Военно-политическая ситуация в Южной Азии.

В гл. 26 уже говорилось о том, что образование Индии и Пакистана сопровождалось кровавыми междоусобицами, среди которых самая известная — это конфликт вокруг обладания Кашмиром.

С тех пор Кашмир стал незаживающей раной на теле Южной Азии. Индия обвиняет Пакистан в засылке на территорию штата Джамму и Кашмир исламских террористов; Пакистан обвиняет индийскую сторону в геноциде. Проблема осложняется еще и тем, что очень сложно усадить индийских и пакистанских лидеров за стол переговоров.

Индия неоднократно демонстрировала свое военное превосходство над Пакистаном. Наиболее серьезное военное поражение Исламабад потерпел в 1971 г., когда войска генерала Яхья Хана были наголову разбиты,

а Восточный Пакистан стал независимым государством (Бангладеш). В этих условиях Пакистан вынужден полагаться на поддержку со стороны внешних сил (Китай, США), чтобы поддержать военно-технический баланс с Индией.

Испытание ядерного взрывного устройства в Индии в 1974 г. стало новым вызовом для Пакистана. Исламабад при поддержке своих партнеров и союзников, включая США, КНР и арабские страны Персидского Залива, интенсифицировал свою ядерную программу.

"Третий мир" и "Новый мировой экономический порядок".

Конфликт между Соединенными Штатами — крупнейшим в мире потребителем нефти — и Ираном, занимавшим второе место в мире по объему экспорта нефти, не мог не сказаться и на ситуации на мировом нефтяном рынке. В результате второго "нефтяного шока" конца 1970-х — начала 1980-х гг. цена на один баррель нефти достигла 34 долл, (март 1982 г.), а на свободном нефтяном рынке в Роттердаме нефть продавалась по цене от 40 долл, за баррель.

Столь внушительный рост цен на нефть в краткосрочном плане привел к снижению потребления нефти в несоциалистическом мире с 2,5 млрд т в 1979 г. до менее 2 млрд т в 1982 г. Это снижение свидетельствовало не только о снижении деловой активности на Западе, но и о предпринятых там широкомасштабных усилиях, направленных на внедрение ресурсосберегающих технологий и развитие альтернативных источников энергии.

Но имелись и долгосрочные последствия второго "нефтяного шока". Кризисные события 1970-х гг. подвели черту под периодом экстенсивного экономического развития на Западе, прежде всего в США. В конце 1970-х — начале 1980-х гг. в Великобритании и США (а впоследствии — и в других высокоразвитых капиталистических странах) в области государственного регулирования экономики произошел окончательный переход от кейнсианских доктрин к консервативному направлению экономической мысли и практики, сердцевиной которого был монетаризм. Основной курс был взят на обуздание инфляции, на создание условий для структурной перестройки экономик западных стран и повышения их конкурентоспособности. На переломном рубеже экономического развития было признано целесообразным пойти на ограничение прямого вмешательства государства в экономику и обеспечить повышение роли стихийных рыночных сил, что в целом соответствовало условиям функционирования принципиально новой производственной базы, создаваемой на новом этапе научно-технической революции.

Хотя эта структурная ломка была крайне болезненной и сопровождалась экономическими потрясениями, уже в начале 1980-х гг. Запад стал постепенно выходить из экономического кризиса, демонстрируя новый динамизм как в области экономического развития, так и технологического прогресса. Тем самым была создана та материальная база, опираясь на которую капиталистический мир в 1980-е гг. смог перейти в контрнаступление против своего противника во "втором" и "третьем" мире.

Но все это было потом, а во второй половине 1970-х гг. Запад находился в глухой обороне, будучи вынужденным противостоять как расту-

щей советской военной мощи и присутствию в различных регионах "третьего мира", так и вызовам политике высокоразвитых капиталистических государств со стороны развивающихся стран. Успех стран — членов ОПЕК (от англ. The Organization of the Petroleum Exporting Countries - Организация стран — экспортеров нефти) в достижении более высокой цены на нефть продемонстрировал всему миру, что в условиях сплоченности развивающиеся страны могут добиваться от своих высокоразвитых партнеров более благоприятных условий.

На протяжении 1970-х гг. лидеры "третьего мира" активизировали свои требования перестройки сложившейся системы мирохозяйственных связей, которую многие из них считали неравноправной и выгодной лишь Западу. На третьей (Лусака, 1970 г.), четвертой (Алжир, сентябрь 1973 г.) и пятой (Коломбо, 1976 г.) конференциях ^присоединившихся государств были согласованы основные положения Нового международного экономического порядка (НМЭП), а в мае 1974 г. развивающимся странам удалось провести через Генеральную Ассамблею ООН резолюцию о НМЭП.

Главными среди принципов НМЭП были требования об усилении планового начала в регулировании процессов в мировой экономике с целью преодоления экономического разрыва между Севером и Югом, ограничения на деятельность ТИК, а также преодоление "информационного империализма".

Конкретно, сторонники НМЭП требовали изменения соотношения цеп на сырье и промышленную продукцию, облегчение долгового бремени "третьего мира", передачи по каналам помощи развивающимся странам до 1% ВНП промышленно развитых стран без условий с их стороны, безвозмездной передачи развивающимся странам передовых технологий, права на национализацию иностранных компаний, повышение роли стран "третьего мира" в международных экономических организациях, прежде всего Международном валютном фонде и Всемирном банке.

Советское руководство увидело в требованиях НМЭП "необходимое продолжение процесса деколонизации" и активно использовало эти требования развивающихся стран в своей внешнеполитической пропаганде. Министр иностранных дел СССР А. А. Громыко писал: "Главным препятствием на пути к радикальной перестройке международных экономических отношений на демократической основе была и остается негативная политическая позиция империалистических кругов Запада, прежде всего США, а в практическом плане — деятельность ТИК, особенно американских" [1].

В то же время советские представители на различных международных экономических форумах (включая Конференцию ООН по торговле и развитию — ЮНКТАД) нередко сталкивались с негативным отношением со стороны представителей развивающихся стран, которые зачастую рассматривали социалистические страны как составную часть "эксплуататорского Севера". Отсюда — осторожное отношение Москвы ко многим конкретным инициативам стран "третьего мира" в сфере НМЭП.

Отношение же Запада, и прежде всего США, к самой идее НМЭП всегда было резко отрицательным. Однако во второй половине 1970-х гг. верх в Вашингтоне взяли сторонники поиска компромисса с наиболее прозападно настроенными лидерами "третьего мира" ( гак называемых акко- модационистов). Последние указывали на возможность определенных уступок тем развивающимся странам, которые обеспечивают наилучшие условия для частных иностранных инвестиций.

Постепенно Вашингтону удалось заложить основы для конструктивного диалога с большинством наиболее развитых стран Юга, с "новыми индустриальными государствами" и, тем самым, расколоть единый фронт неприсоединившихся государств. Однако в целом на рубеже 1970— 1980-х гг., на фоне нараставших кризисных тенденций в мировой экономике и кризиса разрядки, диалог между "первым", "вторым" и "третьим" мирами по проблемам мировой экономики протекал в атмосфере жесткой конфронтации, что и предопределило фактический паралич деятельности ЮНКТАД, серьезные проблемы в деятельности Экономического и социального совета ООН (ЭКОСОС) и Второго комитета ГА ООН, застой на других международных экономических форумах.

Начало интеграционных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Ассоциация Стран Юго-Восточной Азии — АСЕАН (от англ. Association of Southeast Asian Nations) была основана 8 августа 1967 г. в Бангкоке пятью странами: Индонезией, Малайзией, Сингапуром, Таиландом и Филиппинами. В 1984 г. к организации присоединился Бруней, в 1995 г. — Вьетнам, в 1997 г. — Лаос и Мьянма, в 1999 г. — Камбоджа. Статус специального наблюдателя имеет Папуа — Новая Гвинея.

Хотя в Бангкокской декларации об учреждении АСЕАН в качестве ее уставных целей были определены содействие развитию социально-экономического и культурного сотрудничества стран-членов, упрочению мира и стабильности в Юго-Восточной Азии, первоначальная роль Ассоциации была, скорее, политической, нежели экономической. С начала ее существования наиболее значительные соглашения заключались странами-членами именно в области политического сотрудничества и сотрудничества в сфере безопасности, включая декларацию 1971 г., определяющую Ют-Восточную Азию как "зону мира, свободы и нейтралитета" и Договор о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии (1976 г.). Они были направлены на поддержание мира внутри региона и построение сообщества, свободного от влияния внешних сил. Тем самым страны региона предприняли попытку отмежеваться в своей внешней политике и от двух "сверхдержав", и от "Красного Китая".

Выводы

Именно в период разрядки в ряде регионов развивающегося мира произошли наиболее ожесточенные вооруженные конфликты. Хотя "сверхдержавы" стремились использовать данные конфликты в своих интересах, в большинстве случаев уровень управляемости этими конфликтами со стороны внешних сил оказался крайне низким.

Многие влиятельные страны "третьего мира" продемонстрировали свою способность проводить независимую политику, не считаясь с пожеланиями Москвы и Вашингтона.

В результате развития мирохозяйственных связей на протяжении 1970-х гг. произошло серьезное расслоение среди развивающихся стран - вперед вырвались "азиатские тигры" и нефтедобывающие страны Персидского Залива.

  • [1] Громыко А. А. Внешняя экспансия капитала. История и современность. М. : Мысль, 1982. С. 499.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >