Субъекты, имеющие право подачи заявления, представления о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу

Статья 394 ГПК относит к субъектам инициирования возбуждения производства по вновь открывшимся или новым обстоятельствам лиц, участвующих в деле, т.е. стороны, третьих лиц и др. (ст. 34 ГПК). Из содержания ст. 45, 394 ГПК можно сделать вывод, что прокурор может обратиться с представлением о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам в случае, если он принимал участие в деле на более ранних стадиях его рассмотрения. Прокурор также вправе подать заявление в порядке гл. 42 ГПК в интересах граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, не привлекавшихся судом к участию в деле, если судебными постановлениями разрешен вопрос о правах и обязанностях этих лиц, применительно к ч. 1 ст. 45 ГПК (ч. 4 ст. 1 ГПК).

Об остальных заинтересованных субъектах процессуальный закон ничего не сообщает, поэтому при применении положений ст. 394 ГПК необходимо принимать во внимание правовую позицию КС РФ по данному вопросу.

Судебная практика (позиция КС РФ): Статья 394 ГПК не исключает для лиц, полагающих, что принятым без их участия судебным постановлением разрешен вопрос об их правах и обязанностях, возможность судебной защиты их прав, а потому она не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе (Определение КС РФ от 21.04.2011 № 566-0-0 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Холода Ю. С. на нарушение его конституционных прав ст. 394 ГПК).

Кроме того, нужно учитывать правовую позицию КС РФ, расширившую состав лиц, которые вправе подать заявление о пересмотре по новым обстоятельствам судебного акта в связи с установлением ЕСПЧ нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Из буквального содержания п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК следует, что таким лицом является заявитель, обратившийся в ЕСПЧ.

Судебная практика (позиция КС РФ): Статья 392 ГПК в системе действующего правового регулирования и с учетом конституционно-правового смысла, выявленного КС РФ в Постановлении от 26.02.2010 № 4-П, не исключает возможности обращения кого-либо из соистцов по делу с заявлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного постановления по этому делу по новым обстоятельствам и, соответственно, его пересмотра в случае, когда ЕСПЧ по жалобе другого лица, участвующего в данном деле в качестве истца, установлено нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод при вынесении этого судебного постановления (Определение КС РФ от 07.06.2011 № 853-0-0 по жалобе граждан Баева Ю. И., Макарова В. Н. и других на нарушение их конституционных прав положениями ст. 392 и ч. 1 ст. 397 ГПК).

Средством обращения в суд является заявление и представление (для прокурора). Правила, изложенные в ст. 394 ГПК, следует применять во взаимосвязи с нормами ст. 393 ГПК, перечисляющей суды, имеющие право пересматривать решения, определения и постановления по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, и, следовательно, указывающей, куда могут быть направлены заявления и представления.

Итак, процессуальный статус значительного числа лиц – субъектов инициирования возбуждения производства по пересмотру гражданских дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, предусмотренный ГПК, – является довольно четким (например, истцов, ответчиков, третьих лиц и т.д.), он исследован в науке гражданского процессуального права и не требует какого-либо дополнительного освещения. Однако имеется настоятельная необходимость рассмотреть ряд вопросов, связанных с особым правовым положением некоторых субъектов и задачами дальнейшего развития гражданского процессуального законодательства в направлении расширения круга лиц, имеющих право на обращение с заявлениям о пересмотре гражданских дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Анализ судебной практики свидетельствует, что нередко потребность пересмотра гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам устанавливают должностные лица вышестоящих судов на основании поступивших к ним от граждан жалоб с просьбой рассмотреть дело в порядке кассации. В этих случаях, как правило, судебная практика идет по одному из двух путей. Чаще всего должностные лица вышестоящих судебных органов разъясняют жалобщику, что ему следует обратиться с заявлением в суд, вынесший решение, определение, постановление, о пересмотре его по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Второй способ реагирования на такого рода заявления выражается в том, что должностные лица вышестоящего суда сами пересылают в суды направленные к ним заявления для рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Представляется правильным, что в тех случаях, когда руководящим должностным лицам вышестоящих судов стало известно, что дело может быть рассмотрено по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, а не в порядке кассации, они обязаны возвратить это дело в соответствующий суд с рекомендацией председателю суда о разъяснении жалобщику его права просить тот же суд о рассмотрении дела по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Заслуживает определенного внимания вопрос о том, следует ли признавать представителя имеющим безусловное право обращения в суд с заявлением о рассмотрении дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Закон ответа на данный вопрос не дает.

Думается, что ответить на этот вопрос надо отрицательно. Обращение с заявлением, представлением о пересмотре решения по вновь открывшимся или новым обстоятельствам является важным действием, могущим иметь не только процессуальные, но и материально-правовые результаты. Совершение представителем действий, перечисленных в ст. 54 ГПК, возможно лишь тогда, когда они особо оговорены. Поэтому полагаем, что в рамках договорного представительства представитель с заявлением о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся или новым обстоятельствам может обратиться в суд лишь тогда, когда это прямо предусмотрено в выданной ему доверенности. Разумеется, это положение не должно распространяться на случаи законного представительства (ст. 52 ГПК), так как эти представители вправе совершать все процессуальные действия, которые могли бы совершать в процессе сами представляемые, если бы они были дееспособными.

Представляет интерес вопрос о праве правопреемников возбуждать производство по рассмотрению гражданских дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. В ст. 394 ГПК правопреемник не назван в числе лиц, имеющих такое право. Тем не менее по действующему гражданскому процессуальному законодательству процессуальные правопреемники обладают правом обращаться с заявлениями о пересмотре актов правосудия ввиду открытия указанных выше обстоятельств. Такой вывод вытекает из положений ст. 44 ГПК, предусматривающей, что правопреемство возможно в любой стадии процесса.

Однако правопреемник обладает указанным правом при условии не только существования вновь открывшихся или новых обстоятельств до вынесения судом решения, но и при условии возникновения их независимо от действий правопреемников. С нашей точки зрения, не это должно иметь главное значение, а то, что все действия, совершенные в процессе до вступления правопреемника, обязательны для него в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил. Поэтому здесь важно точно знать следующее: существовали ли обстоятельства, о которых идет речь в ст. 392 ГПК, и имело ли право само выбывшее лицо обратиться с заявлением о пересмотре решения по этим основаниям в порядке ст. 394 ГПК. И лишь тогда, когда будет установлено, что эти обстоятельства не были известны выбывшему из процесса лицу и у него самого было право на обращение в суд, можно дать положительный ответ на вопрос о праве правопреемника требовать от суда пересмотра постановления по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Напротив, когда указанные условия отсутствуют, отсутствует и право правопреемника на возбуждение данного производства.

В судебной практике встречаются случаи, когда с просьбой о пересмотре одного и того же решения одновременно обращается несколько лиц. Представляется, что в отношении них целесообразно предусмотреть в законе совместное рассмотрение заявленных требований, если в таковых содержится просьба о пересмотре одного и того же постановления со ссылкой на одинаковые или на различные вновь открывшиеся или новые обстоятельства либо на различные доказательства, подтверждающие одни и те же основания пересмотра. Это будет способствовать принципу процессуальной экономии, даст возможность с большей пользой (полнотой) установить существенные обстоятельства для дела и правильно решить вопрос об отмене соответствующего судебного постановления.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >