Изучение социальной действительности по материалам СМИ

Социальная действительность (или социальная реальность) – существующие в действительности социальные явления и процессы. В настоящее время термин "социальная реальность" употребляют в двух смыслах: онтологическом, отражающем все объективно существующие социальные процессы и явления, и эпистемологическом, являющемся предметом конкретных социально-гуманитарных наук и теорий[1].

Средства массовой информации считаются ценнейшим источником социальной информации, на основе которой осуществляется исследование разнообразных феноменов социальной действительности. С одной стороны, происходит научное познание социума (в рамках социально-гуманитарных исследований), с другой стороны, на основе анализа представленного в СМИ спектра коллективных мнений принимаются конкретные практико-управленческие решения, регулирующие деятельность широкого круга социальных (политических, экономических и прочих) субъектов.

Научное познание социальной действительности через изучение репрезентируемых СМИ сведений мы обозначим как теоретико-аналитический подход. В рамках данного подхода осуществляется специализированная деятельность по производству гуманитарного научного знания. Исследование актуального медийного дискурса как один из наиболее значимых аспектов комплексной работы по определению эффективности коммуникативной деятельности социальных субъектов условно назовем прагматическим подходом к исследованию социальной реальности. Здесь главная цель уже не научное описание изучаемой реальности, а выработка на основе полученных оперативных данных конкретных управленческих решений, краткосрочное и долгосрочное (стратегическое) планирование коммуникационных процессов.

Рассмотрим подробнее обозначенные выше подходы.

Теоретико-аналитический подход

Историко-филологическая традиция изучения социальной реальности по материалам СМИ

Социальная действительность находится в центре исследовательского внимания большого количества социально-гуманитарных наук. Анализом разных аспектов функционирования общества и выявлением закономерностей его развития, изучением человека как субъекта социальной жизнедеятельности, включенного в систему общественных отношений, занимаются философия и психология, политология, культурология и т.д. Важным источником информации для этих дисциплин становятся тексты массовой коммуникации. Как справедливо заметил выдающийся русский философ и исследователь М. М. Бахтин, "в сфере гуманитарного познания интеллектуальные операции с чужим описанием того или иного фрагмента социальной жизни являются основным источником для формирования своих собственных суждений о том, что не дано исследователю как фрагмент его непосредственного опыта"[2]. С помощью собственных научных процедур социальные и гуманитарные дисциплины производят конструирование специфического для конкретной научной отрасли предмета исследования, т.е. на основе социальной информации, почерпнутой из СМИ, продуцируют значимое для данной дисциплины научное знание.

С точки зрения разработанности методологии анализа, стандартов и норм научной деятельности и принципов интерпретации полученных результатов наиболее полно проблема исследования материалов СМИ представлена в источниковедении.

Источниковедение – это учение об источнике, область социально-гуманитарного знания, посвященная исследованию всей совокупности созданных человеком источников, специфический метод познания социальной реальности. Источниковедение как особая дисциплина сложилось в рамках методологии исторического исследования, так как именно историческая наука систематически использует для целей познания документы (в данном случае – исторические источники). Однако в настоящее время проблемы, которые специально разрабатывает историческое источниковедение, становятся сферой междисциплинарного научного интереса, что позволяет говорить об источниковедении как об особом способе социально-гуманитарного научного познания, выходящего за рамки исторической науки.

Гуманитарное познание имеет целью приращение и систематизацию знаний о человеке (во всей полноте и целостности этого феномена) и обществе (феномене человечества в его временном и пространственном единстве), и источниковедение обогащает данную отрасль своими специфическими познавательными средствами. Так, базовое источниковедческое понятие источник (в узком смысле "исторический источник") как целостная совокупность произведений, созданных в процессе целенаправленной человеческой деятельности, как вещественный носитель ретроспективной информации, сегодня становится универсальной междисциплинарной категорией. В социологии, психологии, этнографии, этнологии, культурологии, лингвистике в понятие "источник" включаются материальные объекты, несущие информацию не только ретроспективного, но и оперативного и перспективного характера. Метод познания окружающего мира через фиксированные источники информации, отражающие взаимодействие человека с природой, обществом, государством и с другим человеком, становится общенаучным.

Под видом исторического источника, как правило, понимается исторически сложившаяся совокупность источников, характеризующаяся сходством внутренней формы (структуры), вытекающей из единства источника при его создании. Видовая общность источников, основанная на повторяемости свойств источников, позволяет выработать общие методы их исследования.

Видовое деление применимо далеко не к каждому типу источников. С середины XIX в. наиболее значимыми для исторической науки становятся письменные источники, именно поэтому базовой становится классификация видов письменных источников. К последним принято относить следующие:

  • – летописи,
  • – законодательные акты,
  • – делопроизводственную документацию,
  • – частные акты,
  • – статические источники,
  • – периодическую печать,
  • – документы личного происхождения (мемуары, переписку и т.д.),
  • – литературные памятники,
  • – публицистику,
  • – политические сочинения,
  • – научные труды.

В разные исторические эпохи превалировали разные виды источников. Так, по мере развития общества исчезают старые виды источников (летописи), формируются новые (статистические материалы, периодическая печать, фото- и кинодокументы). С течением времени носителем практически всех видов письменных источников становится пресса, а развитие в дальнейшем системы средств массовой информации способствует увеличению удельного веса источников, изначально предназначенных для публикации в той или иной форме.

Социальная действительность как исторический опыт и общественная практика отражена в материалах СМИ во всем многообразии аспектов, поэтому к источниковедческому анализу прессы обращаются не только историки, но и социологи, антропологи, этнологи, психологи, политологи, искусствоведы, исследователи языка и литературных текстов. Цель любого социально-гуманитарного исследования – не только извлечь из прессы всю полезную для конкретного исследования социальную информацию, но и критически оценить, правильно интерпретировать ее.

В практическом плане сказанное выше предполагает дифференцированный подход к разработке методологии анализа разных видов письменных (и в широком смысле медийных) источников информации, аккумулированных в СМИ.

Относительно проста в плане сбора и обработки информация хроникального характера. С давних пор хроникой называли литературный жанр – произведения, содержащие последовательное изложение общественных или семейных событий. К началу XX в. термин приобрел новый и наиболее значимый для нас смысл: хроникой стали называть особый отдел газет и журналов. В первой четверти XX в. словари уже фиксируют жанрово-тематические особенности материалов, публикуемых в отделе хроники: "Хроника (как особый отдел газет и журналов. – З. X.) затрагивает область художественного слова не более, чем всякое иное словесное произведение: предметом описания в журнальной и газетной хронике бывают события сегодняшнего дня, как в области социально-политической, так и в других: в литературной, музыкальной, театральной, научной... Существует хроника мод, хроника спорта, хроника шахматной игры. В английских и французских журналах распространена хроника великосветской жизни. Главная цель подобной хроники – осведомление читателя. Творческое начало проявляется здесь в весьма малой степени, темы и материал лишь выбираются составителем, но поставляются они реальной действительностью. Язык и стиль хроники весьма, по большей части, трафаретны"[3]. В современных словарях понятие получает обобщающий характер: хроника в периодической печати, радио, кино и т.д. – это сообщения информационного характера о текущих событиях.

Таким образом, хроника как важная часть содержательного наполнения СМИ является богатым источником фактов, необходимых в процессе познания разных срезов социальной действительности. И главным методом, с помощью которого социальногуманитарные дисциплины вычленяют из массива публикаций необходимые знания, является фактологический анализ.

Наряду с материалами, публикуемыми в разделе "Хроника", функцию репрезентации фактологической информации выполняют опубликованные в СМИ официальные сведения: законодательные акты, статистические данные и т.д. То, что в российской прессе традиционно представлен большой объем официальной информации, вполне объяснимо. Российские газеты возникли не только позже европейских, но и, в отличие от них, не в общественной, а в государственной сфере. Зарождение и формирование российской печати происходило в условиях коренного преобразования всего государственного обустройства. Реформы Петра Великого породили новую форму взаимоотношений между личностью и государством и полностью изменили характер законотворчества. Постепенно закон превращается в единственный источник права. Растет убежденность в том, что законы могут переустроить жизнь государства и повлиять на формирование личности. Помимо этого, расхождение обычая и закона заставляет государство особо заботиться о публикации законодательных актов. С начала XVIII в. публикация текстов законов становится обязательной. Также начинают систематически издаваться сводные статистические данные.

Постепенно законы и статистика становятся важными компонентами периодических изданий. Формальное закрепление за газетами функции тиражирования юридической (и отчасти статистической) информации происходит в первой половине XIX в. Так, с 1838 г. по Высочайшему повелению царя-реформатора Александра II в крупных губернских городах начинают издаваться "Губернские ведомости" – официальные периодические издания, призванные знакомить широкие слои населения с государственными законами, распоряжениями и приказами местных властей. Официальный раздел дополнялся неофициальным, в котором публиковались материалы по местной истории, географии, этнографии и статистике (рис. 3.1).

Рис. 3.1. "Пензенские губернские ведомости", 1855 г.

Позже система губернских газет была дополнена новым изданием, с течением времени ставшим основным элементом в системе распространения информации государственного характера. Указом того же Александра II от 27 октября 1869 г. при главном управлении но делам печати была учреждена ежедневная официальная газета "Правительственный вестник"[4]. Наряду с распоряжениями и сообщениями правительства, отчетами о заседаниях Совета министров и Государственного совета, в газете были представлены материалы неофициального характера: внутренние и зарубежные известия, статьи и рецензии на книги, биржевой указатель, метеосводки и др.

Вполне очевидно, что в данном случае Россия переняла передовой опыт европейских стран. К началу XIX в. в некоторых из них уже успешно функционировал особый тип периодических изданий, в которых фиксировалась повседневная деятельность государственных (как правило, законодательных) органов власти и публиковались важные итоги этой деятельности. Такие издания назывались официальными вестниками (официальными бюллетенями, официальными газетами, или дневниками)[5]. Официальные вестники не всегда были рассчитаны на широкую аудиторию. Чаще всего они издавались в интересах конкретных государственных органов или ведомств.

Наиболее известным европейским изданием данного типа считается бюллетень парламента Великобритании, который с 1803 г. стал регулярно издаваться под названием "Парламентские дебаты. Официальный отчет" (рис. 3.2).

Судьба этого издания очень любопытна. К концу XVIII в. – века европейского Просвещения – в Великобритании существенно более разнообразными стали интересы читателей, британские газеты того периода начали публиковать неофициальные отчеты о парламентских слушаниях. Не имея разрешения на обнародование официальных парламентских отчетов и стенограмм (долгое время в военных целях информация о деятельности парламента была засекречена), журналисты размещали материалы от имени фиктивных политических клубов. Первые послабления в соблюдении принципа секретности при освещении деятельности парламента Великобритании были отмечены в период наполеоновских войн. Тогда журналист Уильям Коббет (William Cobbett) опубликовал материалы по истории британского парламента и получил право на обнародование собственных записей о ходе парламентских слушаний.

Тексты парламентских дебатов Коббет публикует в качестве приложения к своему еженедельнику "Политический регистр", который выходит огромным по тем временам тиражом в б тысяч экземпляров, продается всего за один шиллинг и считается популярным и влиятельным изданием. В 1809 г. Коббет заключает контракт на публикацию своих отчетов о заседаниях палат парламента Великобритании с известным издателем Томасом Курсоном Ханзардом (Thomas Curson Hansard) и затем продает ему право на их дальнейшую публикацию. В 1829 г. Ханзард принимает решение поставить свое имя на титульном листе издания "Парламентские дебаты. Официальный отчет". С этого времени "Ханзард" (Hansard) становится признанным названием публич

Рис. 3.2. "Парламентские дебаты. Официальный отчет", 1832 г.

ных парламентских отчетов в странах с британской парламентской моделью – Австралии, Новой Зеландии, Канаде.

Если на первых порах "Ханзард" просто перепечатывал из ежедневных газет неофициальные записи речей парламентариев в ходе дебатов, то впоследствии – специально готовился уже силами парламентских журналистов. По сей день "Ханзард" является официальным изданием Парламента Великобритании: опубликованные в нем материалы слушаний Палаты лордов имеют статус юридических документов (рис. 3.3).

В Россию традиция публичного освещения деятельности законодательной власти по объективным причинам пришла лишь спустя сто лет. В начале XX в. формируется практика публичного освещения деятельности Государственной думы. Во время работы Думы велась подробнейшая запись выступлений парламентариев и хода каждого заседания. Впоследствии стенограммы расшифровывались и распечатывались. Машинописный текст и базовая рукопись просматривались депутатами, которые могли вносить свои замечания. Затем окончательный вариант одобрялся председателем Думы и публиковался под грифом "Печатано по распоряжению Председателя Государственной думы". Вышедшие под таким грифом отчеты рассылались в государственные ведомства, научные учреждения, библиотеки и т.п. После этого стенограммы попадали на страницы газет.

Доступность отчетов о думских заседаниях поддерживала свободу слова и печати в царской России. Однако из-за права депутатов исправлять тексты своих выступлений расшифровки стенограмм, напечатанные в газетах, иногда отличались от подлинников и могли не передавать истинного смысла их речей[6].

В советское время роль официального государственного органа выполняла газета "Известия", первый номер которой вышел 28 февраля (13 марта) 1917 г. в Петрограде. Именно в "Известиях Петроградского совета рабочих депутатов" как официальном печатном органе Петроградского совета рабочих депутатов на первой полосе первого номера было напечатано обра

Современный британский

Рис. 3.3. Современный британский "Ханзард"

Газетная публикация Декрета о мире

Рис. 3.4. Газетная публикация Декрета о мире

Газетная публикация Декрета о земле

Puc. 3.5. Газетная публикация Декрета о земле

щение "К населению Петрограда и России", которое заканчивалось известным призывом: "Все вместе, общими силами будем бороться за полное устранение старого правительства и созыв учредительного собрания, избранного на основе всеобщего равного, прямого и тайного избирательного права".

После Октябрьской революции, с 27 октября (9 ноября) 1917 г. "Известия" стали органом ЦИК и Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Газета приобрела статус одного из официальных печатных органов новой власти – наряду с "Газетой Временного рабочего и крестьянского правительства", которая была официальным органом Совета Народных Комиссаров[7]. Именно в "Известиях" были опубликованы основополагающие документы большевистского правительства: "Декрет о мире" (рис. 3.4) и "Декрет о земле" (рис. 3.5).

С 10 марта 1918 г., когда был прекращен выпуск "Газеты Временного рабочего и крестьянского правительства", за "Известиями" закрепляется статус единственного официального правительственного издания, однако фактически эту функцию стал выполнять печатный орган ЦК РСДРП (б) – газета "Правда".

В настоящее время официальная информация по-прежнему остается весомым компонентом содержания СМИ. Так же, как и 170 лет назад, российские законы, правительственные постановления, инструкции и статистические данные в обязательном порядке публикуются в официальном издании – "Российской газете". Свои официальные издания-публикаторы есть и региональных властей. И, несмотря на то, что сведения официального характера публиковались и продолжают публиковаться в сокращенном, адаптированном под интересы массового читателя варианте, они являются безусловными и вполне операциональными с точки зрения формирования "повседневного знания", предшествующего любому теоретическому исследованию.

Стоит, однако, оговориться: историко-филологическая традиция исследования прессы как неотъемлемая часть процесса познания социальной действительности предполагает обращение не только и не столько к простым по форме и методике анализа материалам, о которых говорилось выше, но и к самым сложным по жанру и содержанию текстам, созданным именно с расчетом на публикацию в СМИ. Как отмечают исследователи, "благодаря усилиям научно-исторической школы и метода, не имеющего себе равного ни на одном из этапов интеллектуальной истории, прошлое оказалось для современного человека “воссозданным настоящим” с удивительным многообразием форм мышления"[8]. Процедура верификации данных, содержащихся в аналитических и художественно-публицистических материалах СМИ, сложна. В отличие от хроники, статистики и официальной документации в собственно журналистских публикациях весьма высока вероятность искажения фактов. Серьезной проблемой становится выявление скрытых, имплицитно присутствующих в журналистских текстах целей, мотивов, побуждений, установок. А некоторые жанры, как, например, публицистические, в каждом конкретном случае требуют индивидуального исследовательского подхода.

Несмотря на отсутствие единой методологии исследования публицистики в прессе, отечественным источниковедением накоплен большой опыт анализа данного вида письменных источников. Так, подробно изучена публицистика эпохи Екатерины II, периода, когда публицистическая мысль прочно входит в содержание прессы. Журналы "Трутень" (1769–1770) и "Живописец" (1772–1773) II. И. Новикова или "Почта духов" (1789) и "Зритель" (1798) И. А. Крылова тщательно рассматривались исследователями как примеры яркой авторской публицистики. Не меньшего внимания удостоилась публицистика XIX в., которая представлена, например, полемикой западников и славянофилов, революционных демократов и либералов, выступлениями идеологов народнического движения и т.д.

Особое внимание исследователи долгое время уделяли зародившейся в начале XX в. публицистике партийных лидеров. В партийной печати происходило максимальное соединение публицистики с периодикой. В советское время публицистическая деятельность В. И. Ленина и его соратников стала одной из наиболее активно разрабатываемых тем в исследованиях прессы (рис. 3.6).

В. И. Ленин за изучением партийной печати, 1918 г.

Рис. 3.6. В. И. Ленин за изучением партийной печати, 1918 г.

Методология источниковедческого исследования публицистических произведений предполагает точное определение их видовой принадлежности (авторские, публицистика массовых народных движений, проекты государственных преобразований и конституций), максимально полное выявление намерений автора, определение цели создания произведения и предполагаемого круга его читателей. Как видим, предложенная методология опирается на заданный алгоритм действий, но не содержит указаний на четкие критерии анализа.

Более операциональна в этом плане методология лингвистического анализа. Язык и стилистические особенности средств массовой информации постоянно являются объектом исследований, материалы СМИ активно используются учеными (лингвистами, этнологами и культурологами) в процессе воссоздания языковой картины мира тех или иных общностей. Традиционный филологический аспект исследования языка СМИ дополняется целым рядом научных проблем философского, культурологического, политологического, психолингвистического характера.

  • [1] Социология: энциклопедия / сост. Л. Л. Грицанов [и др.]. Минск, 2003. URL: mirslovarei.eom/content_soc/SOCIALNAJA-REALNOST-10732.html.
  • [2] Бахтин М. М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках // Эстетика словесного творчества. М., 1979. С. 281.
  • [3] Литературная энциклопедия: словарь литературных терминов. В 2 т. / под ред. Н. Бродского [и др.]. М. – Л., 1925.
  • [4] С 5 марта по 24 октября (6 ноября) 1917 г. газета выходила как официальный орган Временного правительства под названием "Вестник Временного правительства".
  • [5] Ср.: public journal, official gazette, official journal or official diary.
  • [6] Селу некая Н. Б., Бородкин Л. И., Григорьева Ю. Г., Петров А. Н. Становление российского парламентаризма начала XX века / под ред. Н. Б. Селунской. М., 1996. С. 12.
  • [7] "Газета Временного рабочего и крестьянского правительства" стала издаваться на базе газеты "Вестник Временного правительства" с 28 октября (10 ноября) 1917 г. Издание полностью сохранило формат и художественный стиль своего предшественника – "Правительственного вестника".
  • [8] Бергман П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995. С. 16.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >