний ребенок), отрок (подросток 12–15 лет). Воспитание детей и подростков было процессом включения в определенные виды деятельности. Оно было нацелено на передачу опыта от старших к младшим, сохранение жизненных устоев. Особую роль играли издревле сложившиеся ритуалы. Образцом воспитания были традиции и обычаи. Через них усваивались каноны поведения, формировались общественно-важные и полезные качества: трудолюбие, честность, исполнительность и пр. Специальную роль выполняли различные обряды, важной функцией которых была передача определенных умений, необходимых для жизни, труда. Участие в обрядах предполагало, например, усвоение навыков охоты. Так, зоофические пляски отражали повадки животного и приемы охоты (отголоски обряда – праздники с ряжеными, вождение медведя по деревням – сохранились до XX в.).

Сроки детства и воспитания нс превышали 14–15 лет. Первыми воспитательницами до 7–8 лет были женщины, которые обучали начальным навыкам трудовой деятельности. В качестве педагогических приемов использовались игры, в которых имитировались жизнь, быт и труд родичей. Старейшины и священнослужители особо следили, чтобы дети чурались установленных общиной запретов. Табу касались хозяйственной и религиозной жизни, поведения человека: "Рябину не руби – будет грех"; "Не трогай пчелы – будешь плакать".

Ребят с 8 до 15 лет – чад и отроков – воспитывали раздельно. Взрослея, мальчикам надлежало больше времени проводить с мужчинами, приобщаясь к землепашеству, охоте, бортничеству, рыболовству, ратному делу и пр. Девочкам следовало продолжать учиться ведению домашнего хозяйства.

Расслоение общины и образование

На протяжении VI–IX вв. в восточнославянском мире в воспитании и обучении наряду с сохранением родоплеменной традиции произошли существенные перемены, которые были следствием серьезных социальных преобразований. Дробление общин на семьи, усиление имущественных и сословных различий вели к превращению воспитания из равного и всеобщего в семейно-сословное.

Воспитание и обучение изменяются по мере нарастания социально ролевого и имущественного расслоения: утрачивается единообразие, усиливается общественная дифференциация. Наряду с едиными традициями в педагогической деятельности в зависимости от общественной принадлежности растут различия, складываются свои предпочтения, особенности сочетания традиционного и нового. У смердов (рядовых общинников) главным педагогическим идеалом оставалось трудовое воспитание как жизненная высшая и нравственная ценность. Дети крестьян и ремесленников с 3–4 лет помогали старшим, выполняя в хозяйстве посильную работу. Они приучались к кузнечному, бочарному, кожевенному, ткацкому и иному делу, земледельческим работам. В ремесленной среде на первый план выдвигалась необходимость наследственного ученичества. Для знатной прослойки особое значение приобретала подготовка к ратному делу и руководству общиной. Сыновья дружинников с 12-летнего возраста учились воинскому искусству в особых домах – гридницах. Для служителей культов – волхвов, ведунов – главным было умственное воспитание и освоение сакральных знаний, которое включало, в частности, применявшееся при гаданиях пиктографическое письмо.

Носителями идеалов воспитания и обучения разных социальных групп были герои эпоса и сказок. Так, Иван Крестьянский Сын, Никита Кожемяка, будучи образцами трудолюбия и профессионального умения, олицетворяли героев из крестьянской и ремесленной среды. Волхв Всеслаевич был идеалом вождя-воина. Мудрые старцы, которым подвластны "хитрая наука" общения с богами, перевоплощение в зверей, предсказания судеб, были идеальными образами служителей языческого культа.

Расслоение общины и рост социальных антагонизмов ужесточили воспитание. Обязательными рассматривались физические наказания. Воспитание стало принимать более авторитарный характер, все заметнее отрывалось от непосредственных детских интересов и потребностей, преследуя по преимуществу подготовку к взрослой жизни.

Двор как основной очаг воспитания и обучения

Родичи совместно почитали предков, хранили родовые обычаи и предания. Но в области житейских отношений, воспитания обязательные связи между родичами все более размывались. Происходит постепенный распад общины на дворы – сложные семьи, куда входило несколько поколений родственников с женами, детьми, братьями и т.п. Семья становится основной социальной ячейкой. Семьи объединялись в общины, общины – в племя. Это резко изменило отношение к воспитанию. На смену всеобщему, равному, контролируемому общиной воспитанию приходят установки семейной педагогики. В семьях элиты (дружинники, жрецы) увеличивается срок детства и, соответственно, усиливается осознание целесообразности более длительного и качественно иного воспитательного воздействия на подрастающие поколения. Родители становятся главными передатчиками опыта предков. Этот опыт оценивался как тайна и волшебство. Матери произносили над ребенком заклинания, чтобы он рос сильным и ловким человеком. Родительским наставлениям придавался магический смысл. Семейное воспитание продолжало быть тесно связанным с культом природы. В воспитание причудливо вплетались заговоры, заклинания. Вот как, например, творила заговор над ребенком мать, желая, чтобы тот вырос счастливым и здоровым. Взяв чашу для воды, свечу и платок, она удалялась с младенцем в лес, где совершала обряд с такими словами: "Умываю я своего дитятко в чистое личико, утираю платом венчальным его уста сахарные, очи ясные, чело думное, ланиты красные, освещаю свечою обручальною его осанку соболиную... его лицо молодецкое, его поступь борзую..."

В семье до 3–4 лет мальчики и девочки находились преимущественно под опекой матери, которая играла незаменимую роль в воспитании. Девочки по истечении отрочества оставались под присмотром матери, приучаясь к ведению домашнего хозяйства, а мальчики-подростки попадали под опеку отца. Материнское участие в воспитании при этом оставалось весьма важным. Такая роль подтверждается в устном народном творчестве: "Стал Вольга растеть-матереть"; "Какова матка, таковы и детки". Вступавшего во взрослую жизнь человека называли матерым, т.е. воспитанным матерью. Постепенно ведущая роль в семейном воспитании переходит к мужчинам: "Каковы дядьки, таковы и детятьки".

При семейном воспитании пытались сохранить общинные связи. Отзвук таких устремлений – обычай кумовства.

"Кума да кум наставляют на ум", – говорит об этой традиции древняя поговорка. Ребенка до 7–8-летнсго возраста часто отдавали на воспитание в другую семью. Воспитывая подобным образом, пытались поддержать целостность рода.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >