"Глазами клоуна"

Этот социально-психологический роман Бёлля, один из лучших, с его откровенной сатирико-иронической тональностью, вызвал несправедливые упреки автора в пессимизме. Он построен как монолог, воспоминания героя, который говорит о себе: "Я – клоун, официальное наименование моей профессии – комический актер". Он наблюдателен, проницателен и ироничен. Внутренние конфликты составляют смысл эпизодов, сцен и ситуаций, о которых рассказывает Шныр, вырастают из контраста между внешней благопристойностью и той ложью, нечистоплотностью, порочностью, которые постоянно обнажаются. Здесь многое определяет профессия Ганса Шнира, который постоянно пародирует, иронизирует, воспринимает окружающих как объект насмешки, разыгрывает пантомимы, высмеивающие социально-политическую жизнь Германии. Контраст – это также суть самой судьбы Ганса Шнира, выходца из внешне благопристойной семьи, избравшего столь несолидную профессию. Отец Ганса, фабрикант "бурого угля", воплощение респектабельности и порядка, абсолютно бездушен по отношению к собственному сыну. Двулична родительница героя, устроительница "журфиксов", привлекающих всяких сомнительных личностей. В период нацизма она уговорила дочь во имя горячо любимой родины отправиться служить в зенитную часть, где она и нашла смерть. Родители отрекаются от сына как от "невыгодного предприятия".

В двадцать один год Ганс Шнир уходит из дома, начинает самостоятельную жизнь. А она тяжела, связана с полу-богемным, "кочевым" стилем жизни, переездами, дешевыми гостиницами, неутомимой погоней за заработками. У него нет по-настоящему близких друзей, единственная моральная опора у этого однолюба – Мария. Но и она уходит от него. Получивший травму ноги, да еще и попав под огонь критики, Шнир не только остается без работы, но и без гроша в кармане. Собственно, главные события в жизни Шнира заключены в его образах памяти. Непосредственное же действие охватывает около трех часов. В течение этого короткого срока он успевает не раз обратиться к знакомым с просьбой о помощи. Этот тест на сочувствие и понимание – проверка подлинной сути всех этих людей. Везде он наталкивается на отказ, закамуфлированный словесной шелухой, маскирующей скаредность, эгоизм и равнодушие. Даже отец, миллионер, выговаривающий сыну за то, что тот держит коньяк в холодильнике (что нс принято в респектабельном обществе), оставляет его без гроша. Устами Шнира, героя, безусловно, близкого Бёллю, писатель клеймит бывших нацистов, перекрасившихся, но сохраняющих свою сущность, религиозных ханжей, денежных спекулянтов. В финале романа герой, вооружившись гитарой, сняв шляпу, начинает собирать подаяния на вокзале...

"Групповой портрет с дамой": любовь Лени Груйтен.

Этот роман, увидевший свет в 1972 г., воспроизводит самую широкую, по сравнению с прежними произведениями, социальную панораму. На это указывает и название романа. Вновь в центре романа – фигура "неконформиста", молодой девушки Лени Груйтен, которая в годы войны полюбила советского военнослужащего, офицера Бориса Котловского. И эта любовь, к тому же "запретная", немки и русского, как и сами герои, обретает символический смысл. Она – некий островок человечности, вызов чудовищному человеконенавистничеству войны (вспомним об аналогичном мотиве в романе "Прощай, оружие!" Хемингуэя). Борис Котловский умирает в финале от истощения. Но именно он учит Лени любви и пониманию немецких поэтов, ей прежде мало знакомых. Знаменательно, что и любовь их происходит на кладбище, где пленные занимаются изготовлением похоронных венков: война резко увеличивает потребность в изделиях подобного назначения. Выразительно окружение Лени: добрые люди, монахиня Рахиль, чудаковатый кладбищенский садовник Грундт, которые по-своему противостоят силам зла. А рядом, как правило, бесцветные, заурядные персонажи, данные в сатирическом ключе. Среди них – богачи Хойзеры, накопившие в результате экономического "чуда" миллионы: их величина обратно пропорциональна скудному духовному багажу богачей.

Горькая участь "маленького человека", его беззащитность перед лицом государства и общества – тема первого после Нобелевской премии (1972) романа Бёлля с нарочито поясняющим многословным названием "Потерянная честь Катарины Блум, или Как возникает насилие и к чему оно может привести" (1974). После выхода роман был экранизирован. Сорокапятилетняя Катарина Блум, добропорядочная женщина, экономка, сумевшая в силу рачительности, трудолюбия и любви к порядку стать хозяйкой отеля, полюбила одного из постояльцев, не зная, что он – разыскиваемый полицией преступник. Попав в руки следователей, она подвергается бесконечным унизительным допросам и обыскам. Но самое горестное, что она – в поле зрения желтой прессы, раздувающей вокруг нее истерию. Ее объявляют то "подругой бандита", то "коммунисткой", то "красной". Организованная травля является причиной смерти матери Катарины, попавшей в больницу. Наэлектризованные "граждане" осыпают героиню оскорбительными посланиями. Уничижительные ярлыки пришпиливают и к близким Катарины. Очернена репутация ее адвоката. Оказывается, что "свободная пресса" действует в содружестве с государственным аппаратом, который не может защитить ее от разнузданных газетчиков. Одного из них, Тетгеса, повинного в смерти ее матери, Катарина убивает.

Слава Бёлля не была для знаменитого писателя охранной грамотой от нападок, а порой и травли. И хотя он не раз говорил, что не желает заниматься политикой, обостренное чувство ответственности, неотторжимой от Бёлля-человека, побуждало его рисковать репутацией и вмешиваться в борьбу. Он верил, что литература должна давать утешение и надежду и что писательское слово может стать последним "оплотом свободы". Во "Франкфуртских чтениях" он так высказывал свое мнение: "На современную литературу возложена ответственность, которую все просто не в состоянии вынести... Безликая политика, безликое общество, беспомощность церкви... От авторов, именно только от них ждут решающего слова. С науки не спрашивают, с политиков тоже, церковь не беспокоят, но вот писатели обязаны высказывать то, о чем остальные предпочитают молчать".

При жизни Бёлль обрел статус классика, литература о его творчестве, в том числе и на русском языке (С. Рожновский, Т. Мотылева, М. Рудницкий и др.) обширна. Помимо отдельных многочисленных изданий, вышло его пятитомное собрание сочинений (1989–1996).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >