Оговорка о поглощении

Согласно ст. 2.1.17 Принципов "договор в письменной форме, содержащий оговорку о том, что договор полностью охватывает условия, согласованные сторонами, не может быть оспорен или дополнен представлением предшествующих заявлений или соглашений. Однако такие заявления или соглашения могут быть использованы для толкования письменного договора". Нечто, подобное заключительной части этой нормы, имеется и в нашем ГК (ч. 2 ст. 431), но общего понятия оговорки о поглощении ему неизвестно. Это обстоятельство, кстати, не мешает ее активному практическому применению: одним из заключительных условий большинства договоров с участием российских коммерсантов является положение о том, что вся предшествующая переписка с момента подписания договора теряет силу.

Неожиданные условия

Это – категория, относящаяся к институту договора присоединения, или договора на стандартных условиях. Неожиданным считается условие договора, которое "...включено в число стандартных п... имеет такой характер, что другая сторона не могла бы разумно его ожидать", принимая во внимание "...его содержание, формулировку и способ выражения" (п. 1 и 2 ст. 2.1.10 Принципов). Такие – неожиданные – условия не имеют силы в отношении стороны, присоединившейся к чужой стандартной проформе, если только они не были явно (прямо) приняты ею.

Сравнение этих предписаний с нормами п. 2 и 3 ст. 428 ГК РФ, содержащим сходные формулировки, не оставляет сомнения в том, что Принципы УНИДРУА предлагают гораздо более гибкий и эффективный подход к защите присоединяющейся стороны. Достаточно сказать, что наш Кодекс принимает во внимание только права и обязанности, создаваемые подобными условиями, т.е. только их содержание, но совсем не учитывает ни их формулировки (а они обычно таковы, что в них сам черт не разберется), ни способ выражения (обычно – напечатание столь мелким шрифтом, что читать его можно только с помощью лупы). Кроме того, ГК РФ существенно ограничивает возможности ссылки на неожиданные условия для контрагентов, занимающихся предпринимательской (в том числе и коммерческой) деятельностью, полагая, по всей видимости, что таковые всегда имеют возможность выбора и всегда могут внимательно прочесть предлагаемый им проект договора (узнать о нестандартных условиях). Принципы же УНИДРУА таких ограничений не устанавливают, да и установить, строго говоря, не могут – они ведь на коммерческие договоры как раз и рассчитаны.

Существенное изменение обстоятельств

Этот институт именуется в Принципах затруднением ("hardship") в исполнении обязательств, а потому рассматривается не в общих положениях о договоре, а в главе, посвященной исполнению обязательств (см. разд. 2 гл. 6). В целом институт затруднений тождественен нашему существенному изменению обстоятельств (ст. 451 ГК РФ) с двумя следующими отличиями.

Во-первых, Принципы УНИДРУА исходят из предположения о том, что несмотря ни на какие затруднения, в том числе те, что делают исполнение обязательства невыгодным, должник все-гаки обязан его исполнить, хотя бы и с учетом тех изменений, которые действительно могут быть продиктованы ситуацией (ст. 6.2.1). То есть Принципы считают, что затруднения – это основание в первую очередь для изменения договора. Норма же п. 4 ст. 451 нашего ГК считает изменение случаем исключительным, а в качестве общего правила рассматривает его расторжение.

И во-вторых, ст. 6.2.2 Принципов УПИДРУА дает несколько иную систему критериев "существенности" затруднений, чем п. 2 ст. 451 ГК РФ. Именно: то, что у нас внесено подп. 1 п. 2 ст. 451, в Принципах УНИДРУА разложено на два подпункта, в совокупности дающих более точное представление о том, какие условия имелись в виду. Зато в Принципах нет аналога подп. 3 п. 2 ст. 451, определяющему существенный характер ущерба, который грозит постичь сторону при исполнении ею обязательств в первоначальном виде. Другое дело, что такого определения можно было бы и не давать, ибо оно уже имеется в абз. 2 п. 1 ст. 451 Кодекса.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >