Роль прокурора в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением и заключении досудебного соглашения

Роль прокурора в применении указанных процедур значительна, так как без его согласия уголовное дело не может быть рассмотрено в особом, упрощенном порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, а отказ от заключения досудебного соглашения делает неприменимыми правила гл. 40.1 УПК РФ. В этих процедурах роль прокурора как главы обвинительной власти наиболее очевидна.

Особый порядок рассмотрения судом уголовного дела заключается в непроведении судебного следствия, что обусловлено основаниями рассмотрения уголовного дела в таком (особом) порядке. Упрощенное производство применяется по ходатайству обвиняемого, согласного с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ), или представлению прокурора о выполнении обвиняемым условий заключенного с ним досудебного соглашения (гл. 40.1 УПК РФ). В обоих случаях отсутствует спор о вине лица в совершении преступления, что делает не нужным исследование доказательств, которые могли бы подтвердить или опровергнуть его вину. Согласие с обвинением и оказание помощи в расследовании преступления при заключении соглашения о сотрудничестве рассматриваются УК РФ как смягчающие ответственность обстоятельства: в первом случае назначенное судом наказание не может превышать 2/3 максимального размера или срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ, во втором – наказание не может превышать половины максимального размера или срока. Данные процедуры, как видим, носят согласительный характер и в теории рассматриваются как специфический аналог американской "сделки о признании вины".

В ст. 314 УПК РФ говорится о рассмотрении уголовного дела без судебного разбирательства, хотя это не вполне точное определение. Уголовное дело, хотя и без судебного следствия, рассматривается в судебном заседании, являющемся процессуальной формой осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу (п. 50 ст. 5 УПК РФ).

Ходатайство обвиняемого о применении особой процедуры судебного разбирательства может быть заявлено им при ознакомлении с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия, а также при проведении предварительного слушания, когда оно является обязательным в соответствии со ст. 229 УПК РФ. Заметим, что первоначальная редакция ст. 229 УПК РФ устанавливала в качестве основания проведения предварительного слушания подачу ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, но изменениями, внесенными Федеральным законом от 4 июля 2004 г., п. 4 ч. 2 этой статьи, предусматривавший это основание, был из нее исключен.

Невыполнение органами предварительного расследования возложенной на них ч. 1 ст. 11 и п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ обязанности по разъяснению обвиняемому права ходатайствовать при ознакомлении с материалами уголовного дела о применении особого порядка судебного разбирательства влечет нарушение прав обвиняемого и в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ является основанием для возвращения уголовного дела прокурору из предварительного слушания. Поэтому прокурор, рассматривая поступившее к нему с обвинительным заключением (обвинительным актом) уголовное дело, должен обязательно выяснить, разъяснено ли обвиняемому это право, независимо от того, в какой форме проводилось расследование.

Хотя инициатива применения упрощенной процедуры принадлежит обвиняемому, разрешение судом его ходатайства зависит от государственного обвинителя, согласие которого является одним из обязательных условий рассмотрения уголовного дела в особом порядке. Возражения государственного обвинителя могут быть вызваны сомнениями в добровольности и осознанности этого ходатайства, мнением потерпевшего и другими обстоятельствами. В связи с этим при наличии такого ходатайства обвиняемого прокурор еще до передачи уголовного дела в суд должен определить свою позицию по этому вопросу, в случае необходимости обсудив его с вышестоящим прокурором.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ 5 декабря 2006 г. № 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел" обращено внимание на недопустимость рассмотрения уголовных дел в особом порядке без подсудимого, его защитника, государственного или частного обвинителя, поскольку от позиции указанных участников судебного разбирательства зависит сама возможность применения особого порядка принятия судебного решения. Однако в судебной практике есть большая проблема, связанная с не явкой значительной части потерпевших; в этом случае рассмотрение уголовного дела в особом порядке становится невозможным. Не желание потерпевшего принимать участие в судебном заседании демонстрирует его безразличие как к судебной процедуре рассмотрения дела, так и к его последствиям, поэтому в ч. 4 ст. 314 УПК РФ говорится не о согласии потерпевшего на применение особого порядка судебного разбирательства, а об отсутствии возражений с его стороны: "если государственный обвинитель и (или) потерпевший возражают против заявленного обвиняемым ходатайства, то уголовное дело рассматривается в общем порядке". Задача прокурора, согласного на применение особого порядка, в данном случае должна состоять в том, чтобы представить суду убедительные доказательства отсутствия возражений со стороны потерпевшего. Полагаем, что выяснение отношения потерпевшего к этой возможности не противоречит его интересам при окончании предварительного расследования.

Отсутствие судебного следствия не означает, что в судебном заседании вовсе не исследуются никакие доказательства. Суду предстоит решить вопрос о назначении наказания, которое не может быть строже и выше, чем установлено для таких случаев, но может быть мягче и ниже. Поэтому прокурор, участвуя в судебном заседании, вправе, как и суд, исследовать доказательства, характеризующие личность обвиняемого, отягчающие и смягчающие наказание, высказывать свое мнение по всем вопросам, разрешаемым в приговоре, за исключением связанных с обоснованием вины и оценкой доказательств. Учитывая, что суд вправе применить особый порядок принятия решения лишь если убедится, что обвинение обосновано имеющимися в деле доказательствами и что обвиняемый осознанно и добровольно соглашается с обвинением, осведомлен о последствиях упрощенного в этом случае порядка рассмотрения уголовного дела, ему принадлежит право изучения письменных материалов уголовного дела на этапе назначения судебного заседания и право задать подсудимому все интересующие его вопросы в судебном заседании. Вправе задавать такие вопросы подсудимому и прокурор. Они могут касаться добровольности и осознанности согласия с предъявленным обвинением, понимания обвиняемым сущности особого порядка судебного разбирательства и последствий его применения, обеспечения права на защиту и т.д.

Поскольку гл. 40 УПК РФ не содержит норм, запрещающих по делу, рассматриваемому в особом порядке, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения, содеянное обвиняемым может быть переквалифицировано, а само уголовное дело прекращено (например, в связи с истечением сроков давности, изменением уголовного закона, примирением с потерпевшим, амнистией, отказом государственного обвинителя от обвинения) и т.д., если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств, и фактические обстоятельства при этом не изменяются. Во всяком случае, в судебной практике мировых судов по результатам выборочного исследования 200 уголовных дел, по каждому четвертому уголовному делу прокуроры отказывались от обвинения (5%) или исключали из него квалифицирующие признаки.

Если по уголовному делу, рассматриваемому в особом порядке, предъявлен гражданский иск, то прокурор должен высказать по нему свое мнение, однако Верховный Суд РФ в постановлении от 5 декабря 2006 г. № 60 указывает, что при наличии соответствующих оснований гражданский иск может быть оставлен без удовлетворения, производство по нему прекращено, в его удовлетворении может быть отказано либо по иску принято решение о передаче его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, если это не повлечет изменения фактических обстоятельств дела. Решения об удовлетворении гражданского иска при рассмотрении дела в особом порядке суд, как видим, принять не может.

Статья 317 УПК РФ ограничивает условия, при которых прокурор может обжаловать такой приговор в апелляционном и кассационном порядках: поскольку суд не исследовал обоснованность обвинения доказательствами, он не может быть обжалован по основанию, указанному в п. 1 ст. 379 УПК РФ (несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела). В новой редакции ст. 317, вступающей в действие с 1 января 2013 г., такое ограничение сохранено только для апелляции, однако учитывая рассмотренный выше предмет кассационного производства, со вступлением в действие новых правил особенности пересмотра постановленного в особом порядке приговора сохраняются.

Федеральным законом РФ от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" в УПК РФ включена новая гл. 40.1 "Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве". Первое впечатление, которое складывается при ознакомлении с ее нормами, подтверждает мысль о том, что у отечественного законодателя нет четкой стратегии в регулировании подобных процедур. Конечно, новая процедура должна еще пройти "обкатку", испытание временем. Да и сама идея повышения эффективности расследования групповых (тяжких и особо тяжких) преступлений путем поощрения процессуальными средствами лиц, оказавших содействие следствию в раскрытии преступления, изобличении соучастников, розыске имущества, добытого в результате преступления, благотворна. Прокурору в гл. 40.1 УПК РФ отведена значительная роль: он заключает досудебное соглашение с подозреваемым, обвиняемым, удостоверяет выполнение этого соглашения обвиняемым и совершает иные действия от имени обвинительной власти как в досудебном производстве, так и в суде. Но уже сейчас ясно, что внедрение данной модели способно породить значительные проблемы в правоприменительной практике в связи с недостатками ее правового регулирования. Поэтому, рассматривая роль прокурора в заключении и исполнении досудебного соглашения, придется обратить внимание и на эти недостатки.

Положения ст. 317.1 УПК РФ сформулированы таким образом, что позволяют считать инициатором досудебного соглашения самого обвиняемого. Однако уже в ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ содержится требование о том, чтобы обвиняемый в своем ходатайстве о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве указывал, какие действия он обязуется совершить в целях содействия следствию. Возникает естественный вопрос: откуда обвиняемому знать, какие действия он может и должен предпринять? Видимо, инициатива исходит не от обвиняемого, а от лиц, производящих предварительное следствие, которые и "подсказывают", чем тот может помочь следствию. При разработке положений гл. 40.1 УПК РФ, бесспорно, учтен зарубежный опыт заключения подобного рода соглашений, однако как в американской сделке о признании вины, так и в большинстве европейских согласительных процедур инициатором применения особых процедур является прокурор. Это не препятствует обвиняемому заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения, но если никто ему не разъяснит такую возможность, то и ходатайство заявлено не будет. В связи с этим следовало бы закрепить в УПК РФ право прокурора лично или через следователя выступить с предложением о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, а также порядок производства связанных с реализацией этого права процессуальных действий.

Согласно ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ ходатайство о заключении соглашения обвиняемый подает на имя прокурора, но через следователя. Поскольку на следователе лежит обязанность обеспечить взаимодействие обвиняемого и прокурора в досудебном производстве, он должен направить прокурору данное ходатайство обвиняемого вместе с согласованным с руководителем следственного органа мотивированным постановлением, в котором изложена позиция следствия о возможности заключения соглашения. Но отказать в просьбе, не ему адресованной, т.е. вынести постановление об отказе в удовлетворении ходатайства, как предусмотрел законодатель, следователь не вправе.

Согласно ч. 4 ст. 317.1 УПК РФ постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого о заключении с ним досудебного соглашения может быть обжаловано руководителю следственного органа. Странно, что оно не может быть обжаловано прокурору, к которому, собственно, и обратился обвиняемый, и который о нем может не узнать, так как обязанности направить прокурору копию постановления об отказе в удовлетворении ходатайства ст. 317.1 УПК РФ на следователя не возлагает. Это тем более странно, что согласно ч. 3 ст. 317.3 УПК РФ досудебное соглашение о сотрудничестве от имени обвинительной власти подписывает, т.е. заключает, именно прокурор.

Прокурор рассматривает ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и постановление следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве в течение трех суток с момента его поступления. По результатам рассмотрения прокурор принимает одно из следующих постановлений:

  • 1) об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве;
  • 2) об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Согласно ч. 2 ст. 317.2 УПК РФ постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть обжаловано следователем, подозреваемым или обвиняемым, его защитником вышестоящему прокурору. Именно эта формулировка и свидетельствует о том, что лицом, заинтересованным в сотрудничестве, является, в первую очередь, следователь. Логика требует возложения на него обязанности разъяснить обвиняемому его право на заключение досудебного соглашения и обеспечить возможность его реализации.

Приняв решение об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, прокурор организует его исполнение. Для этого он приглашает следователя, подозреваемого или обвиняемого и его защитника и с их участием составляет текст соглашения. Его основное содержание среди всех сведений, перечисленных в ч. 2 ст. 317.3 УПК РФ, составляют действия, которые подозреваемый или обвиняемый обязуется совершить при выполнении взятых им на себя обязательств, смягчающие обстоятельства и нормы уголовного законодательства, которые могут быть применены в отношении подозреваемого или обвиняемого при соблюдении последним условий, указанных в соглашении о сотрудничестве. Надо сказать, что обязательства прокурора в соглашении четко не прописываются. Это противоречит и понятию досудебного соглашения о сотрудничестве, сформулированному в п. 61 ст. 5 УПК РФ, как соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения; и общепринятому понятию соглашения как взаимного согласия на что-либо, как договоренности сторон о взаимных обязательствах, взаимных уступках. В целом, обещания прокурора при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в большей степени предопределены законом, чем им самим.

В то же время УПК РФ допускает назначение обвиняемому и более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, применение условного наказания или даже освобождение от его отбывания. Обещать такое смягчение ответственности при заключении соглашения прокурор не вправе, но разъяснить обвиняемому условия, при которых это возможно, обязан.

Предварительное следствие в отношении подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, и надзор прокурора за следствием осуществляется в общем порядке. Однако после окончания предварительного следствия уголовное дело направляется прокурору не только для утверждения обвинительного заключения. В порядке и сроки, установленные ст. 221 УПК РФ, прокурор рассматривает поступившее от следователя уголовное дело, а также материалы, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств, предусмотренных данным соглашением, и в случае утверждения обвинительного заключения выносит представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по данному уголовному делу. В представлении прокурор должен указать:

  • 1) характер и пределы содействия обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;
  • 2) значение сотрудничества с обвиняемым для раскрытия и расследования преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников преступления, розыска имущества, добытого в результате преступления;
  • 3) преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с обвиняемым;
  • 4) степень угрозы личной безопасности, которой подвергались обвиняемый в результате сотрудничества со стороной обвинения, его близкие родственники, родственники и близкие лица.

В представлении прокурор также удостоверяет полноту и правдивость сведений, сообщенных обвиняемым при выполнении им обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве. Копия вынесенного прокурором представления вручается обвиняемому и его защитнику, которые вправе представить свои замечания, учитываемые прокурором при наличии к тому оснований.

Уголовное дело, поступившее в суд с представлением прокурора, является основанием для рассмотрения судом вопроса об особом порядке проведения судебного заседания, который применяется, если суд удостоверится, что:

  • 1) государственный обвинитель подтвердил активное содействие обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;
  • 2) досудебное соглашение о сотрудничестве было заключено добровольно и при участии защитника.

Законодатель не называет признание вины обязательным условием применения особого порядка, установленного гл. 40.1 УПК РФ, однако из положений ч. 4 ст. 317.6 УПК РФ следует, что это само собой разумеющееся условие сделки. В то же время отметим, что гл. 40.1 УПК РФ не применяется, если содействие обвиняемого следствию заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности.

Судебное заседание проводится в порядке, установленном ст. 316 УПК РФ, т.е. без судебного следствия, в котором нет необходимости именно потому, что обвиняемый согласен с предъявленным ему обвинением и не оспаривает его. Государственный обвинитель излагает суду предъявленное подсудимому обвинение, подтверждает его содействие следствию, разъясняет, в чем именно оно выразилось, а также принимает участие в исследовании указанных в ст. 317.7 УПК РФ вопросов.

Несовершенство законодательного регулирования досудебного соглашения и основанного на нем порядка судебного разбирательства в значительной степени могут быть объяснены новизной этого института для отечественного законодателя. Правда и то, что законодатель не имеет четкого представления о перспективах развития подобных процедур. Как следствие, при установлении порядка рассмотрения уголовного дела при заключении досудебного соглашения не в полной мере учтена сложная природа создаваемого института, сочетающего собственно досудебное соглашение и выполнение его условий как основание для значительного смягчения наказания, с признанием вины в совершении преступления как основания упрощения порядка постановления приговора. Увлекшись сделкой о сотрудничестве, авторы законопроекта упустили из виду многие важные моменты, касающиеся особого порядка судебного разбирательства. Согласие на применение особого порядка, согласие с предъявленным обвинением как часть досудебного соглашения, обеспечение права на защиту, ограничение оснований обжалования приговора, – все это не нашло четкого выражения в новом законе.

Завершая рассмотрение полномочий прокурора в процедуре, регулируемой гл. 40.1 УПК РФ, отметим, что эта глава необоснованно помещена в разд. X "Особый порядок судебного разбирательства" ч. 3 "Судебное производство". Значительная часть ее положений (ст. 317.1-317.5 УПК РФ) устанавливает особенности досудебных стадий уголовного процесса, обусловленные заявлением обвиняемым ходатайства о заключении сделки. Кроме того, как показывает содержание гл. 40.1 УПК РФ, ее статьи регламентируют не только принятие судебного решения, как об этом говорит название главы, но и весь ход судебного разбирательства. Процедура, предусмотренная гл. 40.1 УПК РФ, может быть охарактеризована, скорее, как особая модель уголовного судопроизводства, включающая его досудебную и судебную части. Поэтому логичнее было бы поместить ст. 317.1-317.9 в ч. 4 УПК РФ "Особый порядок уголовного судопроизводства" в качестве самостоятельного раздела "Особенности производства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве".

Можно предложить и другой вариант. Анализ норм гл. 40 и 40.1 УПК РФ убеждает в отсутствии необходимости в двойном регулировании сходных по своей природе институтов:

  • 1. Обе процедуры являются судебными, что подтверждается как расположением их в структуре УПК РФ (часть 3 "Судебное производство"), так и названием "Особый порядок принятия судебного решения...". Судебное разбирательство на основании досудебного соглашения по смыслу ч. 1 ст. 317.7 УПК РФ осуществляется в том же порядке, что и при согласии с обвинением, с соблюдением правил судопроизводства, установленных гл. 35, 36, 38, 39 УПК РФ, судебное следствие не проводится (ч. 5 ст. 316 УПК РФ).
  • 2. Основания применения обеих процедур возникают в досудебном производстве. Глава 40 УПК РФ применяется на основании ходатайства обвиняемого, заявляемого им после ознакомления с материалами уголовного дела (п. 1 ч. 2 ст. 315); гл. 40.1 УПК РФ – при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (ст. 317.1-317.3).
  • 3. Предварительное следствие по делам, рассматриваемым в особом порядке, по умолчанию в одном случае (гл. 40 УПК РФ) и специальному указанию в другом (ч. 1 ст. 317.4 УПК РФ) осуществляется по правилам гл. 22-27 и 30 УПК РФ, т.е. не имеет никаких особенностей, за исключением тех, что связаны с процедурой заключения соглашения. При этом сама процедура заключения досудебного соглашения и контроля за его исполнением, занимающая большую часть норм гл. 40.1 УПК РФ, к судебному производству имеет весьма косвенное отношение, поскольку обуславливает возможность рассмотрения дела в особом порядке. В связи с этим считаем, что правильное место для этих норм в главах, относящихся к досудебной части процесса.
  • 4. Оба института имеют согласительный характер: обвиняемый соглашается признать вину или сотрудничать со следствием в обмен на смягчение наказания. В этом случае судебная процедура упрощается, поскольку отпадает необходимость в исследовании собранных по делу доказательств.

Учитывая изложенное, объединение норм, содержащихся в гл. 40 и 40.1 УПК РФ, в общую гл. 40 с названием "Особый порядок судебного разбирательства" представляется не только целесообразным, но вполне реальным. Естественно, это потребует не только исключения повторяющихся правил, но и формирования новых норм, с учетом специфики оснований применения особого порядка.

Объединение двух особых порядков позволит решить ряд актуальных проблем: выработать единый подход к пониманию сущности подобных процедур и их применению на практике, устранить неравенство процессуальных возможностей обвиняемых, исправить отмеченные проблемы правового регулирования.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >