Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Социальная психология

Социальная психология как самостоятельная область знания: первые исторические формы. Социально-психологическое знание в системе марксизма

Общая атмосфера развития научного знания, в которой родились первые социально-психологические теории, характеризовалась прежде всего отсутствием какой-либо исследовательской практики. Сами теории походили скорее на конструкции универсальных энциклопедических схем, свойственных социальной философии той эпохи: концепции эти были спекулятивны и умозрительны. В целом социальная психология приобрела характер крайне описательной дисциплины.

Во второй половине XIX в. интерес к социально-психо- логической проблематике возрастает в разных странах, что приводит к появлению первых социально-психологических теорий. Среди них обычно выделяют три наиболее значительные: 1) психология народов; 2) психология масс; 3) теория инстинктов социального поведения. Критерием их различения служит способ анализа взаимоотношения личности и общества. При этом возможны два подхода: признание примата личности (психология масс и теория инстинктов социального поведения) или примата общества (психология народов).

В середине XIX в. в Европе происходил процесс образования наций, который в Германии приобрел специфическую форму в связи с необходимостью объединения раздробленных феодальных земель. Эта специфика получила отражение в теории психологии народов. Данное направление возникло под влиянием идей Гегеля о "мировом духе" или "мировом разуме", который направляет развитие цивилизации и общества в соответствии с диалектической логикой. Здесь необходимо отметить в первую очередь концепцию "народной психологии" философа М. Лацаруса и языковеда Г. Штейнталя. Лацарус в своей работе "Жизнь души" рассмотрел данные о таких проявлениях психической жизни, как юмор, язык в его отношении к мышлению и т.д., которые проанализировал с психологической точки зрения. Штейнталь известен своими работами в области языкознания, а также исследованиями вопросов об отношении между грамматикой, логикой и психологической сущностью языка[1].

Лацарус и Штейнталь в 1859 г. в Берлине начали выпускать "Журнал психологии народов и языкознания". За тридцатилетний период было издано 20 томов этого издания. В журнале была опубликована их статья "Вводные рассуждения о психологии народов", в которой авторы, следуя в русле гегелевской "абсолютной идеи", противопоставляли "дух" нации или народа "духу" отдельных индивидов. При этом главной силой истории они называли народ, или "дух целого" (Allgeist), который выражает себя в искусстве, религии, языке, мифах, обычаях и т.д. Индивидуальное же сознание есть лишь его продукт, звено некоторой психической связи. Ученые, не употребляя термин социальная психология, называли науку "народной психологией", которая изучает элементы и законы духовной жизни, открывает законы человеческого духа, которые проявляются там, где много людей живут и действуют сообща. В качестве основных задач "народной психологии" Лацарус и Штейнталь выделяют: 1) познать психологическую сущность народного духа и его деятельность; 2) открыть законы, по которым совершается внутренняя духовная деятельность народов; 3) определить условия возникновения, развития и исчезновения представителей того или иного народа[2].

В дальнейшем исследования психологии народов продолжил "отец психологии" В. Вундт. Впервые свои идеи анализа продуктов человеческого духа как источника психологического исследования Вундт сформулировал в 1863 г. в "Лекциях о душе человека и животных". Уже в "Лекциях" на основании курса, прочитанного в Гейдельберге, Вундт изложил мысль о том, что психология должна состоять из двух частей: физиологической психологии и психологии пародов. Соответственно каждой части Вундт написал фундаментальные работы, и вот именно вторая часть была изложена в "Психологии народов"[3].

В своих работах Вундт предложил программу построения психологии как отдельной, самостоятельной науки, опирающейся на эксперимент. В 1879 г. в Лейпциге он основал первую в мире лабораторию экспериментальной психологии, а в 1881 г. – первый психологический журнал "Психологические исследования" ("Psychologische Studien"), Вундт считал, что психология – наука о непосредственном опыте, т.е. о постижении феноменов сознания с помощью интроспекции. Целью психолога является изучение "сенсорной мозаики" сознания и выявление законов психической жизни, а образцом в этом отношении является физиология ("физиологическое" направление в психологии). Рассматривая психологию как естественнонаучную дисциплину, Вундт в то же время считал, что экспериментальные методы пригодны лишь для изучения простейших психических процессов, тогда как доступ к высшим формам психической жизни обеспечивается лишь через изучение продуктов человеческого духа, которые являются результатом общения множества индивидов: мифов, верований, обрядов, языка. Психология при этом выступает как наука о духе, причем о духе народа. Взгляды Вундта на соотношение психологии и языкознания были подробно описаны в его 10-томном труде "Психология народов. Исследование законов развития языка, мифов и обычаев" ("Volkerpsychologie. Eine Untersuchung der Entwicklungsgesetze von Sprace, Mythos und Sitte"), выпускавшемся в период с 1900 по 1920 г.

Позже Вундт отказался от неопределенного понятия "духа целого" и придал психологии народов несколько более реалистический вид, что позволило ему даже предложить программу эмпирических исследований для изучения языка, мифов и обычаев. Психология народов в его варианте закреплялась как описательная дисциплина, которая не претендует на открытие законов.

В России идеи психологии народов развивались в учении известного лингвиста А. А. Потебни. Обсуждаемые в его трудах ("Мысль и язык", "Из записок по русской грамматике", "Из записок по теории словесности. Поэзия и проза. Тропы и фигуры. Мышление поэтическое и мифическое") вопросы языка, взаимосвязи языка, чувственного познания и мышления, единства сознания и языка раскрывали проблему исторического развития человеческого сознания, его социальную природу. Потебня прослеживает также развитие самосознания в процессе жизни человека, указывая на язык как его важнейшее условие. У Потебни получают разработку идеи выдающегося немецкого мыслителя и лингвиста Вильгельма фон Гумбольдта о социальном характере языка. По Гумбольдту, язык не просто внешнее средство общения людей, он – продукт "языкового сознания" народа, определяет его "дух"[4]. Разные народы отличаются не по биологическим, расовым и т.п. признакам, а своим "видением мира". Потому знание нескольких языков обогащает представление о мире[5].

Несмотря на различия в подходах Лацаруса, Штейн- таля, Вундта и Потебни, основная идея концепции является общей: психология сталкивается с феноменами, коренящимися не в индивидуальном сознании, а в сознании народа, и поэтому необходим специальный раздел этой науки, который будет заниматься названными проблемами, используя отличные от психологии методы. Отметим, что данная концепция поставила принципиальный вопрос о том, что существует нечто кроме индивидуального сознания, характеризующее психологию группы, и индивидуальное сознание в определенной степени задается ею.

Следующей первой социально-психологической теорией принято выделять психологию масс (психологию толпы). Она дает решение вопроса о взаимоотношении личности и общества с "индивидуалистических" позиций. Психология толпы зародилась во Франции во второй половине XIX в. Истоки ее были заложены в концепции подражания Габриэля Тарда. Он в своей книге "Законы подражания" в 1885 г. описал феномен подражания, при помощи которого пытался объяснить все общественные процессы.

С точки зрения Тарда, социальное поведение не имеет другого объяснения, кроме как при помощи идеи подражания. Основой развития общества, по Тарду, выступает социально-коммуникационная деятельность индивидов в форме подражания (имитации). Именно это понятие стало у французского социолога ключевым при описании социальной реальности. По сути, он трактует общество именно как процесс подражания, понимая под ним элементарное копирование и повторение одними людьми поведения других. Процессы копирования и повторения касаются существующих практик, верований, установок и т.д., которые воспроизво

дятся из поколения в поколение благодаря подражанию. Этот процесс способствует сохранению целостности общества.

В полемике с Э. Дюркгеймом Г. Тард доказывал, что общество формируется в результате взаимодействия индивидуальных сознаний через общение людей. Решающая роль в этом процессе принадлежит творчеству, изобретениям, благодаря которым создаются новые элементы культуры. Люди принимают эти изобретения путем подражания. В связи с этим Г. Тард по праву считается одним из основоположников социальной психологии, в частности психологии массовых коммуникаций.

Особой темой исследований Тарда было сравнительное изучение толпы и публики. Полемизируя с Г. Лебоном, Г. Тард выступал против описания современной ему действительности как "века толпы". С его точки зрения, XIX в. – это, скорее, "век публики". Противопоставляя эти два понятия, Тард подчеркивал необходимость тесного физического контакта между людьми в случае, когда речь идет о толпе, и достаточность умственных связей для возникновения публики. Такое духовное единство понималось ученым как общность мнений, интеллектуальная общность. Огромную роль в становлении "общества публики", по его мнению, играют средства массовой информации.

Две идеи Тарда – 1) о роли иррациональных моментов в социальном поведении и 2) роли подражания – в дальнейшем были усвоены непосредственными создателями психологии масс.

Теория Тарда получила популярность в конце XIX – начале XX вв. как в России, так и в США. В США идеи развивались, поскольку больше отвечали прагматическому духу американской социальной психологии. В России книги Тарда были переведены сразу же после их публикации во Франции. Его взгляды оказали сильное влияние на концепции российской "субъективной школы" (Н. И. Кареев, П. Л. Лавров, Н. К. Михайловский, С. Н. Южаков).

Сегодня Тарда считают одним из основателей психологии взаимодействия, так как, по мнению ученого, подражание является основным механизмом социального взаимодействия.

К создателям психологии масс относят итальянского юриста С. Сигеле и французского социолога Гюстава Лебона. Сигеле в основном опирался на изучение уголовных дел, в которых его привлекала роль аффективных моментов. Лебон, будучи социологом, преимущественное внимание уделял проблеме противопоставления масс и элит общества. В 1895 г. появилась его основная работа "Психология народов и масс", в которой и изложена суть концепции. Согласно Лебону, всякое скопление людей представляет собой "массу", главной чертой которой является утрата способности к наблюдению. Типичными чертами поведения человека в массе являются: обезличивание (что приводит к господству импульсивных, инстинктивных реакций), резкое преобладание роли чувств над интеллектом (что влечет подверженность различным влияниям), вообще утрата интеллекта (что порождает к отказу от логики), утрата личной ответственности (что является причиной отсутствия контроля над страстями)[6].

Согласно Лебону, все социальные и культурные достижения совершает элита. Навязывая массам свои идеи с помощью механизмов заражения, повторения, убеждения, элита творит историю. Изучением коллективного бессознательного и должна, по его мнению, заниматься социальная психология.

В своей книге "Преступная толпа" С. Сигеле с юридической точки зрения представляет аффективное и подсознательное как пониженную ответственность индивида, включенного в толпу или даже в "преступную толпу". В результате человек становится более примитивным и инфантильным, а поэтому менее разумным и действующим менее обоснованно и, как следствие, менее ответственным[7].

В качестве предмета своего исследования Лебон и Сигеле выделяют различные собрания людей, демонстрации, митинги, явления массовой эйфории, агрессии, паники, массовых психозов, массового вандализма и т.д. Значительное внимание они уделяют изучению идей, мотивов, установок, настроений, мнений, эмоций, стереотипов мышления, механизмов и действий масс, вопросам поведения людей в толпе, взаимодействия личности и массы, индивида и толпы и т.д. Кроме того, масса всегда по своей природе неупорядочена, хаотична, поэтому ей нужен "вождь", роль которого может выполнять "элита".

Большим недостатком теории Лебона и Сигеле считается тот факт, что все свои выводы они сделали на основании рассмотрения единичных случаев проявления массы, а именно проявления ее в ситуации паники. Никаких других эмпирических подтверждений не приводилось, вследствие чего паника оказалась единственной формой действий массы, хотя в дальнейшем наблюдения над этой единственной формой были экстраполированы на любые другие массовые действия.

В психологии масс ярко проявляется определенная социальная окраска. В конце XIX в. происходили многочисленные массовые выступления, конец XIX – начало XX вв. – это "эра толпы", когда человек теряет свою индивидуальность, подчиняется импульсам, примитивным инстинктам, поэтому легко поддается различным иррациональным действиям.

Теоретическое значение психологии масс оказалось двойственным: с одной стороны, здесь был поставлен вопрос о взаимоотношении личности и общества, но, с другой стороны, решение его было никак не обосновано.

Третьей концепцией, которая стоит в ряду первых самостоятельных социально-психологических построений, является теория инстинктов социального поведения английского психолога Уильяма Мак-Дауголла. Работа Мак-Дауголла "Введение в социальную психологию" вышла в 1908 г., и этот год считается годом окончательного утверждения социальной психологии в самостоятельном существовании. Именно Мак-Дауголл в своей работе ввел термин социальная психология. Важно, что в этом же году в США вышла книга социолога Э. Росса "Социальная психология", что достаточно символично: и психолог, и социолог в один и тот же год издали первый систематический курс по одной и той же дисциплине. Некоторые исследователи считают условным 1908 г. началом повой эры в социальной психологии, поскольку еще в 1897 г. Дж. Болдуин опубликовал "Исследования по социальной психологии", которые могли бы претендовать тоже на первое систематическое руководство.

Работа Мак-Дауголла легла в основу его "гормической" или "целевой" психологии (от греч. gome – стремление, желание, порыв) как части динамической психологии, делающей упор на видоизменениях психических процессов и их энергетической основе. Идея Мак-Дауголла о врожденных инстинктах как причине социального поведения явилась реализацией принципа стремления к цели, которое свойственно и животным, и человеку.

Спою психологию Мак-Дауголл сознательно противопо- ставлял теориям научения и, в частности, представлениям, высказанным Дж. Уотсоном об инстинктах (1913): навык, по мнению Мак-Дауголла, сам по себе не является движущей силой поведения и не ориентирует его. В основе поведения лежит интерес, обусловленный врожденным инстинктивным влечением, которое лишь находит свое проявление в навыке и обслуживается теми или иными механизмами поведения. Опираясь на учение Ч. Дарвина об эмоциях, Мак-Дауголл трактовая их как аффективный аспект инстинктивного процесса. Каждому первичному импульсу соответствует определенная эмоция: побуждение к бегству связано со страхом, любопытство с удивлением, драчливость с гневом, родительский инстинкт с нежностью.

Несмотря на огромную популярность идей Мак-Дауголла, их роль в истории науки оказалась весьма отрицательной: интерпретация социального поведения с точки зрения некоего спонтанного стремления к цели узаконивала значение иррациональных, бессознательных влечений в качестве движущей силы не только индивида, но и человечества. Поэтому, как и в общей психологии, преодоление идей теории инстинктов послужило в дальнейшем важной вехой становления научной социальной психологии.

Итак, в конце XIX – начале XX в. ведется активный исследовательский поиск движущих сил, определяющих социальное поведение. Характерной чертой многих работ этого периода было выделение того или иного доминирующего фактора при анализе социально-психологической проблематики. Подобное упрощение сводило основы всех социально-психологических явлений к единственному объяснению. Например, У. Баджот и Г. Тард называли в качестве такого фактора подражание, Г. Лебон – внушение, У. Джемс – привычку, У. Мак-Дауголл и У. Троттер – инстинкт, Э. Дюркгейм и Л. Леви-Брюль – "коллективное сознание"[8].

В целом к тому времени социальная психология уже накопила некий теоретический багаж, согласно первым концепциям.

  • 1. В теориях выделены и четко поставлены важные вопросы о соотношении сознания индивида и сознания группы, о движущих силах социального поведения и т.д.
  • 2. В первых социально-психологических теориях подходы к решению поставленных проблем велись с двух сторон: со стороны психологии и со стороны социологии. Был сделан вывод: сами по себе ни "психологический", ни "социологический" подходы не дают правильных решений, если они не связаны между собой.
  • 3. Первые концепции оказались слабыми, так как они не опирались ни на какую исследовательскую практику, не базировались на исследованиях, а были "рассуждениями" по поводу социально-психологических проблем.

Однако социальная психология была "заявлена" как самостоятельная дисциплина, имеющая право на существование. Теперь она нуждалась в проработке экспериментальной базы, поскольку к этому времени был накоплен достаточный опыт в использовании экспериментального метода.

Важно отметить, середина XIX в. ознаменовалась созданием совершенно нового, марксистского мировоззрения, и система обществоведения оказалась включенной в полемику между ним и буржуазными теориями общественного развития, что привело и социальную психологию, по выржению Г. М. Андреевой, к "встрече" с марксизмом[9].

Появление марксистской философии было обусловлено развитием материальных условий жизни общества. В первой половине XIX в. окончательно формируется капиталистический способ производства: на фоне экономического кризиса усиливается эксплуатация трудящихся, происходит разделение общества на богатых и нищих. Научный анализ противоречий буржуазного общества, выявление и теоретическое осмысление тенденций и перспектив дальнейшего развития капитализма становится объективной исторической необходимостью, что и привело к разработке нового философского учения.

Марксизм (XIX–XX вв.) является выражением интересов и потребностей международного рабочего движения, хотя и зародился в Германии. Марксизм претендовал на роль выразителя потребностей и интересов мирового пролетариата, международного рабочего движения. Теоретиками марксизма являются Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Они были революционерами, организаторами и руководителями рабочего движения.

Важнейшая особенность марксизма состоит в том, что он представляет собой органическое единство материализма и диалектики. Материалистический характер означает рассмотрение мира таким, каков он есть. Диалектический характер требует учитывать объективно существующую взаимосвязь явлений действительности, их изменение и развитие, их внутреннюю сложность и противоречивость. Например, Маркс и Энгельс исследовали многочисленные формы противоречий и различные способы их разрешения, многообразные пути перехода от одного качества к другому, различные случаи отрицания и отрицания отрицания (в "Капитале" К. Маркса, "Анти-Дюринге" Ф. Энгельса)[10].

В 1913 г. Дж. Болдуин назвал "Капитал" К. Маркса в числе тех работ, под воздействием которых произошел коренной переворот во взглядах на соотношение индивидуального и общественного сознания. Однако профессиональная социальная психология встретила марксистские идеи враждебно. Неприятие методологических принципов марксизма привело многих авторов социально-психологических теорий к крайней вульгаризации, извращению идей марксизма.

Сложились две самостоятельные традиции в развитии социально-психологического знания: 1) продолжающая линию выделения этой дисциплины из общей системы науки и 2) формулирующая принципы социально-психологического знания внутри марксизма.

Развитие этой марксистской традиции в системе социально-психологического знания обладает рядом специфических черт:

  • – в определенных отношениях социальная психология выступает как общественная наука, что означает возможность непосредственного принятия ею фундаментальных теоретических положений марксизма (относительно сущности общественных явлений, природы человека и общества);
  • – в других отношениях социальная психология, подобно естественным наукам, может принимать лишь общефилософские принципы марксизма (исследования методологического арсенала социальной психологии: насколько сами принципы организации научного знания, предлагаемые марксизмом, реализуются в исследовательской практике).

Анализ социально-психологических явлений в системе марксизма осуществлялся на основе материалистического понимания истории (работы К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, а также Г. В. Плеханова, А. В. Луначарского, А. Грамши, А. Бебеля, А. Лабриолы). Это означало, прежде всего, что сама социальная жизнь рассматривалась как обоснованная материальными условиями.

Размышляем самостоятельно

Например, Маркс писал: "В общественном производстве самой жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производственных сил... Способ производства материальной жизни обуславливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание..."[11]

Такой подход коренным образом отличался от интерпретаций влияния социальных факторов на развитие психики в других версиях традиционного социально-психологического подхода, хотя в принципе не противоречил их основной направленности.

Именно на принципах материалистического объяснения истории общества и были раскрыты важнейшие закономерности социально-психологических явлений. Основной упор был сделан прежде всего на выявлении места общественной психологии классов и других социальных групп в системе общественного сознания. Общественная психология была интерпретирована как определенный уровень (низший по сравнению с идеологией) общественного сознания, который, однако, играет большую роль в общественном развитии. Также изучалась структура массовых побуждений людей, среди них выделялись: общественные настроения, иллюзии и заблуждения. Данные исследования были крайне важны при анализе движущих сил исторического процесса, особенно в период больших исторических перемен.

Современные исследователи отмечают, что само включение анализа психологической стороны социальных процессов в контекст общесоциологической теории для социальной психологии служит неким методологическим нормативом, "социальным контекстом" в системе социально-психологического знания.

Также были сформулированы философские основания социально-психологического знания (методология социально-психологического исследования) разделов социальной психологии, связанных с изучением личности, микросреды ее формирования (того, что впоследствии стало именоваться проблемой малой группы), способов общения, механизмов социально-психологического воздействия.

  • [1] См.: Ждан А. Н. История психологии: от Античности до наших дней. М., 2008. С. 180, 239-245.
  • [2] См.: Платонов Ю. П., Харитонов М. В. Этнические стереотипы // Введение в этническую психологию / под ред. Ю. П. Платонова. СПб., 1995. С. 11-12, 91-101.
  • [3] См.: Андреева Г. М. Социальная психология. С. 33.
  • [4] Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М., 1984. С. 80.
  • [5] См.: Ждан А. Н. История психологии: от Античности до наших дней. С. 204-205.
  • [6] См.: Лебон Г. Психология народов и масс. СПб., 1995.
  • [7] См.: Социальная психология: хрестоматия / сост. Е. П. Белинская, О. А. Тихомандрицкая. М., 2012. С. 17.
  • [8] См.: Свенцицкий А. Л. История формирования научного социально- психологического знания // Социальная психология в трудах отечественных психологов / сост. А. Л. Свенцицкий. СПб., 2000. С. 25.
  • [9] См.: Свенцицкий А. Л. История формирования научного социальнопсихологического знания // Социальная психология в трудах отечественных психологов / сост. А. Л. Свенцицкий.
  • [10] См.: Свенцицкий А. Л. История формирования научного социальнопсихологического знания // Социальная психология в трудах отечественных психологов / сост. А. Л. Свенцицкий. С. 25.
  • [11] См.: Ильич В. В. Указ. соч. С. 245.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы