Аудио- и видеозапись как доказательства

ГПК впервые закрепил возможность использования в гражданском процессе такого вида доказательств, как аудио- и видеозапись, которые и ранее представлялись лицами, участвующими в деле, для подтверждения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, однако рассматривались судами как вещественные доказательства. Между тем аудио- и видеозапись имеют существенные отличия от вещественных доказательств, поскольку в аудио- и видеозаписях доказательственная информация, т.е. информация об обстоятельствах реальной действительности, извлекается не из в внешних признаков, свойств материального носителя, на который произведена запись, а из содержания самой аудио- или видеозаписи, что некоторым образом делает похожим аудио- и видеозапись на письменные доказательства, в которых информация о фактах также записана посредством определенных знаков на материальном носителе. Однако от письменных доказательств аудио- и видеозапись отличается тем, что в ней информация о фактах воспроизведена на материальном носителе посредством звуковых сигналов или сочетания видеоизображения и звуковых сигналов, а не посредством знаков, символов. Подобные особенности аудио- и видеозаписи порождают определенные правила представления этого вида доказательств, его исследования и оценки, отличные от правил представления, исследования и оценки как вещественных, так и письменных доказательств.

Закон не содержит легального определения аудио- и видеозаписи. Однако такое определение можно дать исходя из общего понятия доказательства, зафиксированного в ч. 1 ст. 55 ГПК.

Аудиозапись – это полученные в предусмотренном законом порядке сведения об имеющих значение для дела обстоятельствах, зафиксированные с помощью звуковых сигналов посредством технических средств на определенном материальном носителе (пленка, диски, устройства флеш-памяти и т.д.).

Видеозапись – это полученные в предусмотренном законом порядке сведения об имеющих значение для дела обстоятельствах, зафиксированные с помощью видео- и звуковых сигналов одновременно посредством технических средств на определенном материальном носителе (пленка, диски, флеш-память и т.д.).

Е. И. Галяшина и В. Н. Галяшин выделяют следующие виды аудиозаписи в зависимости от материального носителя, на котором зафиксированы звуковые сигналы, содержащие сведения о фактах:

  • 1) аналоговые фонограммы, записанные:
    • а) на стандартных компакт-кассетах, микрокассетах, на звуковой дорожке видеокассет;
    • б) на микрокассетах автоответчиков;
  • 2) цифровые фонограммы:
    • а) содержащиеся в памяти цифровых диктофонов (магнитофонов, видеомагнитофонов), мобильных (сотовых) телефонов;
    • б) звуковые файлы, записанные на съемных устройствах (флеш-памяти, CD, DVD, мини-дисках, дискетах и т.д.);
    • в) звуковые файлы на жестком диске компьютера;
    • г) звуковые файлы, содержащиеся в памяти телефона и цифровых автоответчиков[1].

Гражданское процессуальное законодательство предусматривает существенные особенности представления аудио- и видеозаписи суду, которые отличают данный вид доказательств от других доказательств.

Согласно ст. 77 ГПК, представляя суду аудио- или видеозапись либо ходатайствуя об их истребовании судом, лицо, участвующее в деле, должно указать, когда, кем и в каких условиях была осуществлена эта запись. Указание на условия осуществления записи означает указание на то, на каком оборудовании, при каких обстоятельствах, на каком основании была произведена запись. Знание перечисленных выше обстоятельств необходимо суду для того, чтобы правильно оценить аудио- или видеозапись с точки зрения прежде всего допустимости и достоверности.

Особенность аудио- и видеозаписей заключается также в том, что этот вид доказательств легко может быть подвергнут изменениям, которые крайне трудно распознать лицу, не обладающему специальными знаниями, в связи с чем ГПК в ст. 78 содержит особые правила хранения и распоряжения аудио- и видеозаписями, отличные от правил хранения и распоряжения вещественными и письменными доказательствами.

Аудио- и видеозаписи хранятся только в суде, причем суд должен принимать меры по сохранению их в неизменном состоянии, в частности хранить носители с аудио- или видеозаписями в сейфе у судьи или в специальной камере хранения. Таким образом, в отличие от вещественных доказательств аудио- и видеозаписи не могут храниться по месту их нахождения или в ином определенном судом месте.

В отличие от письменных и вещественных доказательств, которые по общему правилу возвращаются после вступления решения суда в законную силу, аудио- и видеозаписи, напротив, по общему правилу остаются храниться в суде и не возвращаются лицам или организациям, от которых они были получены, даже после вступления решения суда в законную силу. И лишь в исключительных случаях по просьбе этих лиц и организаций аудио- и видеозаписи могут быть им возвращены. Кроме того, по просьбе лиц, участвующих в деле, могут быть изготовлены и им выданы копии записей.

В любом случае так же, как и в отношении вещественных доказательств, суд должен вынести определение, касающееся распоряжения аудио- и видеозаписями, на которое может быть подана частная жалоба.

Аудио- и видеозаписи исследуются совершенно особенным способом, который определяется их спецификой. Они не оглашаются и не осматриваются, они воспроизводятся посредством прослушивания или просматривания с помощью соответствующих технических средств – аудио- или видеоаппаратуры либо компьютера, причем воспроизводиться должна сначала вся запись целиком, а затем может быть повторено воспроизведение отдельных, имеющих первостепенное значение для дела фрагментов. Поскольку воспроизведение аудио- и видеозаписей связано с использованием технических средств, при исследовании данного вида доказательств может быть использована техническая помощь специалиста. В необходимых случаях для выяснения содержания аудио- или видеозаписи судом может быть назначена экспертиза.

Отражая в протоколе судебного заседания воспроизведение аудио- или видеозаписи, секретарь должен указать признаки воспроизводящих источников доказательств и время воспроизведения (ч. 2 ст. 185 ГПК). После воспроизведения записи суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле.

Если речь идет о воспроизведении аудио- и видеозаписи, содержащих сведения личного характера, то подобное исследование может быть произведено в открытом судебном заседании только с согласия тех лиц, тайна личной жизни которых затрагивается в подобной аудио- или видеозаписи (ч. 1 ст. 185 ГПК).

Исследование аудио- и видеозаписей, касающихся личной жизни граждан, либо фиксирующих их телефонные переговоры, вероятно, должно производиться с согласия этих граждан с тем, чтобы не нарушать гарантированное Конституцией право на тайну личной жизни и телефонных переговоров.

Наконец, особые свойства аудио- и видеозаписей как доказательств определяют особенности их оценки, и прежде всего особенности оценки их допустимости и достоверности.

Судебная практика устойчиво стоит на позиции, согласно которой не могут быть признаны допустимыми и, следовательно, не могут быть положены в основу решения суда те аудио- и видеозаписи, относительно которых лицо, их представляющее, не указало, кем, когда и в каких условиях была осуществлена запись.

  • [1] Галяшина Е. И., Галяшин В. Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 1. С. 42–56.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >