Производство по делам с участием иностранных лиц

Процессуальные вопросы производства по делам с участием иностранных лиц

В результате изучения гл. 30 студент должен:

знать

  • • понятие и правовую природу международного гражданского процессуального права;
  • • особенности представления интересов иностранных лиц;
  • • правила определения международной подсудности;
  • • способы направления судебных поручений;
  • • порядок признания и исполнения решений иностранных судов;

уметь

  • • давать квалифицированные юридические консультации по вопросам участия субъектов гражданских процессуальных правоотношений в производстве по делам с участием иностранных лиц;
  • • правильно применять, соблюдать и толковать нормы, регулирующие производство по делам с участием иностранных лиц;

владеть навыками анализа правоприменительной практики в сфере производства по делам с участием иностранных лиц.

Общие положения производства по делам с участием иностранных лиц

В современной России во время расширения внешнеэкономических связей, миграции населения, а также в силу ряда других политических и экономических причин значение гражданских процессуальных отношений с иностранным элементом резко возрастает. Этим обусловлено увеличение количества дел с участием иностранных лиц в российских судах.

О защите прав иностранных физических и юридических лиц в суде говорят в рамках международного гражданского процесса. Под международным гражданским процессуальным правом понимается совокупность норм, регулирующих особенности рассмотрения дел с участием иностранного элемента.

Относительно сущности международного гражданского процесса сложилось несколько точек зрения. Одни авторы полагают, что международный гражданский процесс является частью международного частного права, другие утверждают, что международный гражданский процесс является составной частью гражданского процессуального права. По мнению третьих, международное гражданское процессуальное право является отдельной самостоятельной отраслью права.

Вопросы международного гражданского процесса традиционно рассматриваются в учебной литературе по гражданскому процессуальному праву, а нормы, регулирующие данные вопросы, закреплены в гражданских процессуальных кодексах каждого государства.

К нормативным источникам международного гражданского права нашей страны принято относить как внутреннее законодательство, так и международные договоры.

Среди внутреннего законодательства следует выделить целый ряд нормативных актов:

ГПК, АПК, Закон РФ 07.07.1993 № 5338–1 "О международном коммерческом арбитраже", Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21.06.1988 № 9131-XI "О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей" и др.

Российская Федерация как правопреемница СССР участвует:

  • 1) в двусторонних договорах:
    • – о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам с Албанией (1958), Болгарией (1975), Венгрией (1958 и протокол 1971), Вьетнамом (1981), КНДР (1957), Кубой (1984), МНР (1958), Польшей (1957 и протокол 1980), Румынией (1958), Чехословакией (1982), Югославией (1962), Италией (1979);
    • – о правовой помощи с КНР (1992), Польшей (1996), Ираном (1996), Албанией (1997), Азербайджаном (1992), Литвой (1992), Латвией (1993), Грузией (1995), Киргизией (1992), Молдавией (1993), Эстонией (1993), Испанией (1996), Финляндией (1978) и др.;
    • – о правовой помощи по гражданским и уголовным делам с республикой Кипр (1984), КНР (1992) и др.;
  • 2) в многосторонних договорах: Конвенции во вопросам гражданского процесса (от 01.03.1954), Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (от 05.10.1961), Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (от 10.06.1958); Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (от 22.01.1993), Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (от 20.03.1992), и др.

Самое многочисленное количество двусторонних международных договоров, наиболее подробно регламентирующих вопросы международного гражданского процесса, составляют договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам.

Под международной правовой помощью по гражданским делам следует понимать действия, оказываемые судами общей юрисдикции и мировыми судьями в Российской Федерации по оказанию содействия в осуществлении правосудия иностранным судам, разрешающим споры, возникающие из гражданских, семейных и иных правоотношений, регламентированные взаимосвязью международных и внутригосударственных юридических норм.

В тех случаях, когда суды сталкиваются с вопросами международной правовой помощи, имеет место рассмотрение дел с иностранным элементом.

Термин "иностранный элемент" на протяжении довольно длительного времени упоминался лишь в научных работах ученых. Однако сегодня он упоминается и в ст. 1186 ГК, которая предусматривает применение права "к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей".

Под иностранным элементом (как этот термин употребляется в законодательстве и литературе) надо понимать не элемент правоотношения, а лишь его определенную "окраску", "характеристику", выявляющую связь с иностранным государством и дающую основания для постановки вопроса о подлежащем применению праве[1].

Осмысление особенностей гражданских процессуальных отношений с иностранным элементом в первую очередь требует решения следующих вопросов:

  • – о процессуально-правовом положении "иностранного лица";
  • – о подсудности гражданских дел с "иностранным элементом";
  • – об особенностях направления поручений российскими и иностранными судами и их исполнении;
  • – о порядке признания и исполнения решений иностранных судов (третейских судов).

Одним из основных элементов процедуры судебной защиты права лица является право на подачу иска. Из теории гражданского процессуального права известно, что одной из предпосылок права на предъявление иска является процессуальная правоспособность лица, условием – гражданская процессуальная дееспособность.

ГПК предоставляет право иностранным лицам, под которыми понимает иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранные организации, международные организации, обращаться в суды в Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов.

Гражданские процессуальные права и обязанности иностранных лиц закреплены в ст. 35 ГПК. Они пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации.

Об иностранных лицах как субъектах гражданских процессуальных правоотношений можно говорить только тогда, когда они признаны носителями процессуальных прав и обязанностей, наделены процессуальной правоспособностью и обладают процессуальной дееспособностью.

Согласно ст. 36 ГПК гражданская процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству РФ правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов.

Момент возникновения правоспособности у граждан определяется законом с момента рождения, а прекращение – со смертью гражданина.

Юридические лица, участвующие в гражданском процессе в качестве сторон или третьих лиц, обладают гражданской правоспособностью с момента государственной регистрации и лишаются ее в момент завершения их ликвидации либо реорганизации.

Гражданская процессуальная дееспособность граждан наступает в полном объеме по достижении ими 18-летнего возраста. Полностью дееспособным лицо становится также и с момента вступления его в брак до достижения 18 лет. Российским законодательством предусмотрены также иные случаи приобретения дееспособности до достижения 18 лет.

В отношении юридических лиц понятия правоспособности и дееспособности не различаются, поскольку их правоспособность и дееспособность возникает и прекращается одновременно.

Вместе с тем, если в международном договоре установлено, что право- и дееспособность иностранного лица определяется по его "личному закону", российский суд должен применять зарубежное законодательство по вопросам право- и дееспособности такого лица.

Так, например, в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам личный статус определяется следующим образом:

  • – дееспособность физического лица определяется законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой является это лицо;
  • – правоспособность юридического лица определяется законодательством государства, по законам которого оно было учреждено.

ГПК содержит ст. 399, в которой закреплено нормативное положение, согласно которому гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных лиц и лиц без гражданства определяются их личным законом, а также ст. 400, в которой также установлено, что правоспособность иностранной и международной организации определяется их личным законом.

ГПК предусмотрел наряду с вышеперечисленными положениями еще одну интересную оговорку: "Лицо, не являющееся на основе личного закона процессуально дееспособным, может быть на территории Российской Федерации признано процессуально дееспособным, если оно в соответствии с российским правом обладает процессуальной дееспособностью" (ч. 5 ст. 399 ГПК). В основе такой формулировки лежит мысль о признании гражданина правоспособным или дееспособным по российскому законодательству как в случае отсутствия дееспособности по их личному закону, так и в случае ее наличия.

На основе изложенного представим возможные ситуации. Например:

  • – иностранец дееспособен по праву нашей страны и недееспособен по праву своей страны;
  • – иностранец дееспособен по праву нашей страны и дееспособен по праву своей страны;
  • – иностранец недееспособен по праву нашей страны, но дееспособен по праву своей страны;

и последняя:

– иностранец недееспособен по праву нашей страны и недееспособен по праву своей страны.

Во всех случаях получаем возможность признания гражданина дееспособным по законодательству РФ (кроме последнего представленного примера, исключающего возможность признания гражданина право- или дееспособным по положениям, установленным ГПК), т.е. применения ч. 5 ст. 399 ГПК.

Полагаем, что во всех случаях суд должен считать иностранное лицо дееспособным, если нет достаточных оснований предполагать иное либо если заинтересованными лицами не будет доказана его процессуальная недееспособность (например, путем представления доказательств, подтверждающих признание лица недееспособным в той стране, гражданином которой он является).

  • [1] Марышева Н. И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007. С. 3.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >