Полевое исследование

С точки зрения особенностей практической деятельности журналиста-исследователя для социальной журналистики характерен тип полевого исследования (field research), которое определяется как изучение социальных явлений методом непосредственного наблюдения за поведением людей в реальных жизненных ситуациях. Существуют некоторые особенности полевых исследований в различных научных традициях. Так, в этнографии и антропологии полевое исследование определяется как метод невключенного изучения социальной группы, ее культуры и образа жизни, поведенческих ритуалов и социальных практик, с выездом на место ее проживания. В психологии полевое исследование – тип исследования социальных явлений или поведения сообществ посредством изучения их в нормальных, естественных условиях[1].

Первыми полевыми исследователями, которые сохранили свои впечатления в виде письменных отчетов, следует считать путешественников и миссионеров (например, Марко Поло), описавших свои странствия и особенности других культур и народов[2]. В отечественной истории самым ярким подобным документом явились записки Афанасия Никитина "Хождение за три моря"[3]. В XIX в. возрастание интереса антропологов к полевым исследованиям связано с колониальными захватами и столкновением большего, чем когда-либо, количества европейцев с чуждыми для них культурами и народами. Однако и для ученых, и для журналистов главным мотивом, побуждающим к непосредственному наблюдению за человеческой жизнью, является тяга к познанию чужого для них жизненного опыта и пониманию смыслов, которыми руководствуются в своей деятельности и поведении другие люди. В настоящее время именно журналисты играют роль исследователей культур, которую ранее играли путешественники, торговцы, военные, миссионеры, антропологи, а средства массовой информации позволяют журналистам выполнять еще и роль посредника между народами и социальными группами.

Эмпирическое и прикладное исследование

Исследователю, имеющему собственную точку зрения, сложившуюся систему мировоззрения, выбирающему отдельные каналы информации, сложно избежать соблазна ограничить круг источников и отобрать те из них, которые соответствуют его идеологическим взглядам. Путь к преодолению подобного соблазна существует только один – следование фактам. Конечно, факт в научном познании – понятие сложное и противоречивое. В реальности исследователь имеет дело с множественной природой фактов, неоднозначностью определений, понятий и категорий. Поэтому в качестве первого шага к исследованию следует считать выбор теории, с точки зрения положений которой будет развиваться процесс познания. Из различных способов получения знаний предпочтение должно быть отдано научному исследованию как наиболее цепному и эффективному инструменту постижения действительности. Таким образом, исследование начинается с теории. Итогом исследования также является теория, но более высокого уровня, основанная на новых знаниях о фактах и закономерностях изучаемого явления.

Цель эмпирического исследования – получение нового знания. Подобные исследовательские проекты воплощаются в научные монографии, становятся темой для обсуждения на семинарах и конференциях, составляют основу диссертационных работ и т.п. В журналистике цель эмпирического исследования достигается, когда автор обнародует его результаты. Прикладные исследования имеют своей целью практическую реализацию полученных знаний, принятие управленческих решений на основе новой информации, изменение и преобразование существующего положения вещей. "У академической и прикладной науки различные методы и предмет исследования, различные подходы и угол зрения на социальную действительность. Прикладная наука отличается от фундаментальной (а в нее необходимо включать теоретическое и эмпирическое знание) практической направленностью. Фундаментальная наука занимается исключительно приращением нового знания, прикладная – исключительно приложением апробированного знания. Добывание нового знания – это авангард или периферия науки, апробация нового знания – это его обоснование и проверка, превращение текущих исследований в “твердое ядро” науки, приложение – это деятельность по применению знаний “твердого ядра” к практическим проблемам"[4].

Эмпирическое исследование основывается на разработке и использовании объективного языка для описания изучаемого феномена. Характеристики такого языка связаны с методикой исследования и имеют количественные и качественные составляющие. Количественные компоненты исследования основаны на статистическом сравнении объектов, случаев, ситуаций. В основе качественного языка лежат понимание и осмысление взаимосвязей фактов и объектов исследования, которые позволяют делать выводы о законах развития и функционирования изучаемых явлений.

Конечно, любое прикладное исследование также основано на эмпирическом анализе действительности, по элемент реализации полученного знания предполагает наличие, помимо количественной и качественной, еще одной составляющей – нормативной. Нормативность в исследовании проявляется как определение субъективных целей, ценностей и ценностных ориентаций, этических норм, которыми руководствуются люди, принимающие решения и участвующие в их принятии на основе полученных новых знаний. Исследуя социальные отношения, журналисты в большей степени, чем ученые-социологи, обладают "нормативным менталитетом", анализируя и оценивая события с ценностных и этических позиций. При этом многим из авторов свойственны проявления "эмпирического менталитета", связанные с использованием количественных данных и установками на распространение фактологически точной достоверной информации[5].

Для примера обратим внимание на статью Арины Бородиной "Очевидное-невероятное", опубликованную в газете "Коммерсантъ" в феврале 2012 г. Автор анализирует трансляции документальных фильмов, посвященных Владимиру Путину и "тому, как прекрасно жилось гражданам России последние 11 лет", на различных телевизионных каналах в период предвыборной кампании: "В конце января на канале “Россия 1” был показан многосерийный цикл “Россия от первого лица”. <...> Рейтинги... были совсем маленькие: в среднем доля аудитории 7–8%. То есть видимых аргументов для повтора или показа на другом канале найти трудно. Но не прошло и недели после окончания фильма на “России 1”, как его стали показывать уже... на “Пятом канале”... Доля аудитории тех, кто смотрит сейчас, еще меньше: от 1,5 до 3% зрителей. По кому тут дело до рейтингов, когда такая тема. <...> По информации “Ъ”, этими фильмами (“Мост над бездной” и “Холодная политика”) были очень довольны не только на “Первом канале”, но и в Кремле. Рейтинги, кстати, были приличными. “Мост над бездной” 1 февраля посмотрело 18,1% общероссийской аудитории (рейтинг 6%), “Холодную политику” – 16% зрителей (рейтинг 5,2%). И вот оба фильма оказались на НТВ... Рейтинг и тут был хорошим: доля аудитории в среднем 14%"[6].

Этот материал демонстрирует сочетание и эмпирического, и нормативного подходов. Автор использует социологические данные, и в то же время содержание статьи позволяет уяснить его гражданскую и человеческую позицию, основанную на ценностном и этическом отношении к описываемой ситуации: "Я, признаться, не припомню такого рода программных решений, чтобы два крупнейших канала, “Первый” и НТВ, к тому же являющихся между собой прямыми конкурентами, с разницей в три недели показали один и тот же телепроект. Но понятно, что когда речь идет о фильмах с участием Владимира Путина, да еще в период предвыборной кампании, все аргументы, связанные со здравой логикой и законами телевизионной конкуренции отходят на второй план". Прямым следствием анализа рейтингов и объемов телевизионной информации, имеющим прикладное (политтехнологическое) значение, является обвинение одного из кандидатов в информационном доминировании.

Исследование в условиях социального конфликта

Особое значение посредническая роль журналиста и функция социального общения, которую выполняет журналистика в целом, приобретают в условиях конфликтного взаимодействия. Обеспечение журналистской деятельности в конфликтных ситуациях требует, с одной стороны, жесткой и четкой системы правового регулирования, с другой – кропотливой предварительной подготовки. Проблемы регулирования возникают на стадии определения статуса конфликта: например, ситуации чрезвычайного и военного положения предусматривают разные формы обеспечения работы журналиста. Одна из проблем присутствия журналистов в конфликте проявляется как закрытость мотивов политических субъектов, осуществляющих средствами журналистики информационное сопровождение противостояния. Такая закрытость непосредственно отражается на восприятии и понимании конфликта аудиторией, вынужденной доверять журналистам, которые являются единственными свидетелями (а не заинтересованными участниками) происходящих событий и обязанность которых состоит в получении и распространении объективной информации. На конфликтное состояние в таких условиях накладываются политические, ценностно-идеологические противоречия между журналистом, редакцией, субъектами противостояния и государством.

Предварительная подготовка складывается из следующих элементов:

  • – знание ситуации, аргументации всех сторон взаимодействия, истории конфликта, документов, литературы и т.п.;
  • – знание местного языка, традиций, обрядов и ритуалов, символического значения жестов, мимики, одежды;
  • – знание особенностей социальной структуры изучаемого сообщества, норм поведения и взаимодействия с внешним миром;

физическая и техническая подготовка (умение обращаться с оружием и средствами связи, навыки самообороны и вождения транспортных средств и т.п.);

– психологическая подготовка (умение устанавливать контакт, вести беседу и т.п.)[7].

Перечисленные элементы имеют много общего с квалификационными требованиями к исследователю-ученому. Исследовательская подготовка журналиста наиболее ярко проявляется на этапе планирования деятельности, работы с источниками информации, их систематизации и анализа. Обращение журналиста к фактам и процессам социальной действительности проявляется через организацию работы по поиску информации.

  • [1] Ньюман Л. Полевое исследование// Социологические исследования. 1999. №4
  • [2] См.: Поло М. Книга о разнообразии мира / пер. И. П. Минаева. М., 2006.
  • [3] См.: Никитин А. Хождение за три моря. М., 2009.
  • [4] Кравченко А. И. Прикладная социология и менеджмент: учеб. пособие. М., 1995. С. 6.
  • [5] См.: Мартиндейл Д. Социальная дезорганизация: конфликт между нормативным и эмпирическим подходом // Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении: пер. с англ. / под ред. Г. Беккера и Л. Боскова. М., 1961.
  • [6] Бородина Л. Очевидное-невероятное. Телелидеры 13–19 февраля // Коммерсант. 2012. № 32.
  • [7] См.: Журналисты в "горячих точках": Технология профессионального поведения. М., 2000.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >