МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (СЕНТЯБРЬ 1939 - СЕНТЯБРЬ 1945 Г.)

Нападение гитлеровской Германии на Польшу. Начало Второй мировой войны. Советско-германские отношения после "пакта Молотова — Риббентропа".

Уже через две педели после вторжения Германии в Польшу судьба последней была решена. Польское правительство в панике бежало из страны; Варшава была захвачена; остатки Войска польского планомерно добивались вермахтом и войсками СС. Англия и Франция, таким образом, лишились своего единственного союзника на Востоке.

Первые несколько месяцев Второй мировой войны принесли немалые успехи как гитлеровской Германии, так и сталинскому Советскому Союзу. Фактически в гот период можно было говорить о своеобразном союзе между двумя диктатурами, целью которого было окончательное устранение последствий ненавистного Версаля и его установлений для Восточной Европы.

И это было неслучайно — уж очень несправедливы (с точки зрения многих жителей Восточной и Центральной Европы) были границы, установленные по Версальскому, а также по Сен-Жерменскому, Нейискому, Трианонскому и Севрскому договорам. Вот почему Берлин и Москва при первой же возможности постарались ликвидировать последствия Версаля в Восточной Европе, разделив регион на свои "сферы влияния".

Однако на протяжении 22 месяцев между пактом Молотова Риббентропа и 22 июня 1941 г. интерес Германии к сближению с СССР неуклонно угасал. Поворотным пунктом тут стал визит В. М. Молотова в Берлин в ноябре 1940 г., в ходе которого советская сторона не проявила особого интереса к присоединению к Тройственному пакту, выразив в то же время озабоченность, но поводу действий Германии на Востоке и Юге Европы, в том числе и в непосредственной близости от государственных границ СССР.

В частности, в Москве были озабочены транзитом германских войск через территорию Финляндии (соответствующие германо-финское соглашение было подписано в сентябре 1940 г., но советской стороне было отказано в просьбе ознакомиться с его текстом) и появлением ограниченного немецкого контингента в Румынии. Как недружественный акт расценили в Москве и решения Венского арбитража по Румынии (30 августа 1940 г.), в ходе которого Румыния под нажимом Германии, Италии и Венгрии согласилась передать Венгрии Северную Трансильванию. И немудрено —

с Венского арбитража и последующего прихода к власти Иона Антонеску Германия приобрела неограниченное влияние на внутреннюю и внешнюю политику Румынии.

Да и само заключение Тройственного пакта между Италией, Германией и Японией 27 сентября 1940 г. (пакт предусматривал всестороннюю взаимную поддержку стран-участниц в том случае, если одна из них окажется в состоянии конфликта с третьей державой, не участвовавшей в момент подписания в европейской войне или японо-китайском конфликте) вызвало негативную реакцию в Москве: там поняли, что этот пакт фактически направлен против СССР и США. Советская сторона заявила формальный протест по поводу того, что не была своевременно осведомлена о содержании Тройственного пакта.

Именно в такой атмосфере начинался визит председателя совета народных комиссаров СССР В. М. Молотова в Берлин в ноябре 1940 г. Этот визит мало напоминал встречу в верхах двух дружественных государств. Во-первых, в Берлин поехал именно В. М. Молотов, а не И. В. Сталии, что с самого начала делало все будущие договоренности достаточно двусмысленными. Во-вторых, советская сторона настояла на минимальном освещении этого визита в СМИ. В-третьих, сам ход ноябрьских переговоров в Берлине напоминал диалог глухого со слепым.

Вот почему переговоры в Берлине 12—13 ноября оставили у германских руководителей самые тошнотворные воспоминания. Они, эти руководители, рисовали перед "железным наркомом" радужную перспективу присоединения к Тройственному пакту и раздела британского наследства па Ближнем Востоке. Для начала Москве предлагалось приобрести выход к Аравийскому морю и Персидскому заливу. Потенциальная зона советского продвижения рисовалась вдоль линии "Иран, Афганистан, Индия". Другие страны — члены Тройственного пакта также должны были двинуться на юг: Япония — в направлении южных морей, Италия — в Северную и Восточную Африку, а Германия собиралась вернуть себе центральноафриканские колонии.

Но не тут-то было: вместо того чтобы заинтересоваться столь соблазнительными обещаниями, товарищ В. М. Молотов с присущим ему педантизмом начал ставить перед И. фон Риббентропом и А. Гитлером крайне неприятные вопросы: "Каковы географические пределы “великого восточно-азиатского пространства”, которое, согласно Тройственному пакту, должно было отойти Японии (в Кремле не без некоторых на то оснований предполагали, что это самое пространство включает в себя и Сибирь, и Внешнюю Монголию, и Сицзян — бывший Восточный Туркестан)?" "Каков будет режим Черноморских проливов после отказа от Конвенции Монтрё 1936 г. (согласно этой конвенции, проход военных кораблей через проливы во время войны запрещался, если только сама Турция не участвовала в войне)? Каковы намерения Германии в отношении Румынии и Балкан?" "Что собираются делать немцы в Финляндии?"

Этот последний вопрос — а не обсуждение перспектив глобального передела мира — и занял большую часть времени в ходе переговоров в Берлине. Советская сторона была в принципе готова отказаться от рассмотрения

Финляндии как своей "сферы влияния", но взамен требовала Южной Буковины, а также согласия Берлина на предоставление советских гарантий Болгарии. Это советское контрпредложение, в свою очередь, было отклонено А. Гитлером.

Таким образом, переговоры в Берлине закончились ничем. Правда, советская сторона не отвергла с порога идею своего присоединения к Тройственному пакту и приняла к обсуждению проект договора о присоединении к нему СССР (с секретными протоколами). А чтобы в Москве быстрее думали, 20, 23 и 24 ноября к пакту присоединились Венгрия, Румыния и Словакия. Таким образом, на всем протяжении своей западной границы СССР соприкасался либо с оккупированными Германией территориями, либо с ее союзниками.

  • 25 ноября 1940 г. СССР официально сообщил Берлину об условиях своего присоединения к Тройственному пакту:
    • • Германия должна была немедленно вывести свои войска из Финляндии, положившись на гарантии СССР;
    • • в течение нескольких месяцев СССР должен был подписать пакт о взаимопомощи с Болгарией и получить в аренду территорию для строительства военно-морской базы в районе Босфора и Дарданелл;
    • • секретные протоколы к Тройственному пакту должны были предусматривать территориальные устремления СССР в направлении Турции и Персидского залива, а не Афганистана и Индии;
    • • Япония должна была отказаться от угольных и нефтяных концессий на Северном Сахалине.

После получения этого меморандума в Германии решили, что дипломатические заигрывания с Советами зашли слишком далеко. Никакого ответа на советскую ноту от 25 ноября не было, но дела Берлина говорили красноречивее любых слов. 18 декабря А. Гитлер утвердил директиву № 21 о нападении на СССР ("план Барбаросса"). В Румынии продолжали концентрироваться германские войска. 1 марта 1941 г. Болгария официально примкнула к Тройственному пакту, в тот же день на ее территорию вошли германские войска. 25 марта 1941 г. правительство Югославии под сильнейшим дипломатическим давлением Берлина и Рима подписало акт о присоединении к Тройственному пакту, заручившись обещанием Гитлера не вводить немецкие войска на югославскую территорию. Однако 27 марта это правительство было свергнуто в результате военного переворота, а новое заключило 5 апреля Договор о дружбе и ненападении с Советским Союзом. Ответ Берлина был немедленным — на следующий день Югославия была оккупирована германскими, итальянскими и венгерскими войсками. Одновременно с Югославией была оккупирована и Греция, а размещенный там британский экспедиционный корпус был вынужден спасаться бегством.

К моменту нападения гитлеровской Германии па СССР практически вся континентальная Европа так или иначе (за исключением Швеции и Швейцарии) находилась под германским контролем. В этих условиях в Кремле не могли не понимать, что надвигаются решающие события - но там все еще надеялись максимально отсрочить германское нападение. Тем более что вплоть до 22 июня 1941 г. советско-германские отношения

оставались внешне корректными: стороны урегулировали вопрос о границе между Литвой и Рейхом; в январе 1941 г. было заключено экономическое соглашение между СССР и Германией, которое предусматривало значительное расширение двусторонних хозяйственных связей.

"Странная война": дипломатия и политика. Объявив войну Германии в начале сентября 1939 г. (в соответствии с англо-французскими гарантиями независимости Польши от 31 марта 1939 г., франко-польской военной конвенцией от 19 мая 1939 г. и польско-британским договором о взаимопомощи от 25 августа 1939 г.), Лондон и Париж, однако, не торопились начинать против Германии серьезные наступательные военные действия. Хотя, с чисто военной точки зрения, именно в сентябре 1939 г. у западных союзников был уникальный шанс нанести Рейху сокрушительный удар: против 100 франко-британских дивизий у немцев па Западном фронте было всего лишь 20 плохо вооруженных дивизий и ни одного танка.

Вместо этого западные союзники избрали стратегию "непрямого действия", предусматривавшую не столько военные операции, сколько действия в сфере политики, дипломатии и экономики. Странная стратегия "странной войны" была, таким образом, продолжением политики "умиротворения", важнейшим элементом которой была канализация германской экспансии на восток. Отсюда — бредовые планы посылки экспедиционного англо-французского корпуса в Финляндию во время "Зимней войны"; отсюда же — еще более бредовые замыслы разбомбить бакинские нефтепромыслы.

В общем, Гитлер был прав, успокаивая своих военных, встревоженных перспективой большой войны против Англии и Франции в начале сентября 1939 г. "Это еще не значит, что они будут воевать", — именно так фюрер прокомментировал весть об объявлении войны Германии Англией и Францией. Несмотря на формальное объявление войны, "мюнхенцы" в Великобритании и Франции рассчитывали воевать чужими руками и за чужой счет, предположительно, за счет Москвы и Вашингтона. СССР и США, однако, бдительно следили за тем, чтобы не оказаться пешками в игре английского и французского кабинетов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >