Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow История международных отношений

БИПОЛЯРНАЯ СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1950-Х ГГ. "МАССИРОВАННОЕ ВОЗМЕЗДИЕ"

Гонка ядерных вооружений.

Гонка вооружений, особенно стратегических вооружений, — эго всегда соревнование со временем. Фактор времени имел огромное значение для гонки ядерных вооружений на всем протяжении истории "холодной войны", но особую роль играл этот фактор в первые два десятилетия существования биполярного мира (конец 1940-х конец 1960-х гг.), когда стратегический паритет между "сверхдержавами" еще не был достигнут. В этот период шло напряженное соревнование между средствами стратегического нападения и средствами стратегической обороны сторон, причем далеко не сразу выявилось безусловное преобладание первых над последними.

Война в Корее привела к резкому обострению обстановки в мире и способствовала наращиванию темпов гонки вооружений, в том числе стратегических. Немудрено — опыт воздушных боев в корейском небе показал, что американская (да и советская) атомная бомба — это действительно "бумажный тигр".

Дело в том, что единственными носителями ядерных вооружений па рубеже 1940—1950-х гг. были средние бомбардировщики (типа В-29 и В-50 и их советский аналог Ту-4) и стратегический бомбардировщик В-36.

Все эти машины были оснащены поршневыми двигателями и были способны развить скорость от 570 до 710 км/ч, что делало их легкой добычей для реактивных истребителей времен корейской войны, вроде /7-80, 7'-86 и МиГ-15. К концу 1954 г. все В-29 были сняты с вооружения. К середине 1955 г. такая же судьба постигла и их модификацию, В-50. Это был конец поршневой авиации. Становится понятным уверенность И. В. Сталина (выраженная, в частности, в его беседе с Ч. Эиьлаем 20 августа 1952 г.) в то, что американцам не выиграть войну с помощью атомной бомбы и воздушных налетов[1]: хотя у Вашингтона и была бомба, но не было надежных средств ее доставки.

Но в это время на вооружение стратегического авиационного командования (САК) США начал поступать реактивный бомбардировщики В-А1 и В-52 — самолеты нового поколения, чья крейсерская скорость (свыше 1000 км/ч) делала их неуязвимыми для истребителей МиГ-15. На какое-то время Пентагон вновь обрел превосходство в воздухе и способность гарантированно доставить до целей в Советском Союзе атомные бомбы.

Однако это продолжалось недолго: уже в мае 1954 г. самолет-разведчик ЯВ-А1 в ходе полета над Кольским полуостровом неожиданно столкнулся с совершенно новым советским истребителем — МиГ-17. Чудом, несмотря на полученные повреждения, самолет избежал катастрофы. Тем самым вновь была поставлена под вопрос способность САК США нанести ядерный удар по СССР.

На протяжении второй половины 1950-х гг. продолжалась эта гонка между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями, между стратегическими бомбардировщиками и истребителями- перехватчиками. К концу 1950-х гг. на вооружении САК США имелось 1735 стратегических бомбардировщиков типа В-52 и В-А1 советская же стратегическая авиация располагала в этот период несколькими десятками машин типа Мя-4 и Ту-95, способных достичь целей на территории США. Однако советские и американские сверхзвуковые истребители — МиГ-19 и Е-100 — которые к тому времени также поступили в состав противовоздушной обороны обеих стран, могли легко сбить эти бомбардировщики. При этом особенно серьезную угрозу для стратегических бомбардировщиков представляли управляемые ракеты противовоздушной обороны (ПВО), которые также начали поступать на вооружение в те годы. Поражение 1 мая 1960 г. в небе над Свердловском американского самолета-шниона и-2, самого высотного самолета того времени, показало, что никакая высота полета не может уберечь самолет от ракеты "земля - воздух". Казалось, стратегическая оборона берет верх в соревновании со стратегическим ядерным нападением.

Однако во второй половине 1950-х гг. произошло событие, которое радикально изменило характер этой гонки, навсегда предопределив коренное преобладание стратегического нападения над стратегической обороной. В августе 1957 г. Советский Союз провел успешные испытания первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) — Р-7, а 4 октября того же года эта ракета вывела на околоземную орбиту первый искусственный спутник Земли.

От этого нового оружия никакой защиты не существовало. Тем самым ядерное оружие вновь (и теперь уже навсегда) стало "абсолютным". Параллельно с созданием новых средств доставки стратегических ядерных вооружений шло совершенствование последних по линии снижения их размеров и веса при повышении их мощности. Если первые советские и американские атомные бомбы весили до 5 т при мощности боезаряда в 20 кт в тротиловом эквиваленте, то уже во второй половине 1950-х гг. обе "сверхдержавы" были в состоянии производить термоядерные боеприпасы мощностью в сотни килотонн и весом всего в несколько сотен килограммов (что и сделало возможным создание МБР с ядерными боеголовками).

Первая межконтинентальная баллистическая ракета Р-7

При этом в 1950-е гг. наметилась крайне неприятная для американских правящих кругов тенденция: стремительное сокращение технологического отставания Советского Союза от Соединенных Штатов в сфере стратегических вооружений. Если первое испытание атомной бомбы в США и первый взрыв советской атомной бомбы разделяли 4 года, то между взрывом первого американского термоядерного устройства (ноябрь 1952 г.) и первым испытанием советской водородной бомбы (август 1953 г.) прошло всего несколько месяцев. К середине же 1950-х гг. советские ученые и инженеры продемонстрировали свою способность создавать, подобно своим американским коллегам, водородные бомбы сколь угодно большой мощности (в ноябре 1955 г. в СССР было успешно испытано двухступенчатое термоядерное устройство). И если в деле разработки реактивного стратегического бомбардировщика СССР отстал от США на 2 года (1952 г. — начало производства В-52; 1954 г. — начало производства Мя-4), то первая МБР была испытана, как уже было сказано, в Советском Союзе.

Однако, при всех бесспорных технологических успехах советской стороны в ядерной сфере, Вашингтон сохранял превосходство но общему числу ядериых боеприпасов и средств их доставки. Так, если в начале 1950-х гг. в распоряжении САК США находилось 624 средних и тяжелых бомбардировщиков и примерно 1 тыс. ядерных боеприпасов, то в 1960 г. — уже свыше 1600 бомбардировщиков и около 18 тыс. ядерных боезарядов (из них 4362 — только на стратегических носителях). Что касается Советского Союза, то там только в 1953—1954 гг. началось серийное производство ядерных боеприпасов, строительство аэродромов для ядериых бомбардировщиков и соответствующая подготовка их экипажей, а до того времени советское ядерное оружие носило характер во многом чисто символический.

Соотношение сторон по числу стратегических носителей в 1961 г. показано в табл. 27.1.

Таблица 27.1

Стратегические носители ядерного оружия в 1961 г., ед.[2]

Носители

Держава

США

СССР

Межконтинентальные баллистические ракеты (МБР)

28

10

Баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ)

80

57

Стратегические бомбардировщики*

1654

120

Всего

1762

187

* В общее число американских стратегических бомбардировщиков включены средние бомбардировщики передового базирования.

Из табл. 27.1 видно, что на рубеже 1950 1960-х гг. Соединенные Штаты обладали более чем девятикратным превосходством над Советским Союзом по числу стратегических носителей, однако американское стратегическое превосходство уже не было абсолютным: при любом сценарии советско-американского термоядерного конфликта Москва была в состоянии доставить хотя бы несколько водородных боезарядов до целей в США, нанеся тем самым колоссальный ущерб.

Одновременно с прогрессом военной техники в Вашингтоне и Москве шла разработка новой стратегии. Политику Вашингтона в сфере национальной безопасности в 1954—1960 гг. определяла стратегия "массированного возмездия". Основные положения стратегии были впервые оглашены государственным секретарем США Дж. Ф. Даллесом 12 января 1954 г. в его речи перед Советом по международным отношениям в Нью-Йорке. В этом выступлении было объявлено о смещении акцентов в американской стратегии национальной безопасности: вместо трумэновской стратегии "сдерживания", предусматривавшей размещение американских обычных сил на заморских базах вблизи советских границ и оказание военно-экономической помощи другим странам, провозглашалась новая стратегия — "массированного возмездия". В основу стратегии "массированного возмездия", по словам Дж. Ф. Даллеса, было положено решение полагаться главным образом на большую способность нанести мгновенный ответный удар средствами и в местах по нашему собственному выбору.

Таким образом, стратегия "массированного возмездия" предусматривала сокращение обычных вооруженных сил и военного бюджета США при одновременном увеличении роли стратегической авиации и ядерного оружия. Технологическое превосходство США по мнению разработчиков данной стратегии должно было поставить советское руководство перед выбором: отказаться от "коммунистической агрессии" или подвергнуться термоядерному удару. Эта стратегия должна была нейтрализовать советское превосходство в обычных силах на европейском театре военных действий — главном театре военных действий "холодной войны", где 20 американским дивизиям в начале 1950-х гг. противостояли 175 советских,и, кроме того, сократить военные расходы, с тем чтобы придать новый импульс американской экономике.

При этом важнейший составной элемент стратегии — угроза нанесения по Советскому Союзу и его союзникам массированного ядерного удара в случае возникновения любого локального кризиса — всегда была блефом. Реальная американская военная стратегия, как она была сформулирована в одобренной президентом Д. Д. Эйзенхауэром в январе 1955 г. директиве Совета национальной безопасности "№ 5501", исключала развертывание "превентивной" термоядерной войны против СССР, в то время как стратегическая авиационная мощь США была ориентирована на предотвращение советского ядерного нападения на Соединенные Штаты. В ходе региональных кризисов 1950-х гг. (вокруг Тайваня, Берлина, в Польше, в Венгрии, в Индокитае и на Ближнем Востоке) США никогда не прибегали к угрозам нанесения стратегического ядерного удара по Советскому Союзу.

Несостоятельность стратегии "массированного возмездия" стала очевидной после того, как, во-первых, Советский Союз стал обладателем термоядерного оружия (1953 г.) и средств его доставки (стратегические бомбардировщики — 1955 г.; межконтинентальные баллистические ракеты — 1957 г.), и, во-вторых, после краха колониальных империй и выхода на международную арену десятков новых государств в конце 1950-х — начале 1960-х гг. Последний гвоздь в крышку гроба стратегии "массированного возмездия" забил первый советский искусственный спутник Земли, продемонстрировавший несостоятельность расчетов Вашингтона на "технологическое превосходство" США. Как уже было сказано, к концу 1950-х гг. Советский Союз уже был способен нанести сокрушительный удар по континентальным США. С чисто политической точки зрения американские правящие круги были совершенно не готовы идти на огромный риск термоядерной войны из-за "коммунистической агрессии" где-нибудь в азиатских джунглях.

В то время как доктрина "массированного возмездия" подвергалась все более жесткой критике в самих США, в Советском Союзе, напротив, на рубеже 1950—1960-х гг. военно-политическое руководство страны увеличивало ставку в своей стратегии на термоядерное оружие. С одной стороны, в 1955—1960 гг. Москва, вслед за Вашингтоном, пошла на существенное сокращение численности своих вооруженных сил (в общей сложности на 3,3 млн чел.). С другой стороны, в Советском Союзе были приложены большие усилия, направленные на развитие всех элементов ядерной "триады" — стратегических бомбардировщиков, МБР и БРПЛ.

Своеобразным советским аналогом речи Дж. Ф. Даллеса перед Советом по международным отношениям стал коллективный труд "Военная стратегия" под редакцией Маршала Советского Союза Василия Даниловича Соколовского. В этой книге прежде всего констатировалось: "Война против Советского Союза и социалистического лагеря в целом может быть развязана империалистическими силами как прямым нападением на СССР или другие социалистические страны, так и в результате какой-либо агрессивной локальной войны против одной из несоциалистических стран, если эта

война затронет коренные интересы социалистических государств и создаст угрозу мира на земном шаре"[3]. Далее, в книге провозглашалось: "Учитывая, что водородное оружие в Советском Союзе было создано раньше, чем в США, а главное, что США не располагают сверхмощными термоядерными зарядами в несколько десятков миллионов тонн, которые имеются у СССР, наше превосходство над западным блоком в ядерном оружии мы рассматриваем как неоспоримое" [4].

Как видно, "Военная стратегия" содержала все основные компоненты стратегии "массированного возмездия", а именно опору на гипотетическое технологическое превосходство в области стратегических вооружений, и угрозу нанесения сокрушительного термоядерного удара в ответ даже на непрямые ("локальная война") действия со стороны США и их союзников.

  • [1] Чжоу Эиьлаю И. В. Сталин сказал буквально следующее: "США не готовы к мировой войне... Нет, американцы не умеют воевать. Особенно после корейской войны они потеряли способность вести большую войну. Они надеются на атомную бомбу, авиационные налеты. По этим войну не выиграть. Нужна пехота, но пехоты у них мало, и она слаба". (Цит. по: Дедовский А. М. Стенограммы переговоров И. В. Сталина с Чжоу Эиьлаем в августе — сентябре 1952 г. // Новая и новейшая история. 1997. № 2.)
  • [2] Сост. по: Современная внешняя политика США : в 2 т. М.: Наука, 1984. Т. 1. С. 300.
  • [3] Военная стратегия / под ред. В. Д. Соколовского. М.: Воениздат, 1962. С. 248—262.
  • [4] Там же
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы