Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Основы журналистской деятельности

Профессиональные связи журналиста в социуме

Журналистика сформировалась как способ общения людей по особо значимым вопросам их жизнедеятельности. Общение людей с помощью журналистики накопило традиции, опыт, стало атрибутом общественной жизни: образовались стабильные образцы социального взаимодействия, основанного на формализованных правилах, законах, обычаях. Постепенно складывающиеся формы социальной практики институализируются, т.е. находят отражение в уже сложившейся правовой системе, морально и организационно санкционируются государством[1]. Но журналистика – это прежде всего те произведения, которые создаются журналистами и которые должны от автора тем или иным способом попасть к тем, кто их прочтет, увидит, услышит. Поэтому журналистика ищет и находит своего носителя в информационной среде. Сначала им была только печать, но уже с XX в., который в особенности отмечен техническим прогрессом, носителем/распространителем журналистских произведений стали разнообразные средства информации.

Совмещение журналистики и СМИ – близкородственных, но не тождественных структур – вызывает в памяти образ кентавра. В античной мифологии образ кентавра отражал парадоксальное состояние сознания, порождающего уникальный феномен, которого не было в окружающем реальном мире. Кентавр – воплощенная несовместимость разных начал, взаимоисключающих друг друга, – человека и лошади. Может быть, древние греки таким образом пытались выразить на первый взгляд неестественную двойственность некоторых явлений окружающего их мира. Много позднее наука столкнулась с необходимостью познания реальных кентавр-проблем, и было это в XX в. Так, элементарные частицы по своей сути одновременно и частицы, и волны, хотя это противоречит не только классической физике, но и здравому смыслу, отвергающему такую двойственность как физическую бессмыслицу. Однако физики доказали, что бессмыслицы в этом нет. Более того, в прошлом веке аналогичные подходы к объяснению и трактовке тех или иных процессов или явлений стати характерными и для других наук, в том числе социатьных и гуманитарных. В продолжение традиции известный российский социолог Ж. Тощенко выделил кентавр-идеи, кентавр-явления, кентавр-образы, кентавр-проблемы[2].

Представляется, что в глазах аудитории взаимодействие журналистики и СМИ удивительным образом напоминает кентавр-явление. Журналистика без своего носителя – газет, радио, телевидения, сетевых изданий – лишается главного: возможности донести свое слово до общества. СМИ являются носителями журналистских текстов, а если еще глубже рассмотреть этот вопрос, то в определенной мере и носителями журналистики в целом. Вот почему аудитория воспринимает журналистские тексты как идущие от единого в ее понимании социального субъекта информационного взаимодействия – того или иного средства информации. Если не вдаваться в частности, то только по каналам массмедиа возможно донести журналистское произведение до целевой аудитории. Это понимается нами как профессионально-технологическое взаимодействие в журналистике. Иначе говоря, профессиональная задача журналиста – сообщать людям социально важные сведения и суждения и устанавливать между ними необходимые взаимосвязи – решается на основе взаимодействия с технически и организационно обеспеченными средствами информации. Возникающее при этом взаимодействие порождает "кентавра" – журналистика + СМИ.

Понятийное разделение журналистики и СМИ прямо касается раскрытия вопроса об устанавливаемых действующим журналистом профессиональных связях в обществе. С одной стороны, журналист в социуме выступает как творческий индивид, ищущий у своих собеседников ответы на вопросы по заинтересовавшей его проблеме. С другой стороны, он представитель газеты, телевизионного канала или интернет-издания. В зависимости от статуса и авторитета средства информации, от имени которого выступает корреспондент, его потенциальный собеседник может дать согласие на интервью, но может и отказать.

Так, у журналиста-фрилансера несколько больше препятствий в установлении необходимого ему контакта, чем у корреспондента "Российской газеты" или "Известий". К этому следует добавить, что журналисту, уже известному по газетным публикациям или выступлениям по телевидению, проще начать взаимодействие с заинтересовавшим его человеком, чем малоопытному корреспонденту, еще неизвестному в читательской аудитории. "Традиционный" журналист ежедневно взаимосвязан со значительным количеством людей – как в редакции, так и "на выездах". От этого нескончаемого общения может накапливаться усталость, на которую иной раз жалуются сотрудники редакций...

Фрилансера же, в отличие от штатного журналиста, никто не торопит – ни начальство, ни коллеги. Но он начинает ощущать одиночество и понимать, что потеря повседневного живого человеческого общения – потеря, которую трудно чем-то восполнить[3].

Реальные статусы корреспондента и его газеты оказываются в сложной взаимозависимости и непосредственно влияют на реализацию назначения журналистики и массмедиа в целом – устанавливать и поддерживать информационные связи в обществе. По каналам связи должна передаваться социально значимая информация. При этом механизм устанавливаемой связи обнаруживается в разности информационных потенциалов субъектов медийного взаимодействия – кто-то из них более, чем другие, осведомлен об актуальной общественной проблеме, яснее видит выход из складывающейся непростой ситуации и т.д. Поэтому исходящие от него суждения и знания представляют собой социальную ценность для других участников медийного дискурса[4]. Организация и поддержание актуального медиадискурса выступает как исполнение журналистом своего гражданского и профессионального долга и основывается на глубоком изучении им социальной действительности.

Журналистское познание социальной реальности специфично: с одной стороны, оно связано с особым характером массовой информации – она должна быть актуальной, оперативной, доступной для понимания в социуме; с другой – специфика журналистского познания предопределена разносторонностью, многообразием самого журналистского интереса к социальной действительности.

Так, подготовка журналистского выступления на экономические темы всегда сопряжена с большими сложностями. Во-первых, надо обладать такими знаниями в этой области, чтобы суметь разобраться в разных концепциях экономистов, чтобы вычленить в их построениях политическую и социальную сущность, которая наиболее понятна и близка журналистской аудитории. Во-вторых, надо проявить способность самостоятельно вскрыть экономическую подоплеку какого-либо события. Самостоятельно, потому что, как правило, журналист более пристрастен в оценках действительности, чем экономист, так как в медийном пространстве представляет интересы своей читательской/зрительской аудитории. Экономист же в своих суждениях может быть связан какими-либо "высшими интересами", в то время как для настоящего журналиста интерес всегда воплощается в его читателе, слушателе, зрителе.

Корреспондент газеты "Санкт-Петербургские ведомости" А. Вертячих как сотрудник отдела экономики регулярно освещает наиболее значимые события экономического характера: его комментарии и обозрения под рубрикой "Индекс недели" неизменно привлекают к себе внимание читателя. И не только обстоятельностью и доступностью изложения непростых для общего понимания событий и фактов экономической жизни. Причины успеха лучших публикаций корреспондента заключены, с одной стороны, в умении вскрыть политэкономическую составляющую какого-либо события, приблизив ее к социальным нуждам своей аудитории, с другой – в способности выразить свой взгляд на существо вопроса.

Так, в одной из публикаций этого автора сообщается: "В Петербурге, какое бы мероприятие ни проводилось, все петровская ассамблея выходит. Вычурная парадность, надменная отстраненность от окружающего мира... Ибо только так можем мы, не выходя из дому, и мир посмотреть, и себя показать. Экономический форум в Петербурге – не что иное, как Ассамблея Великих... яхты, сотовые телефоны в бриллиантах, лимузины и смокинги обязаны поразить гостей..."[5] Автор горько иронизирует. И тут же позволяет себе, свободно оперируя макроэкономическими показателями, сведениями о социальных и политических проблемах современной России, усомниться в полезности для нее Всемирного Петербургского экономического форума. Усомниться самому и побудить к тому же своего читателя. Надо сказать, совершает эти действия без излишнего нажима, даже легко. И получается, что комментарий отчетливо апеллирует к социальным заботам и нуждам читателя, с которым, и прежде всего с которым, автора связывает социальное взаимодействие – главное взаимодействие в профессиональной деятельности журналиста.

Еще раз подчеркнем, что одно лишь познание действительности (а только познанная действительность – основа успеха в журналистике) не может быть самоцелью для творческого работника СМИ. Журналистское познание осуществляется в целях:

  • – своевременного сообщения другим членам общества о социально значимых событиях, фактах, явлениях, процессах;
  • – предупреждения общественности о неблагоприятно развивающихся, с точки зрения журналиста, процессах, потенциально несущих в себе нежелательные для общества последствия;
  • – преобразования общественного сознания – в целом или в определенных частностях, во имя перемен в общественном мнении сегодня или в ближайшем будущем.

Так что журналистское познание можно считать состоявшимся в главном, если оно оказывает то или иное социальное воздействие на аудиторию. Понимание воздействия на общественную жизнь в данном контексте очень широкое. Это и формируемое в аудитории СМИ общественное мнение, и те изменения в общественном сознании, которые под влиянием функционирующих СМИ происходят с устоявшимися стереотипами, нормами, принципами совместной жизни людей, и те коррективы, которые под влиянием журналистской деятельности вносят в свои программы и решения властные органы различного уровня.

В природе любое воздействие в то же самое время подразумевает и некую ответную реакцию. Журналист, воздействующий на какой-либо объект социальной действительности, и сам становится объектом ответного воздействия. Следовательно, речь о взаимодействии журналиста в обществе – с индивидами, коллективами, организациями, – которое рассматривается нами как социальное и которое, в свою очередь, выступает в качестве прагматично понимаемых многообразных социальных связей, образующихся в процессе профессиональной деятельности журналиста. Особенности профессиональных связей журналиста и характер его социального взаимодействия в целом можно раскрыть на основе предложенного И. Дзялошинским представления о трех установках – трех парадигмах творчества журналиста.

Первая парадигма ставит журналиста над аудиторией, определяя его право рассматривать читателей в качестве объекта управления, а себя – как носителя и транслятора управленческих программ разного типа и уровня. Вторая парадигма определяет место журналиста рядом с аудиторией и ориентирует его на отношения информирования. В этом случае журналисты считают своей основной профессиональной обязанностью поставлять аудитории разнообразную интересующую ее информацию, оказывать ей помощь в выражении мнений. Третьяпарадигма соратиичества – требует от журналиста находиться внутри аудитории[6]. Принцип "находиться внутри аудитории" наиболее полно отражает дух демократизма во взаимодействии журналиста со своей аудиторией, позволяет журналистике жить интересами и заботами не только тех, кому непосредственно адресуется журналистское произведение, по и интересами всего общества. Но при этом нужно подчеркнуть: как правило, в социальном взаимодействии журналист выступает активным началом. Активным – значит инициирующим это взаимодействие, побуждающим к нему других людей, чьи дела и поступки, чьи суждения и взгляды видятся журналисту как вызывающие повышенный общественный интерес.

В отечественной журналистике уже давно накоплен богатейший опыт активного взаимодействия журналистов со своей аудиторией. Прежде всего следует назвать работу с письмами читателей, телезрителей и радиослушателей. Десятилетиями считалось, и не без оснований, что в этих письмах содержится немало злободневного, требующего оперативной реакции общественности. Не случайно утверждение позитивной роли парадигмы соратничества опирается на ставший классическим опыт советского журналиста Анатолия Аграновского, очерки которого нередко начинались с присланного в "Известия" письма читателя.

Эффективность работы с читательской почтой во многом зависит от содержания издания: чем острее и принципиальней опубликованные на ее страницах выступления журналистов, тем выше вероятность столь же актуального и глубокого читательского отклика. Велика вероятность и такого письма, в котором авторские наблюдения жизни позволяют журналисту найти не только еще один поворот прежней темы, но и вообще новую тему для выступления. Этот вид взаимодействия с аудиторией может показаться пассивным пребыванием журналиста "в режиме ожидания", хотя на самом деле инициатива исходит как раз от него, когда он своими публикациями подталкивает активную часть аудитории к сотрудничеству и даже в каком-то смысле слова своими заявлениями провоцирует ее, тем самым "вызывая огонь на себя".

Долгое время редакционные коллективы применяли такой вид связи с аудиторией, как читательские конференции (конференции телезрителей, радиослушателей). Ясно, что такие события стихийно не могли состояться, их готовили заранее: оповещали в самой газете, рассылали приглашения активным авторам писем в редакцию, договаривались о приходе именитых гостей – писателей, актеров, продумывали, кого из числа представителей власти и органов управления также надо привлечь для выступления. Вся подготовка велась в основном для того, чтобы пришедшие на конференцию читатели не были пассивными, чтобы говорили сами, подсказывали своей газете, каким образом сделать ее еще интересней. Надо сказать, что хорошо проведенная читательская конференция приносила свои плоды: рождались новые темы журналистских произведений, иной раз по-новому осмысливались прежние подходы к освещению ставшей привычной проблематики.

Читательские конференции, как и работа с рабочими и сельскими корреспондентами (рабселькорами), – это своего рода знак времени, символ эпохи, выпавшей на 1920–1950-е гг. Начиная с 1960-х гг. широко распространилась практика создания в редакциях внештатных отделов, редколлегий и приемных; добровольных активистов и помощников печати стали называть общественными корреспондентами. Позднее, когда получила значительное развитие и расширение система СМИ, в редакциях все чаще стали использовать современные методы обеспечения взаимодействия с аудиторией – на помощь пришла социология. На рубеже 1960–1970-х гг. при "Комсомольской правде" социологом Б. А. Грушиным был создан Институт общественного мнения. В частности, социологи проводили опросы, изучали читательскую почту, критически анализировали воздействие журналистских выступлений на читателей.

Грушин, обобщая позднее накопленный за время работы в "Комсомольской правде" опыт, писал: "Основная масса сведений, сообщаемых газетой, не заключает в себе той бесспорной, “абсолютной” истины, что и доказанное положение науки. Не прошедшие, подобно научным предложениям, через горнило точной проверки, не опирающиеся на систему строгого доказательства, все эти “сообщения”, “мысли”, “информации” не имеют характера безличных суждений, одинаково верных в любом изложении, который отличает собственно научное знание. Но они являются “сообщениями” и “мыслями” тех или иных конкретных людей, со всеми их плюсами и минусами в качестве источника информации. Следовательно, все они обладают лишь относительной истинностью: они могут быть точными, соответствующими действительности, но могут быть и ошибочными, ложными – тогда ошибочным оказывается и порожденное ими мнение масс. В этом можно убедиться, если внимательно следить хотя бы за одной рубрикой – “По следам наших выступлений”, в которой время от времени отмечаются фактические ошибки, допущенные корреспондентами в их критических материалах"[7]. Понятно, что допущенные журналистами ошибки, искаженные в публикациях факты действительности отрицательно сказываются на авторитете издания, подрывают доверие читателя, отчего организация социального взаимодействия с ним усложняется. В этом плане предпринимаемый социологом критический анализ журналистских произведений благотворно воздействует на сознание пишущих. Столь же полезными для организации социального взаимодействия с читателем (телезрителем, радиослушателем) оказываются результаты социологического изучения редакционной почты и социологических опросов аудитории.

Опыт плодотворного союза журналистов и социологов, нацеленного на повышение эффективности взаимодействия газеты с аудиторией, нашел свое распространение в СМИ. Появились социологические отделы в "Правде", "Известиях", "Литературной газете", в Гостелерадио СССР, республиканских и областных телерадиокомитетах. Редакции начали активно сотрудничать со специализированными службами изучения общественного мнения, что особенно характерно для журналистики XXI в. В то же время работа социологов – и в прошлом, и в настоящем – не может подменить непосредственное социальное взаимодействие журналиста с аудиторией, не способна его организовать. Она призвана подводить под это взаимодействие научную базу (или хотя бы статистические аргументы), помогать журналистам отбросить случайное, второстепенное, сосредоточиться на главном, общественно значимом. Никакие социологические таблицы и отчеты не могли и не могут заменить журналисту живое общение со своим читателем и телезрителем.

Итак, раскрывая свои творческие потенции и направляя профессиональную деятельность, журналист взаимодействует, прежде всего, со своей аудиторией. При этом сущность образующегося взаимодействия нельзя воспринимать как отношения активного субъекта и пассивного объекта. Напротив, вся история журналистики свидетельствует, что читательская, зрительская аудитория была, есть и будет главным источником творческого вдохновения журналиста, а внимание аудитории к журналистскому произведению навсегда останется важнейшим стимулом профессионального роста работника прессы.

В поисках социально значимых сведений, вносящих новые штрихи в представление журналиста об интересующей его проблеме, он выступает инициатором взаимодействия с тем, кого принято называть источником эксклюзивной информации, кто в качестве общественно значимой фигуры способен пробудить живейший интерес читателя, с чьей точкой зрения по общественно значимым вопросам аудитория обязательно должна познакомиться. Иными словами, необходимо добиться встречи с каким-то человеком и установить с ним хотя бы на время беседы деловое взаимодействие.

Такой собеседник журналиста может оказаться чуждым ему человеком, скажем, в области мировоззрения, с которым желательно устанавливать официальные, полуофициальные, личные связи и вступать в социальное взаимодействие (и даже прикладывать усилия, чтобы организовать его).

Политический обозреватель Гостелерадио СССР Валентин Зорин (в настоящее время профессор МГИМО) воспринимал президентов США как идейных и политических оппонентов. Тем не менее этот публицист-международник, вероятно, один из немногих в мире журналистов, кто по праву размещает в своем кабинете пять фотографий, отражающих рабочие моменты его интервью с президентами США. Хотя на самом деле их должно быть, как говорит сам Зорин:

"Шесть! Так случилось, что когда я встречался с Эйзенхауэром, нас не сфотографировали. Снимать в Белом доме может только штатный фотограф Белого дома. Так что мои фотографии с президентами США сделаны их штатными фотографами, а фотографии на следующий день ко мне в гостиницу доставляли их фельдъегеря. Очевидно, во время президентства Эйзенхауэра этой службы еще не было. Хотя, если быть точным, то не все эти мои фотографии официальные: в Техасе с президентом Джонсоном фотография неофициальная. Но я действительно встречался с шестью президентами Америки"[8].

Конечно, далеко не все журналисты входят в очень узкий круг мировой корреспондентской элиты, не все ведут беседы с главами государств и правительств, лидерами политических партий. В этом плане приведенный пример показателен, но не типичен. Большинство корреспондентов, исполняя свои профессиональные обязанности, общаются с представителями власти на гораздо более скромном уровне, хотя организация и этого взаимодействия по-своему сложна. У мира на виду так называемый кремлевский пул корреспондентов крупнейших российских и мировых СМИ, аккредитованных при Президенте РФ, но не забудем и "губернаторские пулы" представителей региональных газет, теле- и радиоканалов; всей стране известны корреспонденты, освещающие деятельность Государственной Думы, но есть и сотни журналистов, аккредитованных в местных законодательных органах власти. Каждый из них на своем уровне социальных связей так или иначе выстраивает стратегии взаимодействия с представителями ветвей власти.

Ольга Корженева, корреспондент:

Работа в "губернаторском пуле" обеспечивает журналистам интерес к их материалам со стороны аудитории, облегчает поиск темы и сбор материала. Кроме того, такая работа считается престижной. Человек, работающий в "губернаторском пуле", постепенно сам начинает ощущать себя представителем господствующей социальной группы. А это дает ощущение причастности к высшему слою общества и чувство способности реально влиять на происходящее. Следует отметить, что большинство журналистов боятся потерять данное место работы, ведь чувство способности влиять на ситуацию дает не только удовлетворенность от причастности к "сильным мира сего", но и ощущение способности помогать людям в решении их проблем. В "губернаторском пуле" работает определенный круг журналистов: завязываются знакомства, иной раз и дружба. Все знают, что в ближайшее время они снова соберутся примерно в том же составе, что от отношений с представителями губернаторской пресс-службы зависит удобство, а то и сама возможность получения информации. Кроме того, любая среда имеет своеобразный "кодекс поведения", который усваивается всеми, кто в ней вращается. Все знают, что можно, а чего нельзя, чтобы издание оставалось на нормальном счету у администрации города. И сам журналист не желает высказывать что-то излишне смелое, не хочет, чтобы его издание "отлучили от информации": руководство редакции, вероятнее всего, не встанет на его сторону, и он может не только потерять престижное место работы в "губернаторском пуле", а и место работы как таковое[9].

Поиск журналистом "средней" линии поведения – равнодействующей между интересами своей читательской аудитории и принимающей стороны – всегда объективно присутствует в его работе, связанной с организацией взаимодействия с властью, потому что информация, исходящая из компетентных властных источников, особенно ценится в читательской аудитории. Организация социальных связей с политическими фигурами сложна и напоминает наведение мостков во взаимопонимании людей, так что не случайно она ведет к некоторому компромиссу. В противном случае хрупкий мостик было наметившегося взаимодействия рискует быть разрушенным. Так можно истолковать и пример из опыта ветерана американской прессы Бена Бредли, который длительное время имел возможность находиться рядом с президентом своей страны: каждое утро на лужайке Белого дома вместе с ним и его ближайшим окружением пил кофе, был свидетелем обсуждения важнейших политических проблем дня, после чего писал свою ежедневную колонку для "Нью-Йорк тайме", пользовавшуюся огромным вниманием читателей. Много позднее Бредли вспоминал: "Не сомневаюсь, что информация, которой меня снабжал Кеннеди, выставляла его и проводимый им политический курс в выгодном свете. Если меня и использовали, так что же... Я сомневаюсь, что мне когда- либо еще придется быть в такой близости к политическому деятелю"[10].

Ветеран журналистики отметил нравственные аспекты тесного контакта с крупной политической фигурой, видимо, более всего волнующие его. И действительно, эта сторона вопроса в профессиональной журналистике относится к числу наиважнейших. Но мы в данном случае подчеркнем очень высокую эффективность взаимодействия журналиста и политика: актуальный комментарий Бредли внимательно читали и в стране, и за рубежом, так как многие были осведомлены о том, что колумнист "Нью-Йорк тайме" ценную политическую информацию получал из первых рук.

В журналистском деле на любом уровне функционирования СМИ всегда насущен вопрос: каким образом, выполняя редакционное задание, разыскать максимально достоверную информацию, так, чтобы не стать при этом жертвой чьей-то ошибки или намеренного искажения сведений. Вот задача, которую любой корреспондент решает чуть ли не ежечасно. И вот почему в журналистике так дорого ценится непосредственный контакт с политиком, руководителем фирмы, директором завода, главным конструктором и т.д. У многих из них есть пресс-секретари, которые по должности призваны стать эффективными посредниками между своим начальником и представителем СМИ. Однако от должностного предписания до его исполнения путь неблизкий. Недаром время от времени работники прессы жалуются: "Разговаривать с пресс-секретарями трудно. Они [11]1

Можно с уверенностью сказать, что вся профессиональная жизнь журналиста подчинена организации социального взаимодействия, без которого нет привлекающих внимание аудитории публикаций. Чем ближе к первоисточнику искомой информации оказывается журналист, тем больше вероятность раздобыть оригинальные, еще никому не известные сведения. Потому налаженными мостками социальных контактов журналист дорожит в особенности, полагая их, и не без оснований, своим стратегическим запасом.

На Ленинградском радио длительное время работал корреспондент Александр Солдатов, а его передачи собирали широкую аудиторию. Радиослушателям журналист нравился. Не в последнюю очередь потому, что в его эфире всегда находилось место для живого и вдумчивого комментария знающего свое дело человека, приглашенного корреспондентом. Комментарий, как правило, был оперативен, т.е. звучал где-то сразу после взволновавшей людей новости. Сам радиожурналист уверял, что "журналистика – это связи и телефоны", указывая при этом на высокую стопку записных книжек, на каждой странице которых фиксировались имена, телефоны, краткие указания рода занятий и пр. Среди записей попадались имена виднейших ученых, политиков, рабочих, врачей, актеров, военных, ветеранов разведки, хозяйственников. И всякий раз, когда в городе или стране происходило что-то особенное, журналист безошибочно находил нужную страницу, чтобы пригласить в эфир сведущего человека.

Организация социального взаимодействия может считаться эффективной, если установленные при этом социальные связи носят долговременный характер. И еще лучше, если они способны продлеваться естественным ходом событий.

Автор этих строк в начале 1970-х гг. регулярно готовил материалы для программы "Ровесники" Всесоюзного радио (передача для старшеклассников, возглавлял ее замечательный журналист И. В. Дубровицкий). В передачах этой программы автору ежегодно доводилось рассказывать про научный конкурс среди старшеклассников, в числе организаторов которого был совет молодых ученых Ленинграда. Как правило, и старшеклассники, и молодые ученые неизменно оказывались интереснейшими людьми, их выступления у микрофона находили самый живой отклик в обширной юношеской аудитории страны. Со временем герои тех передач повзрослели, продолжили образование, оправдали возлагавшиеся на них надежды, став специалистами, показали себя в областях физики, информатики, геологии... А. М. Финкельштейн, один из членов совета молодых ученых и инициатор рассказов по радио о конкурсе и его участниках, получил международную известность как астрофизик, стал членом-корреспондентом РАН. И никто из них потом не пренебрегал контактами с прессой. Позднее все они, уже на новом уровне своей деятельности, активно помогали журналистам ориентироваться в научном мире, подсказывали темы, адреса, героев. Получается, что есть своя прагматика в бережном отношении к некогда налаженным социальным связям, потому как многие из них оказываются перспективными.

Анализ взаимодействия журналиста со своей аудиторией, ее активом приводит нас к необходимости выделить две основные социальные роли, которые он исполняет в своей профессиональной деятельности. Первая очевидна и бросается в глаза даже далекому от редакционной кухни человеку – роль автора теле- и радиопередач или публикуемых в газете произведений. Репортажи, корреспонденции, комментарии, зарисовки – все это повседневно рождается на кончике пера профессионально работающего журналиста, отражает его гражданскую позицию, материализует его творческие потенции, является основой его материального благополучия.

Тем не менее в семействе так называемой качественной прессы мы не найдем ни одного издания, в котором все публикации принадлежали бы перу исключительно штатных сотрудников редакции. Если открыть любой номер "Известий", "Литературной газеты", "Санкт-Петербургских ведомостей", то среди авторов выступлений можно обнаружить ученых, писателей, политологов, увидеть, что на вопросы корреспондентов отвечают директора предприятий, чиновники, политики... Первые читателями воспринимаются как полноценные авторы, за чьей подписью публикуется статья или комментарий. Вторые – как приглашенные корреспондентом для выступления в прессе. В последнем случае важно заметить, что читатель, конечно же, главным образом обратит внимание не на интервьюера, а на его собеседника, потому что именно он и есть главное лицо в состоявшейся беседе. Тем самым важность журналистского труда ничуть не умаляется – просто-напросто читатель расставляет естественные приоритеты в функционировании печати, отводя центральное место общественно значимому суждению и его носителю, по справедливости оставляя корреспондента с его вопросами на втором плане.

Другой вопрос, что читателю не ведомо, в какой мере выступление ученого или его беседа с представителем газеты скрывают "невидимые миру слезы", являясь результатом усилий журналиста, исполнения им своих должностных обязанностей. В связи с этим мы отмечаем и вторую социальную роль штатного сотрудника редакции – роль редактора поступивших со стороны текстов нештатных авторов, она же роль организатора выступлений в прессе ученых, писателей, политиков – всех, чье мнение потенциально способно привлечь к себе внимание аудитории, оказаться для нее существенным. При этом профессионально работающий журналист выступает в качестве организатора именно социального взаимодействия (а не просто служебного) и потому, что так предписано объективными закономерностями журналистской профессии, и потому, что добросовестно исполняет свою должностную инструкцию. Он интуитивно или сознательно подбирает наиболее интересных авторов и выступающих. Тут уместно сказать, что организация журналистом авторского актива, с одной стороны, субъективна, с другой – носит объективный характер. Субъективна, так как у каждого корреспондента свои возможности и творческие способности привлечь кого-либо к сотрудничеству, свои сферы интересов, в которых обнаруживаются будущие авторы. Объективность же организации социального взаимодействия связана с тем, что журналист неизбежно выбирает тех, кто должен чем-либо привлечь внимание аудитории – гражданской позицией, оригинальностью суждений, необычными сведениями, глубокими знаниями и т.д. Иными словами, он является ключевой фигурой во взаимодействии граждан с их незаурядными современниками.

Чем опытней журналист, тем шире и многообразней круг его авторского актива, состав которого в данном случае уместно типологизировать по разным основаниям.

Прежде всего, авторский актив можно поделить на две большие, но неравные но численному составу группы. Одна из них включает тех, кто имеет возможность и способен относительно самостоятельно подготовить материал к публикации. В другой группе оказываются те, кто на это времени не имеет или не в ладах с пером и бумагой, т.е. это те, кто блестяще разбирается в своей области познания, кто хорошо умеет ответить на поставленные вопросы, и большего от них нельзя ожидать.

Если сосредоточить наше внимание на тех, кто свое авторство на газетной полосе закрепляет подписью, то среди них, как показывает практика, всегда присутствуют:

  • – писатели;
  • – социологи, политологи;
  • – журналисты-фрилансеры;
  • – начинающие корреспонденты, в частности студенты, а также те, кто решил поменять свою нынешнюю специальность на профессию журналиста.

Работа с авторским активом скрыта от глаз читателя и по-своему трудна. Чтобы в этой сфере деятельности сотруднику редакции добиться максимальной эффективности, надо соблюсти ряд условий. Во-первых, нужно быть уверенным, что нештатный автор справится с порученным ему заданием, а для этого необходимо знать, каким кругом вопросов он интересуется, надо разбираться в его творческих возможностях. Во-вторых, необходимо дать такую целевую установку работе своего нештатного актива (распределить задания и поручения), чтобы ее результаты согласовывались с оперативными и стратегическими планами редакции, носили актуальный характер. В-третьих, журналист как организатор социального взаимодействия с авторским активом несет ответственность за качество материала нештатного автора – достоверность и точность сведений, литературный уровень текста и др. Следовательно, в работе с авторским активом корреспондент выступает в роли редактора, применяя все свои способности и профессиональные навыки к тому, чтобы редактируемый им материал блеснул как можно ярче. Эта специфика деятельности журналиста точно и лаконично выражена афоризмом издательских работников: "Хороший редактор умирает в авторе".

Организаторская деятельность журналиста всегда жизненно необходима обществу, потому что авторский актив сотрудников редакции (редакций) своими выступлениями репрезентируют социальные срезы общества, своими выступлениями вносит необходимые краски в медийную реальность. Тем самым авторы объективно способствуют реализации важнейшей функции прессы – быть инструментом самопознания общества.

  • [1] См.: Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. М., 2001. С. 209.
  • [2] Тощенко Ж. Т. Кентавр-проблема как воплощение парадоксального развития российского общества. URL: toschenko.ru/publication/3.
  • [3] Тучков В. Фриланс: роз без шипов не бывает // Журналист. 2009. № 5–6. С. 60.
  • [4] Медийный дискурс мы понимаем как диалогичный или полилогичный информационный акт, предполагающий глубоко аргументированную последовательность высказываний по поводу того или иного социального явления и возможность ответа в том же коммуникативном поле.
  • [5] Вертячих А. Полный монплезир // С.-Петерб. ведомости. 2008. 10 июня.
  • [6] Дзялошинский И. М. Советская журналистика: три парадигмы творчества // Журналист. Пресса. Аудитория. Вып. 4 / под ред. И. П. Лысаковой, ю́. Н. Солонина. Л., 1991. С. 29–30.
  • [7] Грушин Б. А. Мнения о мире и мир мнений. М., 2011. С. 323–324.
  • [8] Валентин Зорин: Точку зрения России Запад воспринимает только от Путина и Медведева. [Беседовал Лев Сирин] // Фонтанка.ру. URL: fontanka.ni/2009/12/l1/096/.
  • [9] Корженева О. В. Журналист в сфере политики: условия свободы мысли // Журналистика в мире политики: диалоги о свободе: мат-лы секционного заседания Дней Петербургской философии – 2009 / ред.-сост. И. Н. Блохин, С. Г. Корконосенко. СПб., 2010. С. 109–110.
  • [10] Цит. по: Иванян Э. А. От Джорджа Вашингтона до Джорджа Буша: Белый дом и пресса. М., 1991. С. 190.
  • [11] Джус Т. Взаимоотношения "пресс-секретарь – журналист": кто прав, а кто виноват? // Журналист. 2008. № 4. С. 39.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы