Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow История международных отношений

Экономические, социально-политические, идеологические причины изменения в соотношении сил между двумя "лагерями" в начале 1980-х гг.

Все эти неблагоприятные изменения в международном положении Советского Союза накладывались на тяжелейший социально-экономический и политический кризис, в который СССР вступил па рубеже 1970—1980-х гг. Уже в годы девятой пятилетки (1971 — 1975 гг.) экономический рост в стране фактически прекратился; в дальнейшем только за счет откровенных приписок и статистических фокусов Центрального статистического управления при Совете Министров СССР удавалось поддерживать видимость роста экономики. По своему техническому уровню гражданские отрасли советской экономики отставали от западных аналогов (и даже от экспортно орентироваииых производств "новых индустриальных государств") на целые десятилетия. И советская экономика, и население страны сталкивалось с тотальным дефицитом всего и вся — от цемента до мяса. В стране нарастали неблагоприятные социальные тенденции: сокращение продолжительности жизни, рост младенческой смертности, повальное пьянство и алкоголизм, рост наркомании. Стареющее кремлевское руководство было явно неспособно предпринять решительные шаги, чтобы изменить сложившуюся ситуацию.

На все эти внутриполитические трудности накладывались и внешнеполитические неудачи. К началу 1980-х гг. СССР явно утратил ту внешнеполитическую инициативу, которой обладал десятилетие назад. Политика разрядки, как ее понимали в Москве ("мирное сосуществование как форма классовой борьбы"), зашла в тупик: Запад больше не соглашался мириться с тем, что безудержное наращивание советской военной мощи и советские авантюры в "третьем мире" это-дс тоже разрядка. После первых легких побед в Анголе, Эфиопии, Йемене, Камбодже, Никарагуа и Афганистане Советский Союз столкнулся с необходимостью содержать за свой счет новых клиентов (а в условиях экономического застоя делать это было все труднее и труднее) и, в то же время, защищать их от внутренней оппозиции, подкармливаемой Вашингтоном и (в ряде случаев) Пекином.

На этом фоне новый экономический и технологический динамизм, демонстрируемый Соединенными Штатами и их союзниками, выглядел особенно пугающим.

В этих условиях единственный козырь, который пока еще сохранялся у Москвы — это советская стратегическая мощь. На протяжении первой половины 1980-х гг., не считаясь с затратами и не принимая во внимание непростое положение в советской экономике, Кремль продолжал наращивать советский стратегический ядерный потенциал. В 1983 гг. были приняты в опытную эксплуатацию ракетные комплексы РТ-23 (РС-22) железнодорожного базирования. То, что так и не получилось у американцев — МБР подвижного старта с РГЧ ИН — удалось сделать советским ученым, конструкторам, инженерам и рабочим. Мобильность боевого железнодорожного ракетного комплекса, безусловно, затрудняла уничтожение советских МБР в случае нанесения первого американского ядерного удара. Сама же ракета РС-22 (натовское обозначение — 55-24 Scalpel; дальность 10 тыс. км, количество боевых блоков 10) была, безусловно, новым словом в советском ракетостроении. Твердотопливная трехступенчатая ракета была оснащена средствами для прорыва ПРО противника.

В 1984 г. было принято решение о серийном производстве другого мобильного советского ракетного комплекса — РС-12М (55-25). Если РС-22 была своеобразным аналогом американской MX, то РС-12М очень походила ио своим основным параметрам на перспективную американскую МБР "Миджстмен" ("карлик"). Как и "Миджетмен", РС-12М была моноблочной ракетой на мобильном носителе. Главным отличием РС-12М от своего американского собрата было то, что с июля 1985 г. эти ракеты заступили на боевое дежурство, а американский "карлик" не пошел дальше стадии проектирования.

Советские усилия по модернизации стратегического потенциала не ограничивались лишь наземным компонентом ядерной триады. На протяжении первой половины 1980-х гг. на вооружение советского ракетоносного флота поступили ПЛАРБ "Дельфин" {Delta-IV) и "Тайфун". Эти подводные ракетоносные атомные крейсера были оснащены новыми БРИЛ с РГЧ ИН.

Наконец, существенное качественное обновление претерпела на протяжении 1980-х гг. и советская стратегическая авиация. В 1981 г. началось производство новой модификации тяжелого бомбардировщика Ту-95 Ту-95МС (Bear я), оснащенного крылатой ракетой большой дальности Х-55 (AS-15 Kent). Этот самолет мог нести до 16 ядерных крылатых ракет на многопозиционной барабанной пусковой установке, размещенной в фюзеляже, и на внешней подвеске.

В 1981 г. начались летные испытания советского бомбардировщика нового поколения — Ту-160 (Blackjack). Этот реактивный бомбардировщик с измеряемой геометрией крыла оснащен прицельно-навигационным комплексом, обеспечивающим автоматический полет и боевое применение. Будучи самым крупным боевым самолетом в мире, Ту-160 был оснащен шестью ракетами Х-55 во внутрифюзеляжных грузоотсеках. Это - первый советский серийный бомбардировщик, при создании которого были приняты меры по снижению радиолокационной заметности.

Таким образом, ценой огромных усилий и затрат Советский Союз не только сохранил стратегический паритет с Соединенными Штатами, но и сумел существенно сократить разрыв по тем направлениям гонки ядерных вооружений, где у США традиционно имелись качественные преимущества (подводный флот и стратегическая авиация).

У советского руководства сохранялись некоторые надежды на поражение Р. У. Рейгана на президентских выборах 1984 г., однако уже к лету этого года стало ясно, что надежды эти совершенно несостоятельны. Соединенные Штаты переживали внушительный экономический рост (в 1983 г. — 6,5%), сопровождаемый снижением безработицы и инфляции. В этих условиях американцы должны были проголосовать за популярного Р. У. Рейгана.

Вольно или невольно советской элите приходилось пересматривать жесткие установки 1981 — 1983 гг. о том, что с рейгановской командой совершенно невозможно иметь дело. Отсюда — поиск путей возобновления переговоров по стратегическим проблемам между двумя "сверхдержавами".

На протяжении всего 1984 г. советская сторона пыталась возобновить этот диалог, пытаясь сохранить при этом лицо, чтобы возобновление переговоров по стратегическим вооружениям не выглядело как путь в Каноссу. На протяжении весны — лета 1984 г. советская сторона неоднократно выдвигала предложения о начале советско-американских переговоров, направленных на предотвращение милитаризации космического пространства.

Призывами к возобновлению переговоров дело не ограничилось. 17 июля 1984 г. было заключено — путем обмена нотами — первое советско-американское межправительственное соглашение с 1979 г. об организации факсимильной связи в дополнение к действующей телеграфной линии прямой связи. Было также заключено соглашение по консульским вопросам, были начаты переговоры по культурным обменам и по рыболовным проблемам. В общем, летом 1984 г. наметились признаки некоторой "оттепели" в отношениях между Москвой и Вашингтоном, причем, по всей видимости, советская элита была едина в желании преодоления рейгаиов- ской "холодной войны" и возврата к разрядке, хотя в СССР и сомневались в возможности добиться всего этого при Р. У. Рейгане.

При этом реалистически мыслящие представители американских правящих кругов должны были отдавать себе отчет в том, что мир без контроля над вооружениями будет гораздо более опасным и непредсказуемым. В конце 1984 г. ЦРУ по запросу государственного секретаря Джорджа Прэтта Шульца подготовило справку о том, как будет выглядеть стратегический баланс в том случае, если все разоруженческие соглашения потеряют силу. В этом случае, по оценкам американской разведки, советская сторона на протяжении ближайших 10 лет сможет удвоить общее количество боеголовок на своих стратегических ракетах, причем это удвоение не потребует от Москвы существенных затрат, в то время как Соединенным Штатам придется пойти на большие жертвы, политические и финансовые, для того чтобы сохранить стратегический паритет с Советским Союзом.

Наконец, администрация ощущала неослабевающее давление со стороны союзников, мирового общественного мнения, конгресса и американской общественности в пользу возобновления переговоров с Советским Союзом. В этих условиях министр обороны США Каспар Уиллард Уайнбсргер, директор ЦРУ Уильям Джозеф Кейси и другие противники

продуктивного советско-американского диалога по контролю над стратегическими вооружениями, еще совсем недавно ощущавшие абсолютную поддержку со стороны главы Белого дома, оказались в политической изоляции.

23 ноября 1984 г. было опубликовано сообщение о том, что СССР и США согласились вступить в новые переговоры с целью достижения взаимоприемлемых договоренностей, касающихся ядерных и космических вооружений. Для того чтобы выработать совместное понимание предмета и целей переговоров, главы внешнеполитических ведомств двух стран встретились в Женеве 7—8 января 1985 г.

После долгих и упорных переговоров между А. А. Громыко и Дж. П. Шульцем было принято следующее совместное заявление: "Стороны согласны в том, что предметом переговоров будет комплекс вопросов, касающихся космических и ядерных вооружений — стратегических и средней дальности, — причем все эти вопросы будут рассматриваться и решаться во взаимосвязи. Целью переговоров будет выработка эффективных договоренностей, направленных на предотвращение гонки вооружений, в космосе и ее прекращение на земле, на ограничение и сокращение ядерных вооружений, па укрепление стратегической стабильности. Переговоры будут вестись одной делегацией с каждой стороны, разделенной на три группы. В конечном итоге, по мнению сторон, предстоящие переговоры, как и вообще усилия в области ограничения и сокращения вооружений, должны привести к ликвидации ядерного оружия полностью и повсюду"1.

Это заявление было большим успехом — во-первых, после годового перерыва возобновлялись советско-американские переговоры по стратегическим вооружениям и, во-вторых, впервые после прихода к власти президента Рейгана стороны наконец-то сформулировали свое общее видение целей и задач этих переговоров. Но это был лишь первый шаг — ведь на момент прекращения переговоров стороны придерживались, как уже было сказано, различных позиций, но проблеме сокращения ядерного оружия, и за прошедший 1984 г. в этих позициях мало что изменилось.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы