Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow История международных отношений

Война с Данией.

Первым ходом в этой комбинации стала война с Данией (1864 г.). Бисмарк достаточно тонко разыграл эту партию: не оспаривая положений Лондонского трактата 1852 г. о статусе Гольштейна и Шлезвига, Бисмарк в то же время требовал автономий для них по Лондонскому договору. И здесь неоценимую услугу Пруссии оказала Великобритания: правительство лорда Пальмерстона всячески внушало Христиану IX, что он нс останется в одиночестве в борьбе за приэльбекие герцогства (Шлезвиг и Гольштейн). В то же время война за них была бы сухопутной войной, которую Англия была вести не в состоянии при отсутствии союзника на континенте. Британский кабинет пытался подтолкнуть Наполеона III к тому, чтобы выступить на стороне Дании, однако Франция никогда бы не согласилась на войну с объединенной Германией без гарантий со стороны Лондона — а правительство лорда Пальмерстона не горело желанием предоставить Парижу такие гарантии. В результате Дания, понадеявшись на поддержку со стороны Англии и Франции, заняла жесткую и неуступчивую позицию по вопросу о герцогствах, тем самым предоставив Бисмарку столь желанный casus belli.

Итак, маленькая Дания осталась один на один не просто с Пруссией, а со всей объединенной Германией, включая и Австрию. Вена не могла уклониться от участия в интервенции против Дании: в противном случае немецкое общественное мнение выступило бы на стороне Пруссии. Заключая с Берлином соглашение от 16 января 1864 г., венский кабинет льстил себя надеждой, будто это будет консервативный союз, который позволит держать прусскую внешнюю политику под контролем Вены и даже обеспечить гарантии Берлина сохранению австрийского контроля над Венецией. Очень скоро, однако, Австрии пришлось испытать жестокое разочарование.

Германо-датская война 1864 г.[1]

1 февраля 1964 г. объединенные прусско-австрийские войска численностью в 60 тыс. чел. при 158 орудий под общим командованием прусского генерал-фельдмаршала

Фридриха фон Врангеля вступили на территорию Шлезвига. К марту 1864 г. датская армия (38 тыс. чел., 277 орудий) под командованием генерал-лейтенанта Кристиана де Меза отступила через Фленсбург на укрепленные позиции в районе города Дюббёль. Другая часть датской армии отошла на север Ютландии, где засела в крепости Фреде- рисия. В марте прусско-австрийские войска осадили крепость, а 18 апреля разгромили датчан у Дюббёля. 29 апреля датские войска вынуждены были оставить Фредерисию и эвакуироваться на острова Альс и Фюн.

25 апреля 1864 г. в Лондоне начались мирные переговоры между представительствами воюющих государств при участии Великобритании. Франции и России. Было заключено перемирие до 26 июня. 29 июня прусско-австрийские войска возобновили наступление и к середине июля оккупировали всю Ютландию.

Лишь к концу октября 1864 г. конфликт был урегулирован полностью, и 30 октября в Вене был подписан мирный договор. В силу этого соглашения датский король отказывался от всех прав на Лауенбург, Шлезвиг и Гольштейн в пользу прусского короля и австрийского императора.

Подготовка к войне с Австрией. Отношения с Францией и Россией.

Теперь Австрия была уже не нужна О. фон Бисмарку, и настало время, наконец, показать, кто хозяин в германском доме. Европа все еще жила устаревшими представлениями; в европейских столицах считали, что прусская армия в лучшем случае равна по своей боевой мощи австрийской.

Между тем на протяжении 1860-х гг. в Пруссии прошла самая настоящая революция в военном деле, которая на протяжении последующих полутора веков определяла систему боевой подготовки ведущих мировых держав. Речь идет о системе всеобщей воинской повинности, позволявшей иметь колоссальный обученный резерв, который можно было быстро поставить нод ружье и но железным дорогам перебросить к театру военных действий. Еще одна прусская новинка, которую были вынуждены перенять все без исключения военные державы, — это Генеральный штаб, который готовил нс только планы будущих войн, но и театры военных действий не после (как это было раньше), а до начала военных действий. Это гениальное изобретение прусских военных Хельмута фон Мольтке- старшего, Альбрехта фон Роона и других — стало одной из главных причин всех прусских побед 1860-х гг.: и над Данией, и над Австрией, и над Францией.

Все эти обстоятельства не были учтены должным образом в Париже; хуже того, по общему мнению всех без исключения историков дипломатии, правительство Луи-Наполеона было обведено Бисмарком вокруг пальца. В ходе свидания О. фон Бисмарка с Наполеоном III в Биаррице (октябрь 1865 г.) прусский канцлер постарался внушить императору французов, насколько плодотворен для Франции будет тесный союз с Пруссией.

В частности, Бисмарк заявил, что присоединение Бельгии к Франции не встретило бы возражений в Берлине. Для Пруссии "железный канцлер" просил всего ничего — небольшой кусок территории у Гессена и Нассау, да еще "исправления" границы между Пруссией и Ганновером. Ну, уж о таком пустяке, как реформа союза в соответствии с "пожеланиями германской нации" было упомянуто как бы между делом. Сделка представлялась в высшей степени выгодной, и немудрено, что "маленький племянник большого дяди", авантюрист, которого всю жизнь окружали авантюристы

и авантюристки, поддался на провокацию О. фон Бисмарка. Что еще хуже, в ходе переговоров с Винценто де Бенедетти — французским послом в Берлине — Бисмарк сумел убедить его набросать проект этого франко-прусского соглашения, в котором упоминалась аннексия Францией Бельгии и Люксембурга (20 августа 1866 г.).

Было и еще одно обстоятельство, которое побудило Луи-Наполеона воздержаться от немедленного вмешательства в австро-прусский конфликт: в Париже руководствовались устаревшими и неверными представлениями о соотношении военных сил между Веной и Берлином, в соответствии с которыми эта война должна быть упорной и затяжной — и лишь после истощения сил сторон Наполеон III собирался продиктовать обоим немецким государствам свои условия. Наконец, все еще продолжался конфликт в Мексике, в котором были задействованы французские войска — а в этих условиях было чистым безумием вмешиваться в новую войну (и это понимал даже Наполеон III).

Привлечь Италию на свою сторону Берлину не составило труда — нужно было лишь пообещать Италии Венецию. Кроме того, итальянскому правительству был предоставлен военный кредит. 8 апреля 1866 г. был подписан союзный договор между Италией и Пруссией.

Оставалось найти подходящий предлог для войны с Австрией. Дело в том, что австро-прусская война вряд ли стала бы популярной в Германии: там ее рассматривали как братоубийственную. Нужно было изыскать безупречный с точки зрения международного права и общественных настроений предлог для войны, и таким предлогом стало Гаштейнское соглашение между Австрией и Пруссией от 14 августа 186*5 г. об австро-прусском кондоминиуме в отношении приэльбеких герцогств. Этот договор был составлен таким образом, что фактически вся полнота контроля над герцогствами оставалась в руках Берлина, и в Вене это вскоре поняли.

Собственно, Вену никогда нс интересовали ни Шлезвиг, ни Гольштейн, и австрийский кабинет охотно обменял бы и то и другое на территориальные уступки Пруссии — например, где-нибудь в Саксонии. Но тут Бисмарк отказался наотрез, и схватка стала неизбежной.

5 июня 1866 г. прусские войска вошли в Гольштейн, который находился, в соответствии с Гаштейнским соглашением, под управлением Австрии. 12 июня Австрия разорвала дипломатические отношения с Пруссией. 14 июня, после принятия по предложению Австрии Союзным сеймом антинрусской резолюции, Пруссия объявила Германский союз несуществующим и предложила новый союзный договор, с исключением Австрии из Германского союза. Это равнялось объявлению войны. Манифесты о ней были обнародованы австрийским императором 17 июня, а прусским королем 18 июня. 20 июня войну Австрии объявила Италия.

Разумеется, О. фон Бисмарк выказал себя в ходе событий 1864—1866 гг. как искуснейший дипломат своего времени; тем не менее, следует признать, что негибкая и отставшая от времени дипломатия Вены очень помогла "железному канцлеру". Стремление удержать любой ценой каждый клочок "лоскутной империи", равно как и вредная привычка всегда предпочитать

поражение компромиссу — все это рано или поздно должно было привести к изоляции Австрийской империи на международной арене.

В самом деле, к 1866 г., накануне конфликта с Пруссией, отношения Австрии с Россией были безнадежно испорчены (о чем уже было сказано выше); Франция и Италия были недовольны неуступчивостью Вены по вопросу о Венеции, а что касается Лондона, то он, во-первых, не желал вмешиваться во внутригерманский конфликт и, во-вторых, без союзника на континенте одна Великобритания воевать была не в состоянии. Все эти обстоятельства, безусловно, помогли Бисмарку обеспечить дипломатическую подготовку Австро-прусской войны.

Существует романтическая легенда о том, что накануне битвы при Садове (3 июля 1866 г.), которая решила исход не только Австро-прусской войны, но и многолетней борьбы за гегемонию в Германии, у О. фон Бисмарка в кармане был яд. Сам он впоследствии говорил, что никогда ему не приходилось до такой степени все ставить на карту, как в июне и июле 1866 г.

Настоящий бой, однако, О. фон Бисмарку пришлось выдержать после Садовы. Вот что писал он жене 9 июля: "Дела у нас идут хорошо, несмотря на Наполеона; если мы не преувеличим наши притязания и не будем думать, что завоевали весь свет, то добьемся также и мира, который стоит усилий. Но мы так же быстро опьяняемся успехом, как надаем духом, и передо мной стоит неблагодарная задача лить воду на пенящееся вино и доказывать, что мы не одни живем в Европе, но еще с тремя державами, которые нас ненавидят и нам завидуют" [2].

Действительно, после Садовы, когда дорога на Вену была открыта и, казалось, Берлин может продиктовать поверженному врагу любые условия мира, О. фон Бисмарку стоило колоссальных усилий убедить короля в том, что нужно заключить мир на самых умеренных условиях — и как можно скорее. Ведь 5 июля, через два дня после Садовы, Наполеон III заявил о своем посредничестве в конфликте Австрии, Италии и Пруссии. Этим самым французский император давал попять, что Франция не останется в стороне в случае продолжения войны. Эти доводы, однако, с трудом доходили до сознания прусского короля и его генералов. В какой-то момент О. фон Бисмарк (если верить его мемуарам) подумывал об отставке и даже о самоубийстве. И все же ему удалось убедить короля (с помощью кронпринца Фридриха-Карла) заключить умеренный мир, который оставлял бы в неприкосновенности территорию Австрии и Саксонии.

26 июля в Никольсбурге был подписан предварительный мир, а 23 августа в Праге — окончательный мирный договор. Победа над Австрией привела не только к доминированию Пруссии в Германии (старый Германский союз был ликвидирован; вместо него в 1867 г. был создан Северогерманский союз, в соответствии с конституцией которого прусский король возглавлял все германские государства к северу от Майна, а также был верховным главнокомандующим и руководителем внешней политики союза; Пруссия аннексировала Ганновер и заключила оборонительные и наступательные соглашения с Баварией, Вюртембергом, Гессеном и Баденом). Эта победа привела к доминированию О. фон Бисмарка в германской внутренней политике. Прусский ландтаг, который находился в оппозиции к возглавляемому О. фон Бисмарком правительству на протяжении нескольких лет, немедленно вотировал все запрошенные "железным канцлером" военные кредиты. Бисмарковская политика объединения Германии "железом и кровью", па основе компромисса юнкерства и буржуазии (а также верхушки рабочего класса) давала блестящие плоды.

  • [1] Германо-датская война 1864 г. // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. 8А. С. 512-513.
  • [2] Чубипский В. В. Бисмарк. Биография. СПб.: Образование-Культура. 1997. С. 207.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы