Унификация права международных почтовых переводов

Ее инструментом является Соглашение о службах почтовых платежей, заключенное в Бухаресте 5 октября 2004 г.[1], действующее с 1 января 2006 г. и объединяющее 51 государство[2].

Соглашение регулирует отношения, складывающиеся в сфере оказания почтовых услуг по международной передаче (международному переводу) денежных средств, т.е. (а) собственно почтовые переводы (простой и с внесением денег на счет получателя, те и другие – в том числе с наложенным платежом) и (б) переводы между почтовыми счетами (ст. 2 Конвенции). Регулирование это однако, трудно назвать типичным: вместо классических правовых норм – предписаний о правах и обязанностях определенных лиц в известных ситуациях – Конвенция обозначает вопросы, подлежащие урегулированию, определяет страну, национальное законодательство которой должно такое регулирование установить, или же отсылает к двусторонним международным соглашениям в соответствующей области, а также (при необходимости) ставит содержательные рамки, за которые такое регулирование выходить не может.

Из небольшого числа содержательных норм нельзя не указать на положение п. 1 ст. 19 – о шестимесячной претензионной и исковой давности по любым рекламациям, связанным с почтовыми переводами, а также на п. 1.3 и 1.4 ст. 20, устанавливающие довольно льготные условия ответственности почт. Хотя общего исключения в смысле установления принципа виновной ответственности Конвенция и не сделала, она предложила довольно большой перечень обстоятельств, освобождающих почтовую организацию от любой (!) ответственности, а именно – за задержку, "...которая может произойти при передаче, пересылке или оплате ценных бумаг и платежных поручений", при невозможности отчитаться о переводе, вызванной "...уничтожением служебных документов в связи с форс-мажорными обстоятельствами... если только не [будет] представлено других доказательств... ответственности", при отсутствии поданной в срок рекламации отправителя (!) и истечении исковой давности в стране-эмитенте. При этом "...в случае выплаты возмещения независимо от его причины возмещаемая отправителю сумма не может превышать сумму, которую он перечислил или которая была дебетована с его счета". Буквальное толкование этой нормы не позволяет перевододателю взыскать с почты даже проценты за пользование чужими денежными средствами, нс говоря уже об убытках (хотя бы и прямых, т.е. предвидимых), причиненных, скажем, опозданием с выплатой сумм перевода.

Международное соглашение в сфере торгового посредничества

Это – Конвенция УНИДРУА о представительстве при международной купле-продаже товаров, заключенная в Женеве 17 февраля 1983 г.[3], но до сего момента в силу так и не вступившая[4].

Существо: "...преодолеть на международном уровне концептуальные различия в регулировании агентских отношений, с одной стороны, в праве стран, относящихся к англо-американской системе права, где вопросу, от чьего имени действует агент, не придается решающего значения в установлении правовых последствий его действий для третьего лица, а с другой стороны, в праве стран, относящихся к романо-германской системе, где в силу института представительства третье лицо становится связанным действиями представителя, только если последний действовал от имени доверителя"[5]. Н. Г. Вилкова, обращая внимание на сферу применения Конвенции – нс всякое представительство, а при заключении одних только договоров международной купли-продажи товаров, подчеркивает, что основной целью ее принятия было дополнение Венской конвенции 1980 г. о таких договорах[6].

О справедливости этого замечания свидетельствуют имеющиеся на сайте УНИДРУА материалы, освещающие ход работы над Конвенцией; из них видно, в частности, что ее разработчики рассматривали некоторое отставание от работ по основной (Венской) конвенции как досадный чисто технический промах. Жизнь, однако, показала, что дело отнюдь не в простой заминке: институт представительства при заключении договоров международной купли-продажи оказался и камнем преткновения, и яблоком раздора в одном, что называется, лице, а значит, его обособление не было случайным; если бы его своевременно не осуществили – большой вопрос, сколько участников имела бы сейчас Венская конвенция (да и действовала ли бы она вообще). Ниже мы увидим, что действительное значение Конвенции о представительстве идет куда дальше, чем простое дополнение конвенции Венской.

Так, согласно ст. 4 Конвенции, в качестве представителя рассматриваются не только собственно агенты, действующие на началах поручения, но также "...орган, управляющий или партнер в обществе, ассоциации, партнерстве или любом ином образовании, как являющемся юридическим лицом, так и не являющемся"; исключение составляют случаи, когда такое лицо действует в пределах полномочий, предоставленных ему законом или учредительными документами. Вообще – если брать критерий, установленный и. 1 ст. 1 Конвенции, то посредник, с ее точки зрения, – это любое лицо, имеющее право (полномочие) или намерение действовать за чужой счет. Дальнейший текст Конвенции (ст. 12, 13) показывает, что имелись в виду действия не только за чужой счет, но и па чужое имя, т.е. действия не просто как посредника, по как представителя. Исключение – доверительный управляющий, который "...не рассматривается как посредник [и, соответственно, как представитель], действующий за счет траста, учредителя траста или выгодоприобретателей" (п. "1" ст. 4). Соответственно столь широкому подходу п. 1 ст. 9 допускает существование не только прямо выраженных, но и подразумеваемых полномочий, а п. 2 ст. 9 расширяет их пределы до любых необходимых действий; ст. 10 допускает полномочия в устной форме – невиданное для континентального права решение![7] Главное, выходит, не только не в форме полномочия, но и даже не в том, было ли оно на самом деле дано! Главное в том, были ли у третьего лица достаточные основания полагать, что перед ним лицо, действующее как представитель. Именно исходя из интересов третьего лица, добросовестно положившегося на внешнюю видимость отношений представительства, и решается Конвенцией вопрос, существовало ли это самое представительство.

Для применения Конвенции о представительстве достаточно, чтобы представляемый и третьи лица находились в разных государствах (неважно, участвующих в Конвенции или нет) – главное, чтобы на территории страны-участницы находился посредник (представитель) или же к отношениям (не сказано, каким, но, по всей видимости, отношениям представляемого и третьих лиц) применялось право договаривающегося государства[8]. Не вполне понятно, отчего сфера применения Конвенции, определенная в ее ст. 2, существенно отличается от области применения Венской конвенции 1980 г., которую, как известно, она призвана дополнять. Круг отношений-исключений из очерченной сферы применения, определенный ст. 3 (с участием биржевого посредника (дилера), аукционистов, законных представителей, представителей недееспособных лиц, представителей административных и судебных), также не совпадает с кругом договоров, выведенных из-под регулирования Венской конвенции (ср. с ее ст. 2). Эти и многие другие обстоятельства указывают на то, что помимо дополнения Конвенции о договорах международной купли-продажи Конвенция о представительстве не лишена самостоятельной ценности и значения.

Несмотря на то, что Российская Федерация не является участником Конвенции, сведения о факте ее существования, а также основном ее содержании традиционно излагаются в наших курсах и учебниках по международному частному праву и монографиях по внешнеторговой деятельности[9]. Не так давно была опубликована статья Н. В. Власовой "Унификация норм о представительстве в Женевской конвенции 1983 г."[10], специально посвященная рассматриваемой Конвенции.

Насколько хорошо Вы усвоили материал? (вопросы для самопроверки) В результате изучения Лекции 11 Вы должны уметь ответить на следующие вопросы: (1) какими основными этапами отмечен процесс международной унификации вексельного и чекового права? какие – с точки зрения своего правового содержания – мировые системы вексельного и чекового права Вам известны? какие международные конвенции в этой области Вы знаете? (2) в чем сходства и различия Конвенций УНИДРУА о международном факторинге 1988 г. и Конвенции ЮПСИТРАЛ об уступке дебиторской задолженности в международной торговле 2001 г.? (3) что такое независимые гарантии и резервные аккредитивы? каким международным соглашением регламентируется применение этих инструментов в международной торговле? почему их правовая регламентация объединена в одном документе? (4) какой международной конвенцией регулируются отношения по осуществлению международных почтовых денежных переводов? (5) каковы роль, назначение и основные положения Конвенции УНИДРУА о представительстве при заключении договоров международной купли-продажи товаров 1983 г.? участвует ли Российская Федерация в данной Конвенции?

Задания на дальнейшее углубление приобретенных знаний. По изучении Лекции 11 представлялось бы полезным, чтобы Вы выполнили следующее: (1) пользуясь сведениями из Лекции и подлинными текстами документов – составили перечень наиболее принципиальных (с Вашей точки зрения) различий: (а) между Общим уставом о векселях переводных и простых 1912 г. и Единообразным законом о переводном и простом векселе 1930 г. (ЕВЗ 1930), (b) ЕВЗ 1930 и Единообразным законом о чеках 1931 г. (ЕЧЗ 1931), (с) ЕВЗ 1930 и Конвенцией ООН о международных переводных и простых векселях 1988 г.; (2) научились правильно составлять (а) векселя по требованиям ЕВЗ 1930, (b) чеки по требованиям ЕЧЗ 1931, Гражданского кодекса РФ и Положения о чеках 1929 г., (с) векселя по требованиям Конвенции ООН 1988 г. (все – на русском и как минимум одном иностранном языках); (3) написали эссе на 1000 слов на тему "Факторинг и форфейтинг: слова-синонимы или две разные формы уступки дебиторской задолженности?"; (4) написали эссе на 1000 слов ira тему "Независимые гарантии и резервные аккредитивы: слова-синонимы или две разные формы банковских денежных обязательств?"; (5) письменно сравнили основные положения Конвенции УНИДРУА о представительстве при заключении договоров международной купли-продажи товаров 1983 г. с нормами о представительстве, комиссионерстве и агентировании ГК РФ и дали небольшие письменные комментарии по результатам такого сравнения.

  • [1] Текст: URL: businesspravo.ru/Docum/DocumShow.asp?DocumID=127661&DoeumType=2, справочные правовые БД и другие источники.
  • [2] Австрия, Азербайджан, Албания, Беларусь, Бельгия, Болгария, Босния и Герцеговина, Ватикан, Вьетнам, Египет, Индонезия, Ирландия, Испания, Италия, Йемен, Канада, Кения, Конго, Куба, Кувейт, Ливан, Литва, Люксембург, Малави, Мальта, Мексика, Молдова, Монако, Монголия, Никарагуа, ОАЭ, Польша, Россия, Румыния, Сан-Марино, Сербия, Сингапур, Словакия, Словения, США, Тунис, Узбекистан, Украина, Уругвай, Филиппины, Франция, Чехия, Швейцария, Эквадор, Эстония, Япония.
  • [3] Текст: на сайте УНИДРУА (URL: unidroit.org/english/conventions/1983agency/1983agency-e.htm) (англ., фр.; там же есть интересные материалы о ходе обсуждения проекта Конвенции и предварительных работах над ней); URL: miripravo.ru/ или у Н. Г. Вилковой (Указ. соч. С. 475–487). Удивительно, но этой Конвенции нет ни в одной из ключевых БД – ни в "Гаранте", ни в "КонсультантПлюс".
  • [4] Согласно ст. 33 Конвенции это произойдет не прежде, чем она наберет 10 ратификационных актов. К настоящему времени имеется пять – от Италии, Мексики, Нидерландов, Франции и ЮАР; перечень (точнее, количество) стран, подписавших (но не ратифицировавших!) документ, – Ватикан, Марокко, Чили и Швейцария – а также то время, которое уже прошло с момента принятия Конвенции, не позволяют надеяться на ратификацию даже от стран, Конвенцию подписавших, – о новых подписантах нечего и говорить.
  • [5] URL: fin-monitoring.ru/2010–03–07–08–21–04/241–2010–04–06–09–35–00.
  • [6] Вилкова Н. Г. Указ. соч. С. 174.
  • [7] Прекрасно понимая это, разработчики заложили возможность при присоединении к Конвенции сделать оговорку в соответствии со ст. 27 о том. что любые нормы Конвенции о возможности и действительности устных полномочий представителя неприменимы к лицам, имеющим коммерческое предприятие на территории данного государства.
  • [8] Вспомним, что Венская конвенция 1980 г. применяется к договорам купли- продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных договаривающихся государствах, или когда нормы частного международного права указывают на применение права какого-либо договаривающегося государства, она также может применяться в силу выбора сторон.
  • [9] См., например: Вилкова Н. Г. Указ. соч. С. 174–180.
  • [10] Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2010. №3. С. 120-125.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >