Дисфункции гендерной социализации

Гендерная социализация – это осознание человеком своей половой принадлежности и поведение на протяжении всей жизни в соответствии с ней. В тех случаях, когда происходит отклонение от правильного курса воспитания (социализации), в результате чего мальчик полностью или частично усваивает девичьи черты (модели поведения), а девочка – мальчишечьи, говорят о дисфункциях, или нарушениях, гендерной социализации. Если в два года мальчик не поправляет взрослых, когда его называют девочкой, то родителям пора проявлять беспокойство по поводу того, не будет ли он дальше примерять платьица и т.п.

Нарушение гендерной социализации происходит в тех случаях, когда:

  • 1) мальчики преимущественно усваивают фемининные нормы, идентифицируют с матерью себя и советуются с ней, и наоборот, когда девочки усваивают мускулинные черты поведения;
  • 2) социализация происходит в группе сверстников, например в детском доме, где взрослые, выполняя функцию агентов формальной социализации (администраторов и учителей), оказывают очень слабое влияние на детей.

Если дети в обычной семье идентифицируют себя с родителями, близкими родственниками и сверстниками, то дети, лишенные родительского попечительства, идентифицируются в первую очередь со своими сверстниками, т.е. мальчиками и девочками из группы. В детских домах мальчики подчас лишены возможности идентификации по полу, потому что здесь мало мужчин, не с кого брать пример. В силу группового "мы" девочки заимствуют агрессивные формы поведения. Это форма утверждения себя среди таких же обездоленных или среди чужих, которые оцениваются как "они". Смутное представление о будущей половой роли в семье, отсутствие знаний о различиях полов, равнодушное отношение к своему внешнему виду затрудняют формирование эталонов, полоролевых нормативных ориентаций и стереотипов поведения. Искаженная и неполная идентификация с образом тела нарушает отношения детей между собой и с миром взрослых.

Социальная ситуация развития в условиях детского дома без родительской опеки, условия жизни (постоянное круглосуточное пребывание каждого ребенка среди детей и взрослых, скученность, отсутствие достаточных для уединения пространств в помещениях; отсутствие личных вещей и своего места), нарушения в сфере общения ребенка влияют на развитие его личности, искажают его представление о себе, отношение к самому себе, затрудняют осознание себя как личности. Все дети, живущие в учреждениях интернатного типа, вынуждены адаптироваться к большому числу сверстников. В многочисленности детей таятся особые социально-психологические условия, создающие эмоциональное напряжение, тревожность, усиливающие агрессию. В детских домах и школах-интернатах нередки онанизм, гомосексуализм и другие сексуальные отклонения. В числе прочих причин этого – деформированная компенсация недостающей любви, недостаточных положительных эмоций, нормального человеческого общения. Особая психологическая проблема – отсутствие свободного помещения, в котором ребенок мог бы побыть один, передохнуть от взрослых и других детей[1].

Дисфункции гендерной социализации наблюдаются в том случае, когда воспитанием занимается только один родитель, чаще всего мать-одиночка, которая не способна дать полноценное и всестороннее полоролевое воспитание мальчику[2].

В исследовании Т. А. Гурко, проведенном в середине 1990-х гг., гендерные смещения в процессе социализации и воспитания были обнаружены у 28% семей[3]. Вероятно, гендерные смещения происходят и в том случае, когда представитель одного пола чаще общается и взаимодействует с представителями противоположного, а не своего пола. Пример: девушки, общающиеся только с парнями. В итоге вырастают фемининные мальчики и маскулинные девочки.

Многие социологи, прежде всего феминистского толка, убеждены в том, что большинство норм и ценностей молодежной субкультуры ориентированы скорее на мужчин, нежели на женщин. Роль девушки часто ограничивается функциями "бойфренда" – подруги мускулистого подростка, весьма бесцеремонного в своих манерах. Пассивная роль женщины задается уже характером и содержанием молодежных песен, где она выступает инертным объектом мужского внимания, проявления ласк и агрессивных сексуальных домогательств. Напротив, мужчина всегда активен, он добивается внимания избранницы, часто преодолевая неимоверные препятствия, совершая авантюрные приключения и подвиги, низвергая соперников. При таком раскладе девушка всегда объект, а юноша – субъект действия.

Таким образом, позиция девушки в молодежной субкультуре отражает позицию женщины в человеческом обществе, прежде всего патриархальном. Специалисты выяснили любопытную деталь: в молодежной субкультуре рабочего класса женщина чаще занимает подчиненную и приниженную позицию, нежели в субкультуре среднего класса.

Другую особенность подчеркивает И. С. Кон. По его данным, нарушение полоролевого поведения ребенка сильно сказывается на отношении к нему сверстников: фемининные мальчики отвергаются мальчиками, зато их охотно принимают девочки; маскулинных девочек легче принимают мальчики, нежели девочки[4]. Однако есть одно важное различие: хотя девочки предпочитают дружить с фемининными сверстницами, их отношение к маскулинным девочкам остается положительным; напротив, мальчишеские оценки фемининных мальчиков резко отрицательны. Отсутствие общения со сверстниками, особенно в предподростковом и подростковом возрасте, может существенно затормозить психосексуальное развитие ребенка.

Антрополог П. Сарпонг, изучавший племена Африки, сообщает, что когда представители одного пола пренебрегали обычаем и пытались следовать привычкам и нормам поведения другого пола, то подвергались осмеянию, вызывая на себя гаев и даже возбуждая религиозные страсти[5].

В отдельных случаях может происходить и нарушение (серьезное и часто невосстановимое отклонение), и смещение (частичное и восстановимое нарушение) гендерной социализации.

Так, девочки-спортсменки, занимающиеся мужественными видами спорта, в семь раз чаще имеют мужскую направленность детских игр, чем неспортсменки, в 15 раз чаще бывают лидерами в компании мальчиков. У них меняется нс только образ жизни и стиль поведения, но также психофизиологический склад.

Еще более серьезной формой нарушения гендерных границ выступает перемена пола. Она может быть символической и физической. Первый способ преодоления межполовых барьеров был распространен в прошлом и сохранился по сей день, получив название трансвестизм. Второй путь, требующий хирургической операции, был неизвестен примитивным обществам и получил распространение только сегодня, когда медицина достигла очень высокого уровня развития. К медицинскому изменению иола прибегают ныне транссексуалы – люди, биологически рожденные в одном, но психологически осознающие себя в противоположном поле. Они возвращаются туда, где им удобнее и комфортнее себя чувствовать.

Трансвестизм – это вид перверзии: достижение полового удовлетворения при переодевании в одежду противоположного пола. Встречается также как проявление гомосексуализма, транссексуализма, фетишизма[6].

Транссексуализм – вариант нарушения полового самосознания: стойкое осознание своей принадлежности к противоположному полу, несмотря на правильное формирование половых признаков. Транссексуализм сопровождается половым влечением к собственному полу, имитацией поведения противоположного пола, зачастую стремлением к смене паспортного или даже соматического пола. Встречается с частотой один – три случая на 100 тыс. мужского населения.

В обществах с ярко выраженной гендерной сегрегацией можно наблюдать случаи ритуальной перемены пола. У древних австралийцев инициация мальчика включала его временное ритуальное превращение в женщину. У многих африканских народов (масаи, нанди, нуба и др.) посвящаемых переодевали в женскую одежду, а у южноафриканской народности суто одевают в мужское платье инициируемых девочек. Ритуальное превращение юношей в женщин существовало у папуасов в Новой Гвинее, островитян Торресова пролива[7]. Символическая инверсия, переодевание мужчин в женскую одежду и обратно, характерна и для многих архаических праздников. По мнению Маргарет Мид, "эти церемониальные трансформации, разыгрываемые с большой увлеченностью, подчеркивали подлинный контраст между полами"[8].

Наконец, существует конструктивная социализация – формирование андрогинной личности, вбирающей в себя все лучшее из обеих половых ролей.

  • [1] Подробнее см.: Преодоление трудностей социализации детей-сирот. Ярославль, 1997.
  • [2] См.: Arnett J. J. Broad and Narrow Socialization: the Family in the Context of a Cultural Theory // Journal of Marriage and the Family. 1995. Vol. 57. № 3.
  • [3] См.: Гурко T. А. Родительство в изменяющихся социокультурных условиях // Соц. исслед. 1997. № 1. С. 72–78.
  • [4] См.: Коп И. С. Введение в сексологию. С. 176–219.
  • [5] Цит. но: Иорданский В. Б. Звери, люди, боги. Очерки африканской мифологии. М., 1991. С. 74.
  • [6] Близкородственные термины: голюсвестизм, кросс-дрессинг, метатропизм, травестизм, цисвестизм, эонизм.
  • [7] См.: Кон И. С. Вкус запретного плода. Сексология для всех. С. 55.
  • [8] Мид М. Культура и мир детства. Избранные произведения. М., 1988. С. 66.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >