История становления отечественной социальной психологии. Оформление первых отечественных школ социальной психологии

В России социальная психология развивалась под сильным влиянием марксизма. Исключение составлял социолог Н. К. Михайловский, которого считают основоположником отечественной социально-психологической мысли. Заслуга Михайловского прежде всего в том, что он впервые обобщил опыт наблюдения и анализа массовой психологии, накопившийся в русской социологии, художественной литературе и публицистике. Он был одним из теоретиков народничества и стремился осмыслить психологические особенности народных масс в связи с революционно-освободительным движением в России.

Широкое распространение получила его концепция "героев и толпы". Рассматривая толпу как "самостоятельное общественно-психологическое явление", Михайловский считал, что герой является порождением толпы, которая "выдавливает" (выдвигает) его в определенные моменты истории. Одним из главных психологических механизмов взаимодействия людей в толпе, по мнению Михайловского, выступает подражание толпы герою и взаимоподражание людей. При этом для массового поведения более характерно неосознанное подражание, чем осознанное, что объясняется легкой внушаемостью масс, их податливостью силе личности героя[1].

Взгляды Михайловского, несмотря на марксистскую критику, оказали существенное влияние на дальнейшее развитие отечественной социально-психологической мысли.

Значительный вклад в разработку ряда проблем социальной психологии внес Г. В. Плеханов, революционер и мыслитель, основатель социал-демократического движения в России. С позиций исторического материализма он дал определение "общественной психологии" как конкретноисторического и классового явления. Плеханов показал место и роль общественной психологии в социальной структуре общества.

После установления в России советской власти в октябре 1917 г. марксизм становится единственной методологической основой психологической науки. В своих поисках в области социальной психологии отечественные исследователи старались в той или иной степени следовать идеологическим и методологическим требованиям советской системы. В 1920-е гг. выходит ряд публикаций по вопросам социальной психологии, авторами которых были представители различных наук: психологи В. А. Артемов, Б. В. Беляев, Π. П. Блонский, К. Н. Корнилов, психолог и философ Г. И. Челпанов, зоопсихолог В. А. Вагнер, невропатолог и психиатр В. М. Бехтерев, юрист М. А. Рейснер, филолог Л. II. Войтоловский. Этот период характеризуется острыми дискуссиями о предмете социальной психологии, ее теоретических и методологических основах. Предпринимаются отдельные попытки построения системы социально-психологических взглядов (В. М. Бехтерев, Л. Н. Войтоловский, М. А. Рейснер).

В конце XIX в. к разработке вопросов социальной психологии проявляет интерес В. М. Бехтерев, в частности, он обратился к анализу роли внушения в общественной жизни. Провозглашая объективные методы единственно возможными при изучении психики, Бехтерев соответствующим образом подходил и к явлениям социальной психологии. Групповую психику Бехтерев рассматривал как совокупность "сочетательных рефлексов" (синоним условного рефлекса по его терминологии).

В 1921 г. вышла его книга "Коллективная рефлексология", в которой Бехтерев дал характеристику различных социальных групп и представил оригинальную классификацию коллективов. При объяснении социально-психологических явлений он обращается к основным законам физики, исходя из своей идеи об универсальности последних. Таким образом, законы психологии масс сводятся к физическим законам. Неудивительно, что концепция "коллективной рефлексологии" вполне обоснованно подвергалась критике за "механистический материализм"[2].

Занимаясь изучением взаимодействия и взаимовлияния членов коллектива, Бехтерев первым в отечественной психологии обратился к эксперименту. Задача экспериментов, проводимых Бехтеревым совместно с М. В. Ланге, состояла в том, чтобы сравнить характеристики психических процессов (восприятия, памяти, мышления и др.) в условиях групповой работы и деятельности изолированных друг от друга индивидов. Сопоставление полученных данных показало существенное влияние группы на особенности психической деятельности ее членов. Например, было обнаружено, что группа может стимулировать психическую деятельность одних своих членов и в то же самое время тормозящим образом влиять на других. Результаты этих экспериментов, опубликованные в 1924 г., получили широкую известность за рубежом и считаются важной вехой развития социальной психологии.

Большое внимание уделялось в 1920-е гг. проблемам детских, ученических коллективов, которые рассматривались не только в педагогическом, но и в социально-психологическом аспекте (Е. А. Аркин, Б. В. Беляев, А. С. Залужный, С. С. Моложавый). В ряде публикаций рассматривались вопросы социальной психологии труда, управления организациями (Н. А. Витке, А. К. Гастев, Π. М. Кержанцев). Начинаются поиски в области методов социальной психологии.

Особое значение для отечественной социальной психологии имели работы Л. С. Выготского, который выступил с концепцией, получившей название культурно-исторической теории развития психики. Культура, как отмечал Выготский, "создает особые формы поведения", "видоизменяет деятельность психических функций". Он также писал, что в "процессе исторического развития общественный человек изменяет способы и приемы своего поведения, трансформирует природные задатки и функции, вырабатывает и создает новые формы поведения – специфически культурные" (1960). Культурно-историческая теория Выготского в свое время не получила достойной оценки, хотя впоследствии оказана немалое влияние на отечественные и зарубежные исследования развития поведения ребенка[3].

Конец 1920-х – начало 1930-х гг. характеризуется свертыванием и затем полным прекращением социально-психологических работ. Отечественным исследователям не удалось обосновать необходимость развития "марксистской социальной психологии". Логика ее противников сводилась к тому, что нет никакой необходимости в выделении какой-то особой социальной психологии, поскольку, в соответствии с марксизмом, сознание человека есть общественный продукт и человеческая психика социальна, то и психология является наукой социальной. Данная точка зрения господствовала в СССР почти тридцать лет, вплоть до конца 1950-х гг.

В 1957 г. социальная психология, согласно определению, данному в "Большой советской энциклопедии", характеризуется как "одна из ветвей буржуазной психологии", которая "подменяет исторический анализ общественных явлений их психологическим объяснением". Далее заключительный вывод: "В советской науке проблемы, неправомерно относимые буржуазной психологией к социальной психологии, заняли свое место в системе наук об обществе и разрабатываются специалистами соответствующих областей знания (историками, философами, экономистами и др.) как проблемы исторического материализма"[4].

Итак, период начала 1930-х – конца 1950-х гг. не без основания считают временем перерыва в развитии отечественной социальной психологии, хотя многие наши авторы полагают, что разработка социально-психологических проблем продолжалась в рамках других (прежде всего психологических и педагогических) наук.

В этот период издаются труды педагога и писателя А. С. Макаренко. Его основной педагогический опыт состоял в перевоспитании несовершеннолетних правонарушителей. В течение пятнадцати лет Макаренко руководил сначала трудовой колонией, а затем "детской коммуной", созданной под эгидой НКВД УССР. Согласно Макаренко, личный интерес человека – это "правильно понятый общественный интерес"[5].

Взгляды Макаренко как нельзя лучше соответствовали идеологии марксизма-ленинизма и оказали большое влияние на советскую педагогику и социальную психологию. С начала 1950-х и до середины 1980-х гг. эти взгляды не подлежали никакой критической оценке. Лишь в наше время систему взглядов Макаренко стали называть концепцией "тотального коллективизма".

Новый этап в развитии отечественной социальной психологии наступил в конце 1950-х гг., в период так называемой "оттепели", когда на волне общественно-политических перемен, охвативших страну, советское руководство допустило некоторую либерализацию научной сферы. По существу, это было время возрождения в СССР социальной психологии как науки. В своих статьях, опубликованных в 1959 г., ряд ленинградских ученых (Б. Г. Ананьев, Д. Г. Ковалев, Б. Д. Парыгин) выступили с критикой нигилистического отношения к этой отрасли научного знания. Обосновывалась не только возможность, но и необходимость разработки социальной психологии на марксистской основе.

В начале 1960-х гг. заметным явлением в психологической среде стала дискуссия о предмете социальной психологии, развернувшаяся на страницах журнала "Вопросы психологии". В ней приняли участие одни из основных инициаторов развития отечественной социальной психологии: А. В. Баранов, E. С. Кузьмин, Н. С. Мансуров, Б. Д. Парыгин, К. К. Платонов, Е. В. Шорохова.

Следующим важным событием явилось создание в 1962 г. первой в стране лаборатории социальной психологии в Ленинградском государственном университете под руководством E. С. Кузьмина. На II съезде Общества психологов СССР (Ленинград, 1963) впервые была выделена специальная секция по вопросам социальной психологии. Первые отечественные монографии по социальной психологии на данном этапе ее развития также вышли в свет в Ленинграде. Среди них отмечают работы Б. Д. Парыгина "Социальная психология как наука" (1965) и E. С. Кузьмина "Основы социальной психологии" (1967), в которых рассматривался широкий круг проблем истории, методологии и теории социальной психологии, приводились данные первых эмпирических исследований групп и коллективов, полученные сотрудниками лаборатории социальной психологии. Также в этот период выходят монографии А. А. Бодалева "Восприятие человека человеком" (1965) и "Формирование понятия о другом человеке как личности" (1970), поднявшие новый для отечественной науки пласт проблем социальной психологии личности.

Значимым событием для развития отечественной социальной психологии был выход в свет сборника статей "Проблемы общественной психологии" под редакцией В. Н. Колбановского и Б. Ф. Поршнева (1965). В нем представители философских, исторических, филологических, педагогических и психологических наук выступали с анализом истории и теории социальной психологии. Ряд статей был посвящен результатам эмпирических исследований фольклора, взаимоотношений в производственных бригадах, школьных классах.

В монографии Б. Ф. Поршнева "Социальная психология и история" (1966) впервые в нашей стране были рассмотрены такие социально-психологические категории, как "мы" и "они". Автор делал радикальный для марксистской науки вывод о том, что историки очень отстали в изучении психической стороны описываемых ими массовых явлений, и подчеркивал необходимость восполнить этот пробел.

В конце 1960-х – начале 1970-х гг. завершился процесс становления отечественной социальной психологии как самостоятельной науки, входящей в систему психологического знания и в то же время находящейся в родстве с социологией. Известно, что важным моментом становления любой науки является организация подготовки соответствующих специалистов. Первые в стране кафедры социальной психологии открылись в 1968 г. в Ленинградском университете под руководством E. С. Кузьмина) и в 1972 г. в Московском университете под руководством Г. М. Андреевой, так началась подготовка дипломированных специалистов по социальной психологии. В данный период публикуются первые учебные пособия: "Курс лекций по социальной психологии" А. Г. Ковалева (1972) и "Социальная психология" под редакцией Г. П. Предвечного и Ю. Л. Шерковина (1975); выходит первый учебник для студентов вузов "Социальная психология" Г. М. Андреевой (1980), выдержавший к настоящему времени несколько изданий.

В последующие годы отечественные социальные психологи проводили свою работу в различных сферах общественной жизни. Отражением их трудов являются опубликованные материалы многочисленных исследований, проведенных на промышленных предприятиях, в учреждениях государственного управления, школах, вузах, спортивных коллективах, центрах искусства и культуры, организациях системы здравоохранения.

В современных условиях постсоветской России отечественная социальная психология вступила в новый этап своего развития. Характерные для новой России социально-психологические и общественно-политические черты (развитие рыночных отношений, демократизация общества, идеологический плюрализм и др.) не могут не влиять соответствующим образом и на социально-психологическую науку. Например, в условиях конкуренции кадров специалистов на рынке труда приобретает особое значение не только их профессионализм, но и уровень коммуникативных знаний и навыков, умение работать в команде. В ряде научных центров страны сейчас ведется разработка новых методик социально-психологического тренинга с целью подготовки людей к эффективной деятельности в различных организациях. По-прежнему остаются актуальными проблемы подбора, расстановки и оценки персонала на предприятиях. Особого внимания требует сегодня и разработка теоретических основ социально-психологического знания.

  • [1] См.: Основы социально-психологической теории / под общ. ред. А. А. Бодалева, А. Н. Сухова. М., 1995. С. 23–35.
  • [2] См.: Свенцицкий А. Л. История формирования научного социальнопсихологического знания // Социальная психология в трудах отечественных психологов / сост. А. Л. Свенцицкий. С. 36.
  • [3] Основы социально-психологической теории / под общ. ред. А. А. Бодалева, А. Н. Сухова. С. 23–35.
  • [4] Там же.
  • [5] Макаренко А. С. Собр. соч.: в 7 т. М., 1957. Т. 4. С. 39–40.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >