История развития и современные представления о научном познании

Историческая относительность форм, средств, идеалов и норм научного познания

Слово "наука" буквально обозначает "знание". Но научное знание принципиально отличается от других его видов – житейского (или обыденного), философского, религиозного, художественного и др. Наука проникает в сущность вещей за поверхность явлений; выделяет общее в единичном; отвлекается от конкретного, восходя к абстрактному; совершает обратное движение – от общего к частному и от абстрактного к конкретному; отделяет закономерное от случайного. Научное знание носит системный характер и стремится к объективности; оно предполагает возможность проверки на истинность. Критерии истинности могут быть внутренними (согласованность и логическая непротиворечивость научной теории) и внешними – соответствия вытекающих из теории гипотез эмпирическим данным. Рационализм и эмпиризм, стоящие как методологические позиции за принятием этих критериев, исторически меняли свои формы. Но в каждый исторический период развитие научного познания, так или иначе, ориентировалось именно на них.

Научное знание – это рациональное знание, отвечающее строгим требованиям логического (формального) описания самого знания, методов его получения, используемого инструментария, критериев для оценки его истинности и включенное в контекст той или иной научной теории.

На основе научного знания человек конструирует картину мира и себя в нем. Конструктивная роль теории проявляется уже в выборе понятий (терминов), способов построения высказываний и в процедурах их операционализации, необходимых для верификации (эмпирической поддержки истинности) или фальсификации (доказательства ложности) знания.

Однако формы представления научного знания, критерии и эталоны научности, нормы и средства исследовательской деятельности не остаются постоянными. Они исторически относительны и развиваются вместе с развитием культуры и общественного сознания в целом. В гл. 1 уже отмечалось, что возникновение науки было связано с появлением рефлексии над знанием, т.е. появлением знания о самом знании. Существовавшее до того обыденное знание передавалось и использовалось, не становясь предметом специального анализа.

Первой стадией развития или формой существования науки стала "замкнутая теоретическая наука", примером которой может служить учение Пифагора (вторая половина VI в. до н.э.)[1]. Научное знание здесь выступало в форме особой (новой по отношению к предметному миру) реальности идеализированных сущностей, прежде всего чисел и геометрических форм. Работа с этой реальностью означала особую форму научной деятельности (в Древней Греции еще не отделенную от философской). Научное знание в пифагореизме превращалась в самоценность, а установка на чистое познание, на самодостаточность науки предполагала, что задачи ее никак не связаны с запросами практики, хотя ее результаты при случае могут быть применены для решения прикладных задач.

В качестве второй формы научного познания выделилась фактуально-описательная наука, примером которой может служить грандиозная для своего времени система научного знания, изложенная Аристотелем и на многие века задавшая основной вектор развития наук. В отличие от оторванной от реальности замкнутой теоретической науки фактуально-описательной науке свойственна установка на изучение реальных объектов в окружающем человека мире, их классификацию, систематическое описание, сопоставление друг с другом. Представление об идеальных объектах сохранялось, но они не вытесняли задачу изучения реальных объектов. Натуралистичность такого научного подхода проявлялась в том, что изучаемый объект понимался как не зависящий от акта познания.

Синтез первого и второго подхода был осуществлен в науке Нового времени (XVII в.), когда произошла первая научная революция (Г. Галилей, Н. Коперник, И. Кеплер, И. Ньютон и др.). Элементами, фактами науки стали признаваться не любые чувственно воспринимаемые события, а факты особые: истолкованные (поддающиеся интерпретации) в контексте определенной теории. Впервые эмпирическая область науки строилась как особый слой научной картины мира, в которой функционируют идеальные объекты нового типа – теоретические конструкты и научные модели, в которых отражены существенные стороны и связи реальных объектов. Эти модели строятся на допущениях и идеализациях типа: прямолинейное движение, идеальный газ, пустое пространство, абсолютный вакуум и т.п., которые одновременно и упрощают, и усложняют научную картину мира. Возможно, наиболее важным приобретением науки нового времени является появление экспериментального метода, формулирование норм и правил научного экспериментирования. Происходит технологизация мышления, возникает инженерно-конструктивный тип познания, в котором взаимодействие с реальным объектом опосредствовано идеальным объектом (теоретическим конструктом).

На этой стадии развития науки появляется установка не только на познание, но и на преобразование мира с помощью определенных технологических операций. В основе первой научной революции лежало также соединение математических методов с эмпирическими исследованиями, что впервые привело к возникновению собственно теоретической науки – науки классической. Результаты мысленного эксперимента ученые стремились воплотить в практико-предметном, вещественном виде[2]. Немецкий астроном, математик, физик и философ И. Кеплер (1571 – 1630) работой "О стереометрии винных бочек" положил начало интегральному исчислению. Венцом данного типа познания признается ньютоновская механика, положившая начало современному естествознанию и утвердившая идеальный образ "естествоиспытателя".

Классическая наука (классическое естествознание) – система знаний и способов его получения, построенная на абстракции познающего субъекта, вынесенного за пределы самого процесса познания и тем более познаваемого объекта.

Мир в соответствующей классической картине мира представлялся как совокупность атомов (вещных, конкретных и отдельных), существующих в пустом пространстве рядоположенно с человеком.

Субъект и объект в такой картине мира выступали как две разные вещи, две независимые друг от друга реальности. В научной картине, построенной классическим естествознанием, факты и элементы реальности вещественны и субстанциональны, они отделены не только от субъекта, но и друг от друга. Законы мира при этом мыслились сравнительно безотносительно к тому, установлены ли они богом – идея божественного творения мира – или являются характеристиками природы; отсюда название естественные законы, которые естественные науки могли раскрывать в той степени, в какой реализовывали научный метод исследования. Критерием научности в построении системы знаний и мире выступила первоначально механика. Соответствующее мировоззрение было потом названо механистическим.

Вторая научная революция произошла в XVIII – первой половине XIX в., когда возникло дисциплинарное строение науки. Механистическая картина мира потеряла статус общенаучной, специфические картины мира появились в биологии, химии и других областях знания. Началась дисциплинарная дифференциация идеалов и норм научного знания. Резко возросла производительная сила науки, научные знания стали превращаться в товар, имеющий рыночную цену и приносящий прибыль при его производственном потреблении. Начала складываться система прикладных и инженерно-технических наук, играющих роль посредника между фундаментальными знаниями и производством. Происходила дифференциация и специализация различных форм научной деятельности, и складывались соответствующие им научные сообщества. Эти стадии развития науки соответствуют форме методологической рефлексии над наукой, раскрытой в гл. 1 как "онтологизм".

После введенного в 1959 г. Т. Куном понятия научной парадигмы [Кун Т., 1977] в научном познании стали дифференцировать не только предметные области, но и те идеалы рациональности, которые реализовывались в научных парадигмах как включающих определенное понимание возможностей метода и того или иного способа познавательного отношения к изучаемому предмету. Именно глобальные парадигмальные изменения стали связываться со стадиями развития науки в концепции В. Степина [2000]. Отечественным философом М. К. Мамардашвили были прослежены изменения в понимании идеала рациональности, связанные с методом – и соответствующими реконструкциями изучаемого объекта – в философии, политэкономии К. Маркса, а также в связи с проблемой объективного метода в психологии [Мамардашвили М. К., 1984].

Однако не только научные революции и смена идеалов рациональности в научном познании характеризовали парадигмальные сдвиги в построении знания и типов философствования. Последнюю треть XX в. связывают не столько с новой научной революцией, сколько с возникновением новой стадии в развитии современного общества, или новой эпохи в жизни человека, когда труд все больше опосредствуется сферой научного знания и наступает век информационных технологий, что изменяет и социум, и гуманитарное знание, и образ человека в картине мира. Производство знаний начинает играть главенствующую роль по отношению к материальному производству. Коммуникация начинает опосредствоваться информационными потоками, а сетевая организация знаний – реализованная, в частности, в интернете, – все больше вмешивается в функционирование изначально более стройных и замкнутых систем профессиональных знаний.

  • [1] Основатель религиозно-философского учения, исходившего из представления о числе как основном принципе всего существующего.
  • [2] Физические и астрономические измерения в ней сочетались с мысленным экспериментированием.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >