Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow История международных отношений

КРАХ БИПОЛЯРНОЙ СИСТЕМЫ И НАЧАЛО ФОРМИРОВАНИЯ НОВОЙ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Особенности краха биполярной системы. "Однополярный мир".

Окончание "холодной войны" привело к колоссальным сдвигам в соотношении сил на мировой арене. При этом распад биполярной системы имел свои особенности и отличия от краха предшествующих систем международных отношений:

  • 1. Так называемый "лагерь мира и социализма" не был разгромлен в ходе мировой войны; он сам прекратил свое существование ради присоединения к противоположному, западному, лагерю.
  • 2. Крах биполярной системы и образование новой системы международных отношений не были кодифицированы в ходе какого-либо представительного международного форума (наподобие Венского конгресса 1814—1815 гг. или Потсдамской конференции 1945 г.).

Как будет показано ниже, эти обстоятельства не могли не сказаться на становлении новой, постбиполярной, системы международных отношений. Большую часть XX в. — начиная с Октябрьской революции в России — в основе международных конфликтов лежало столкновение идеологий. Соперничество происходило между либерально-капиталистической идеологией и атакующей ее слева коммунистической и справа — фашистской идеологиями. К концу века либерально-демократическая идеология Запада вышла победительницей, сокрушив к 1945 г. совместно с коммунизмом фашизм в Европе и Азии, а затем, превзойдя к 1991 г. коммунистическую систему в Восточной Европе и Советском Союзе.

Идеологический конфликт России с Западом, начатый в 1917 г., завершился в августе 1991 г. победой демократических, прозападных сил в России. С окончанием "холодной войны" окончилось существование и биполярной системы международных отношений, определявшей ситуацию на международной арене после Второй мировой войны.

Впрочем, на рубеже 1980— 1990-х гг., когда биполярная система вместе с "холодной войной" шли к своему логическому концу, никому и в голову не приходила мысль о необходимости договорно-правового оформления новых, постбиполярных реалий. Всем тогда казалось самоочевидным, что важнейшей характерной чертой новой системы международных отношений будет безоговорочное доминирование Соединенных Штатов и их ближайших союзников, т.е. Запада.

Для такого вывода, казалось, имелись все основания. После окончания "холодной войны" экономическое, военное и идеологическое превосходство США и Западной Европы представлялось абсолютным.

Так, между 1990 и 2001 г. американская экономика выросла на 27%, тогда как западноевропейская — на 15%, а японская — на 9%. В этот период народное хозяйство России переживало беспрецедентный спад, сократившись наполовину; Китай же и Индия воспринимались как слаборазвитые страны "третьего мира".

Между 1991 и 2003 г. общий объем мировых инвестиций составил 7 трлн долл.; из них на американскую экономику пришлось более 20% — американская экономика оказалась самой привлекательной для инвестирования. На исследования и разработки в США в 1990-е гг. выделялись средства, превосходящие подобные расходы у семи других богатейших стран, взятых вместе.

В начале XXI в. на США приходилось 35,8% мировых расходов на производство новых технологий. В начале третьего тысячелетия соотношение числа компьютеров к работающим в США было в 5 раз выше, чем в Европе и Японии.

После окончании "холодной войны" мощь Америки покоилась на колоссальном военном основании. После распада Советского Союза Соединенные Штаты стали единственной в мире страной, способной к глобальному проецированию своей военной мощи. По своей боевой мощи мобильные виды вооруженных сил США — ВМФ и ВВС — превосходили военно-морские флоты и авиацию всего остального мира, вместе взятого.

При этом совокупный военно-экономический потенциал Запада (США, Канады, Западной Европы, Японии, Австралии и др.) оказывается еще более впечатляющим.

Наконец, не меньшее значение имело идеологическое лидерство Запада после окончания "холодной войны".

Выше уже говорилось о проблемах и противоречиях, постепенно накапливавшихся в биполярной системе, и поэтому неудивительно, что крах последней вызвал взрыв энтузиазма не только у политологов-теоретиков, но и у весьма прагматично настроенных политиков. Зазвучали мнения о том, что новая система международных отношений, которая будет доминировать в мире после "холодной войны", покончит с насилием (особенно вооруженным) на мировой арене, узаконив приоритет морали и права перед силой. В теоретических конструкциях глашатаев новой системы международных отношений "баланс сил" сменялся "балансом интересов" (и даже гармонией последних) на основе признания всеми субъектами международных отношений общецивилизационных, общечеловеческих ценностей.

Приоритет общечеловеческих ценностей

Концепция "нового внешнеполитического мышления" получила развитие в ряде статей и публичных выступлений М. С. Горбачёва, а также в трудах его ближайших соратников и единомышленников. Содержание концепции определялось двумя принципиальными положениями.

Во-первых, она утверждала приоритет общечеловеческих ценностей, их преобладающее значение по отношению к интересам отдельных держав и социальных групп. Советский

Союз отказывался от тезиса о том, что в международной политике главенствуют классовые ценности и интересы классовой борьбы во всемирном масштабе.

Во-вторых, в ряду общечеловеческих ценностей главной из них провозглашалось выживание человечества. В центр международных отношений помешалась проблема обеспечения мира и предотвращения мировой ядерной войны. Этот интерес провозглашался всеобщим и объединяющим ("синтезирующим") для всех стран мира, независимо от их общественного строя.

Вот что утверждал в начале 1991 г. Александр Николаевич Яковлев, один из "прорабов перестройки" и ближайший соратник М. С. Горбачёва: "Решающая перемена последних лет — это признание общецивилизационного начала в деятельности человека на планете. Признан не безусловного нравственного приоритета единых общечеловеческих ценностей. Признание равноправного и демократического характера отношений между странами и народами, необходимости укрепления в них правового, а не силового начала. Крайне важно, то, что эти тенденции воплощаются в конкретные преобразования как в мировой системе, так и во многих ситуациях внутреннего обновления стран и общественных систем"1.

Пришедшие на смену переходному (горбачевскому) руководству окружение президента Бориса Николаевича Ельцина и внешнеполитическое ведомство РФ возглавили лица, считавшие западное направление российской политики и интеграцию России с Западом своей прямой миссией. Период 1991—1994 гг. знаменателен тем, что Москва желала (как, может быть, никогда более во всей русской истории) восстановления прежних и создания новых связей между недавними антагонистами. После августа 1991 г. в России не было антизападных, антиамериканских настроений. Напротив, была явная симпатия, удивительная после семидесяти лет целенаправленной пропаганды.

"Конец истории"

На Западе также не было недостатка в завышенных ожиданиях от наступающего нового миропорядка, свидетельство чему — огромная популярность в конце 1980-х — начале 1990-х гг. статьи американского политолога Фрэнсиса Фукуямы "Достигли ли мы конца истории", в которой провозглашается наступление нового, бесконфликтного мира, основанного на принципах экономического и политического либерализма. Фрэнсис Фукуяма писал: "Отход сначала Китая, а затем Советского Союза от марксизма-ленинизма будет означать его конец как живой идеологии, имеющей историческое значение для мира... А смерть этой идеологии означает растущее уподобление международных отношений процессам, идущим в “общем рынке"”, и снижение вероятности значительных конфликтов между государствами"2.

Беспрецедентный упадок России после окончания "холодной войны" совпал со столь же безоговорочным американским лидерством. Казалось, что свободному рынку в его американской версии нет и не может быть никакой разумной альтернативы. Или экономика свободного рынка, или Северная Корея.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы