Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Гражданское процессуальное право России

Содержание процессуальных действий субъектов гражданских процессуальных правоотношений на стадии возбуждения гражданского судопроизводства

Достижение цели стадии возбуждения гражданского судопроизводства по реализации права на обращение в суд за судебной защитой зависит от совершения заинтересованным лицом и судом комплекса определенных законом процессуальных действий, формирующих содержание стадии.

К ним относятся: процессуальное действие истца по предъявлению искового заявления; процессуальные действия суда по проверке наличия предпосылок права на обращение в суд, соблюдения условий его реализации и правил обращения к суду; процессуальные действия заявителя по устранению недостатков заявления в случае оставления его без движения.

Процессуальное действие истца по предъявлению искового заявления направлено на реализацию диспозитивного права, предоставленного ему ст. 3, 4 ГПК

Осуществляя свое право на предъявление иска, заинтересованное лицо инициирует деятельность суда, во-первых, по рассмотрению обращения, во-вторых, по разрешению гражданского дела. В связи с этим правом на предъявление иска называется право инициировать возбуждение и поддерживать судебное рассмотрение определенного конкретного материально-правового спора в суде первой инстанции с целью его разрешения (М. А. Гурвич, И. М. Пятилетов).

Процессуальные действия суда по проверке наличия предпосылок права на обращение в суд

Прежде чем производство по гражданскому делу будет возбуждено, необходимо установить правомерность обращения в суд. В первую очередь судья обязан проверить у истца присутствие права на предъявление иска, которое обусловлено рядом обстоятельств, закрепленных в ст. 134 ГПК и известных в правоведении как общие предпосылки права на предъявление иска (М. А. Гурвич).

Пункту 1 ч. 1 ст. 134 ГПК корреспондируют следующие предпосылки: подведомственность дела суду общей юрисдикции; правоспособность лица, обращающегося в суд; юридическая заинтересованность. В науке гражданского процессуального права их принято называть положительными, поскольку для появления права на предъявление иска требуется их наличие.

Положение п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК о том, что "заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке", ассоциируется с определением подведомственности гражданского дела суду общей юрисдикции.

При этом формулировка "...в ином судебном порядке" вызвала научную полемику. Во-первых, отмечалось, что "иной судебный порядок" – это уголовное, административное судопроизводство, производство в КС РФ, но не арбитражное судопроизводство, так как оно согласно ст. 118 Конституции является гражданским судопроизводством (Л. А. Грось). В настоящее время согласно Федеральному закону от 19.07.2009 № 205-ФЗ суды общей юрисдикции отказывают в принятии заявлений по отнесенным к подведомственности арбитражных судов делам, поступившим до дня вступления в силу закона и не принятым к производству судами общей юрисдикции на день его вступления в силу, в связи с неподведомственностью таких дел судам общей юрисдикции на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

В определениях об отказе в принятии искового заявления по данному основанию зачастую не разъясняется, в каком именно судебном порядке должно быть рассмотрено заявление, по этой причине, на наш взгляд, вне зависимости от инициируемого вида производства следует принимать во внимание разъяснения ВС РФ.

Судебная практика (позиция ВС РФ): Должностные лица рабочего аппарата Уполномоченного по правам человека не наделены административно-властными полномочиями, которые могли бы нарушить права граждан или создать препятствия в их реализации, решения, принятые этими лицами по результатам рассмотрения жалоб, адресованных Уполномоченному, не могут быть оспорены в судебном порядке. Учитывая это, судья отказывает в принятии заявления об оспаривании решения должностного лица рабочего аппарата Уполномоченного на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК (Обзор судебной практики ВС РФ за третий квартал 2012 г.).

Таким образом, определение об отказе в принятии заявления, как и другие, должно отвечать требованиям мотивированности и полноты.

Во-вторых, возможность заинтересованного лица обратиться за защитой в ином судебном порядке как обязательное условие (conditio, quae omni modo exitura est) отказа в принятии искового заявления существенно сужает буквальное толкование нормы п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК. Фактически же под ее действие подпадают неправовые притязания как неподведомственные суду вообще, и притязания, подведомственные иным юрисдикционным органам. Например, суд отказывает в принятии искового заявления о расторжении брака при взаимном согласии на расторжение брака супругов, не имеющих общих несовершеннолетних детей, поскольку в силу ст. 19 СК расторжение брака в этом случае производится в органах загса. Исходя из изложенного, более удачной признается редакция нормы ст. 129 ГПК РСФСР 1964 г., не содержавшая оговорки "в ином судебном порядке" (Д. А. Туманов, С. А. Алехина).

Гражданская процессуальная правоспособность интерпретируется как предоставленная субъекту законом возможность иметь процессуальные права и нести процессуальные обязанности, т.е. быть участником гражданского судопроизводства (М. А. Викут).

Все граждане обладают гражданской процессуальной правоспособностью с момента рождения до момента смерти, в связи с этим считается, что указанная предпосылка в отношении физических лиц не должна проверяться при принятии заявления. Однако некоторые ученые (М. А. Викут, Г. А. Жилин) выделяют специальную правоспособность, обусловленную характером спорного материального правоотношения и контролируемую судом. Она возникает с того момента, когда гражданин становится субъектом материального правоотношения (к примеру, по делам о расторжении брака правоспособным является лицо, достигшее брачного возраста). Соответственно, по делам, возникающим из трудовых, избирательных и других правоотношений, гражданин может занять процессуальное положение истца по достижении определенного возраста, с которым закон связывает наступление правоспособности в данной отрасли материального права.

В. Г. Гусев обосновывает позицию о существовании специальной правоспособности, предопределяющей процессуальное положение всех участников процесса кроме сторон и третьих лиц. В аспекте ст. 134 ГПК имеет значение выявление в рамках правоспособности наличия права на обращение в суд у государственного органа, органа местного самоуправления, организации или гражданина в защиту прав и интересов другого лица. Это действие предполагает не вызывающую затруднений проверку содержания законов, предоставляющих такое право[1].

Правоспособность прокурора как участника гражданских процессуальных правоотношений имеет место с момента назначения его на должность и утрачивается с прекращением полномочий в этой должности. Правоспособность прокурора как субъекта, предъявляющего исковое требование в защиту прав и интересов другого лица, исследуется судом с позиции причин невозможности самостоятельного обращения этого лица в суд. Различное толкование прокурором и судом понятий "состояние здоровья", "возраст", "другие уважительные причины" вызывает неоднозначность их применения, учитывая, что право оценки уважительности причин принадлежит суду.

Что касается гражданской процессуальной правоспособности юридического лица, обращающегося за судебной защитой, то она устанавливается исходя из представленных суду документов (учредительных документов, свидетельства о постановке на учет в налоговый орган, свидетельства о регистрации юридического лица, выписки из Единого государственного реестра юридических лиц и др.), поскольку наравне с гражданской правоспособностью наступает со времени государственной регистрации и прекращается в момент внесения записи об исключении юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц (п. 3 ст. 49 ГК).

Под юридической заинтересованностью как одной из дискуссионных предпосылок права на предъявление иска понимается ожидание положительного правового результата, который может наступить для стороны в результате разрешения дела судом (М. А. Викут). Потребность в судебной защите нарушенного или оспариваемого права обусловлена наличием этого права у истца. Однако, с точки зрения ряда ученых, определение принадлежности материального права заинтересованному лицу на стадии возбуждения гражданского судопроизводства означало бы разрешение спора по существу, что составляет конечный результат деятельности по осуществлению правосудия, а не его условие (М. А. Гурвич, В. В. Ярков и др.).

Тем не менее судья при приеме заявления обязан в силу ст. 3, 4 ГПК определить смысл обращения гражданина в суд. При составлении мнения о том, присутствует ли юридическая заинтересованность у истца, орган правосудия учитывает:

  • – правовую связь лица, реализующего свое конституционное право на судебную защиту, с ее объектом;
  • – правовой характер предъявленного требования;
  • – спорное состояние субъективного права или охраняемого законом интереса (А. Н. Кожухарь).

Иными словами, лицо, обращаясь в суд, должно указать в заявлении на свою связь со спорным материальным правоотношением; привести факты и приложить соответствующие документы, подтверждающие нарушение права. Исходя из данных сведений, судья предполагает наличие у истца юридической заинтересованности и принимает заявление к производству, чтобы впоследствии выяснить принадлежность права и действительность его нарушения.

Отказ в принятии заявления по мотиву отсутствия у лица юридической заинтересованности допустим лишь в случае очевидности этого факта с целью предотвращения бессмысленного судебного разбирательства, противоречащего принципу процессуальной экономии.

Непринадлежность права истцу может быть установлена судьей на стадии возбуждения гражданского судопроизводства на основании закона. В тех случаях, когда отсутствие юридической заинтересованности не очевидно для суда либо когда истец ошибочно полагает, что нарушено его право, суд не должен отказывать в принятии искового заявления.

Соответствующий вывод был сделан КС РФ при анализе вопроса об отказе в принятии заявления, поданного от своего имени, в котором оспариваются акты, не затрагивающие права, свободы или законные интересы заявителя (п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. 248, ч. 1, 8 ст. 251 ГПК). Именно со сферой публичных правоотношений связывается установление юридической заинтересованности улица, обращающегося в суд, в свете буквального толкования п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

Судебная практика (позиция КС РФ): Пункт 1 ч. 1 ст. 134 ГПК в системной связи с ч. 1 ст. 246 и ч. 1 ст. 251 ГПК не предполагает отказ суда в принятии заявления о признании принятого и опубликованного в установленном порядке нормативного правового акта органа государственной власти противоречащим закону в случае, если заявитель считает, что этим актом нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией, законами и другими нормативными правовыми актами, и, следовательно, не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя (Определение КС РФ от 08.07.2004 № 238-0 по жалобе гражданина Тимонина Д. В. на нарушение его конституционных прав п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. 248, ч. 1, 8 ст. 251 ГПК).

Позднее ВС РФ, поясняя описанную правовую коллизию, прибегнул к критерию очевидности отсутствия юридической заинтересованности улица, испрашивающего судебную защиту. (Позиция ВС РФ): Судья отказывает в принятии заявления на основании ст. 248 или п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК в случаях, когда: в заявлении гражданина или организации оспаривается решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, очевидно не затрагивающее их права и свободы, тогда как это обстоятельство является необходимым условием проверки решения, действия (бездействия) в порядке, предусмотренном гл. 25 ГПК (например, заявление организации об оспаривании решения квалификационной коллегии судей о рекомендации гражданина на должность судьи). В случае, когда из заявления не усматривается, что оспариваемое решение, действие (бездействие) явно не затрагивает права и свободы заявителя, судья не вправе отказать в принятии такого заявления (Постановление Пленума ВС РФ от 10.02.2009 № 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих").

Однако, принимая во внимание оценочное значение категории "очевидность", следует учитывать, что ее неосторожное применение может повлечь за собой нарушение права на судебную защиту.

Помимо положительных предпосылок закон выделяет обстоятельства, которых не должно быть на момент предъявления иска, т.е. отрицательные предпосылки:

  • – отсутствие вступившего в законную силу решения суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон (п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК);
  • – отсутствие ставшего обязательным для сторон принятого по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решения третейского суда, за исключением случаев, если суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (п. 3 ч. 1 ст. 134 ГПК).

Для того чтобы установить отсутствие судебных постановлений суда общей юрисдикции в отношении спорных материальных правоотношений, судье необходимо обнаружить тождество исков, т.е. установить совпадение элементов (признаков) заявляемого иска с элементами иска, уже рассмотренного судом (Г. Л. Осокина). Тождество по субъектному составу сохраняется при правопреемстве; при обращении в суд прокурора, государственных органов, организаций и граждан в защиту интересов других лиц; если уже есть решение по требованию самого субъекта спорного правоотношения. Не являются тождественными иски между теми же сторонами, если изменились предмет или основание иска. Изменение размера исковых требований и замена одного альтернативного требования другим не исключают тождества предмета иска. Что касается тождества основания иска, то оно не усматривается в так называемых длящихся правоотношениях, когда появляются новые обстоятельства, не отраженные в ранее вынесенном решении. Например, наличие решения об отказе в удовлетворении иска о расторжении брака в связи с возможностью сохранить семью не препятствует повторному обращению в суд при выявлении новых признаков распада семьи.

В качестве основания отказа в принятии тождественного иска не применяется принятый судом отказ от ранее поданного иска в случае сохранения существующего правоотношения, вызвавшего обращение в орган правосудия. Так, отказ от иска о взыскании алиментов, расторжении брака не лишает истца права вторичного предъявления искового заявления (И. М. Пятилетов). В отличие от определения о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска, имеющееся определение об утверждении судом мирового соглашения сторон всегда влечет отказ в принятии заявления, поскольку мировое соглашение представляет собой двусторонний распорядительный акт, прекращающий спорные правоотношения (С. А. Иванова).

Сложность заключается не только в определении тождества, но и в первую очередь в обнаружении объектов сравнения. То есть судья обязан выяснить, имеется ли вступившее в законную силу решение суда по аналогичному требованию. Нередко о наличии такового становится известно от ответчика после возбуждения производства по гражданскому делу, в результате чего оно прекращается.

Информацию о наличии решения третейского суда судья, принимая исковое заявление, может получить со слов стороны третейского разбирательства. Если заинтересованное лицо не сообщит подобного рода сведения, то установить их затруднительно. Объясняется это тем, что в отличие от решений государственных органов правосудия решения третейских судов носят конфиденциальный характер и централизованному учету не подлежат. Осведомленность судьи о существовании решения третейского суда по тождественному иску влечет необходимость изучения условий третейского соглашения сторон на предмет окончательности решения. Приложение к ставшему обязательным решению третейского суда определения об отказе в выдаче исполнительного листа делает возможным принятие искового заявления к производству суда.

Отказ в принятии искового заявления препятствует повторному обращению заявителя в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям (non bis in idem).

Таким образом, в состав процессуальных действий суда по проверке наличия предпосылок права на предъявление иска включаются действия:

  • 1) по проверке специальной правоспособности лица, обращающегося в суд (в зависимости от категории дела и процессуального положения субъекта);
  • 2) установлению презумпции юридической заинтересованности;
  • 3) определению подведомственности дела суду общей юрисдикции;
  • 4) выявлению вступившего в законную силу решения суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определения суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения; обнаружению тождества требований;
  • 5) выявлению ставшего обязательным для сторон и принятого по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решения третейского суда; обнаружению тождества требований.

  • [1] Гусев В. Г. Гражданская процессуальная правоспособность: автореф. дне. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1996. С. 6–7.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы