"Чума": подвиг доктора Риэ

"Чума" (1947) – второй вершинный роман Камю. Дальнейшее развитие и одновременно обогащение мотивов, запрограммированных в "Постороннем". Более того, новый этап в художественном преломлении экзистенциалистской философии в творчестве писателя. Камю – и это была существенная черта его творческой индивидуальности, – не был неизменен в своем миропонимании. Пребывал в движении, извлекал уроки жизни и не избегал признания своих ошибок. В романе, написанном уже после войны и крушения фашизма, нет безнадежного пессимизма. В нем виден "свет в конце туннеля". По свидетельству самого Камю, луч надежды, вспыхнувший в финале романа, – итог освоения писателем опыта победы над фашистской "чумой" и героики французского Сопротивления. Но эти новые философские подходы получили у Камю специфическое выражение на языке аллегории и притчи. Сама же структура романа – сложна и многопланова.

Как и в "Постороннем", место действия – Северная Африка и конкретно город Оран. Его поразила эпидемия чумы. В пей – квинтэссенция смертоносной природы фашизма. Эпидемия не просто косит людей. Главное, она парализует их волю. Фазы ее распространения, реакция на нее разных лиц и слоев общества – все это символично и значимо. В памяти всплывают события недавнего прошлого, а в них – важнейшие уроки.

При первых признаках эпидемии запираются ворота. Запрещен выезд из города. Будучи блокирован, он – символ оккупации. Чума же – метафора "атмосферы удушья, опасности и изгнания".

Хроникальная манера повествования, избранная Камю, позволяла писателю рассмотреть проблему в историческом контексте. Смысл аллегории очевиден. Распространение чумы – это этапы усиления фашизма в обстановке трусости и попустительства властей (намек на буржуазные правительства Европы, повинные в "мюнхенском" предательстве). Появление чумных крыс на улицах Орана, начальные симптомы болезни вызывают у городской "головки" желание сделать вид, что опасности нет. Затем наступает переполох среди оранцев, желающих смягчить приступ страха посредством ускоренного захоронения умерших, интенсификации работы крематория, расширения услуг черного рынка.

В "Чуме" Камю ориентирован на художественную методологию вольтеровских философских повестей. Романные персонажи в своей реакции на эпидемию демонстрируют определенную идейно-философскую позицию. Отец Панелу наставляет горожан в том смысле, что чума нам послана свыше в качестве "бича", дабы поразить грешников. Тарру – непротивленец, хочет быть в стороне, ни во что не вмешиваться, поскольку в природе заведено быть бичам и быть жертвам. Поэтому сострадание к последним – бесполезно. Принципиально значим парижский журналист Раймон Рамбер, случайно оказавшийся в зачумленном городе. На первых порах он предпринимает огромные усилия, чтобы бежать из этого опасного места и воссоединиться со своей любовницей. Но в тот самый момент, когда Рамбер получает наконец возможность покинуть Оран, он неожиданно решает остаться. Им движет не только профессиональная журналистская потребность увидеть, запечатлеть трагические события, но и нравственные соображения. Это прозрение, обретенное в результате пережитых испытаний. Посреди всеобщего горя ему "стыдно быть счастливым в одиночку".

Не менее значима фигура протагониста, доктора Бернара Риэ, носителя нового аспекта в экзистенциалистской концепции Камю. Он отказывается безропотно подчиняться злу. Он ему сопротивляется. И своим примером влияет на решение

Рамбера. Риэ и его коллеги не знают, как лечить чуму, однако он предпринимает все, чтобы спасать людей, хотя и признается: его самоотверженный труд – это все же "бесконечное поражение". Но его человеческий долг – противостоять чуме. Риэ изолирует больных, проводит карантинные мероприятия, организует больницы и санитарные дружины. Вместе со своим верным помощником Граном, скромным мед- статистиком, неудачливым и в жизни, и в делах служебных, Риэ – пример стоицизма. А подобная позиция, по Камю, – оптимальная форма противостояния окружающему хаосу. Один из пациентов Риэ рассуждает о том, что "чума все та же жизнь". Чума – это, конечно, фашизм, но не только. Камю понимает зло метафизически: оно укоренено в самом миропорядке, а потому войны и трагические катаклизмы – неизбежны. Свобода выбора в подобных ситуациях – выражение достоинства и чести человека.

В финале романа звучит светлая нота. Чума временно отступает, а ликующие жители Орана приветствуют Риэ. Значит, в жизни победы возможны, если не окончательные, то хотя бы частичные. Сама притчевая природа романа предопределила наличие в нем целого комплекса актуальных нравственно-этических проблем. Писатель их ставит, заставляет читателя задуматься и, понимая их сложность, не всегда предлагает их однозначное решение. А это дало основание одному из наших лучших и проницательных прозаиков Василю Быкову назвать роман "Евангелием XX в.".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >