Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow История международных отношений

Революция 1848 г. в Германии. Фридрих Вильгельм IV и Национальное собрание.

Как известно, революция во Франции послужила сигналом для революционной волны, которая прошлась по всей Западной [1] и Центральной Европе — от Парижа до Будапешта и от Берлина до Неаполя. Однако синхронность революционных процессов не означала наличие хоть какой-то координации в действиях французских, немецких, итальянских и венгерских революционеров; на самом деле цели всех этих национальных революций 1848—1849 гг. были нередко совершенно противоположны.

Да и могло ли быть иначе? Франция (или, точнее, французская национальная буржуазия) стремилась окончательно отбросить венскую систему 1815 г. и восстановить свою гегемонию в Европе — а для начала вновь подчинить Бельгию и захватить левый берег Рейна.

Германская же национальная буржуазия, в свою очередь, стремилась к воссоединению Германии — а в случае достижения этой цели уже не Франция, а Германия стала бы европейским гегемоном. Вплоть до битвы при Седане (1870 г.) в Париже не понимали, что немецкий национализм куда опаснее для "Прекрасной Франции", чем русский царизм или австрийская реакция; однако после 1871 г. французы, наконец, осознали, что их страна может сосуществовать только со слабой и униженной (по крайней мере, в военно-политическом смысле) Германией. Само собой разумеется, что германские национальные устремления были совершенно несовместимы с польским национально-освободительным движением: немцы не собирались предоставлять независимость полякам "прусского захвата": их собирались онемечить и включить в "Великую Германию".

Аналогичные иллюзии имелись в Париже в отношении Италии: избранный в декабре 1848 г. президентом Франции Луи-Наполеон, в молодости сам карбонарий, рассматривал освобождение Италии от австрийского гнета как одну из важнейших целей своей внешней политики. Результатом объединения Италии, однако, стало появление не естественного союзника Франции, а, напротив, влиятельного и активного ее конкурента в Средиземноморье.

Еще большими противоречиями была отмечена австрийская революция, или, вернее, целый ряд революционных событий на территории "лоскутной империи". Эти революционные процессы, охватившие все основные этнические группы Австрии — немцев, итальянцев, мадьяр и славян — поставили империю на грань полного краха; однако она устояла, прежде всего, в силу разнонаправленности этих процессов. Все народы австрийской империи желали свободы — но свободы для себя за счет других. Именно эго обстоятельство давало правительству империи шанс восстановить свою власть, действуя по принципу divide et Impera. Собственно говоря, итогом революции 1848—1849 гг. в Австрии стал — 20 лет спустя — компромисс между немцами и венграми за счет славян, которые и в двуединой монархии 1867 г. оставались угнетенным и бесправным элементом.

Что касается конкретно Германии, депутаты общегерманского Учредительного собрания, собравшиеся во Франкфурте весной 1848 г., после победы вооруженного восстания в Берлине в марте 1848 г., были настроены очень воинственно. Прежде всего, они поддержали действия Пруссии по захвату датских провинций — Шлезвига и Гольштейна. Военные действия против Дании сразу же сделали прусского короля Фридриха Вильгельма IV кумиром Франкфуртского собрания.

Особое негодование во Франкфурте вызвали действия австрийского правительства, которое воспользовалось помощью со стороны России для подавления революций в Австрии и Венгрии.

Между тем 5 декабря 1848 г. король дал Пруссии весьма либеральную (по тем временам) конституцию, предусматривавшую не только всеобщее избирательное право и демократические свободы, но даже и ответственное министерство. Этот шаг совершенно примирил короля с немецкими националистами, которые заняли еще более антиавстрийскую позицию: 19 января 1849 г. Франкфуртское собрание постановило, что австрийский монарх будет допущен в будущую Германскую империю лишь в соответствии с уже принятыми статьями имперской конституции, запрещавшими политическое слияние какого-либо немецкого государства с ненемецким. Тем самым немецкий национализм вошел в непримиримое противоречие с австрийским империализмом, и именно вокруг этого пункта и шла впоследствии борьба за объединение Германии.

28 марта 1849 г. франкфуртский парламент предоставил Фридриху Вильгельму IV императорский сан; при этом, в соответствии с конституцией 4 марта император — политический, военный и дипломатический глава Германии — правил через посредство министров, ответственных перед двухпалатным парламентом, избираемым на основе всеобщего избирательного права. Прусский король, не отвергая формально этого предложения, в то же время утверждал, что законным монархом может сделать его лишь собрание германских монархов. В то же время он громогласно утверждал, что всегда и всюду будет защищать честь и интересы Германии.

  • [1] Дебидур Л. Дипломатическая история Европы ... Т. 1. С. 467.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы