"Жестяной барабан": приключения Оскара Мацерата

В этом романе Грасс развивает антифашистскую, антимилитаристскую тему, конечно, широко представленную в послевоенной немецкой литературе. Но предлагает неожиданный, оригинальный ракурс и саму изобразительную технику. Это касалось и выбора героя, и стилистики. Все это было запрограммировано в исходной ситуации и в типе героя. Протагонист Оскар Мацерат отмечает свое 30-летие в сумасшедшем доме, куда попал по подозрению в убийстве, но был признан невменяемым. По па самом деле Мацерат адекватен и использует отведенную ему отдельную палату для того, чтобы предаваться воспоминаниям. Романист мастерски примеривает на себя маску Мацерата. А это приводит в движение калейдоскоп событий, лиц, эпизодов, из которых складывается, в сущности, судьбоносное тридцатилетие немецкой истории (1924–1954). Это годы зарождения фашизма, Веймарская республика, ее крах, приход к власти Гитлера, режим Третьего рейха и его падение, послевоенная Германия; наступление "экономического чуда" в эпоху Аденауэра. Все это определяет судьбу Мацерата.

А он – персонаж, мягко говоря, неординарный. В 3-летнем возрасте, произведя точные расчеты, Мацерат бросился в погреб и в результате полученной травмы остановился в росте, достигнув 94 сантиметров. Он так навсегда и остался в физическом плане ребенком, не вписывающимся в мир взрослых, которые вызывают у него неприязнь, а то и откровенную ненависть. Он ниже нормальных людей в три раза, зато втрое сообразительней. В глазах окружающих он – карлик, уродец, недочеловек. Мацерат ясно видит пороки окружающих, когда подглядывает за ними из-под стульев и столов; порой выступает в роли судьи. И даже исполняет приговоры.

Трехлетнему Мацерату дарят жестяной барабан, с которым он никогда не расстается, как с верным и неподкупным другом. Герой способен играть на нем так, чтобы в полной мере выражать свои чувства, настроения и мысли. Музыкальная одаренность позволяет Мацерату в качестве солиста гастролировать по стране. Барабан – "второе я" героя. Но он также один из главных символов романа. Он – многозначен. Барабанная дробь может быть маршевой, вдохновляющей, дисциплинирующей. В его музыке дух воцарившегося в Германии "нового порядка", тоталитарного единодушия и единомыслия, подавления индивидуальности и готовности слепо подчиняться воле фюрера. Традиционное повествование предстает в своеобразной музыкальной "инструментовке". Трагическая история Германии развертывается под аккомпанемент соло на барабане. А исполняет его своеобразный персонаж, то ли безумец, то ли мудрец, а возможно, шут, потешник, клоун. (Вспомним ключевой образ барабана в творчестве Гейне, у которого радикализм соединялся со стихией иронии и сатиры. Он и сам себя называл "барабанщиком революции".)

Символична следующая деталь в романе: Мацерат ловко использует разрушительные свойства барабанного боя. Его звуки способны разбивать, например, лампы, стекла, люстры. Герой ночью устраивает разрушение витрин магазинов. И с наслаждением наблюдает, как добропорядочные бюргеры, воспользовавшись темнотой, предаются мародерству. Как и Бёлль, Грасс – наблюдателен, значителен в подробностях. "Задача литературы, – говорит писатель, – как раз заключается в том, чтобы найти в деталях общие закономерности".

Кто же все-таки грассовский Оскар Мацерат? В чем-то он напоминает экзистенциального героя, который в силу уродства – всегда "другой", отделен от окружающих, будучи "чужим", обладает "правом" на нелицеприятные суждения касательно людей, якобы "нормальных", но на самом деле отягощенных грехами и неблаговидными поступками. Их место – если не за решеткой, то в психбольнице. Из поля зрения Мацерата не ускользают и "натуралистические" детали, за что романист удостоился несправедливых упреков в "непристойностях" и "цинизме". Но таков удел многих писателей сатирического склада!

Грасс, благодаря своему герою, "приземляет" некие мнимо сакраментальные ценности западногерманского общества, относящиеся к семье, церкви, домашнему очагу, духовным идеалам. Мацерат все это с иронической усмешкой наблюдает, обычно заняв удобную для себя позицию – под столом. Достается в романе и религиозным ханжам. Вообще же Мацерат двуедин, расколот: его идеал, с одной стороны, Гейне, с другой – Распутин. Порой он готов "плевать на Шиллера и всю его компанию".

В жанровом отношении роман Грасса – неоднороден. Это, с одной стороны, роман воспитания, правда, в негативном варианте. С другой – сатирическая аллегория. Генетически у героя немало литературных прототипов. Он и гном из немецких сказок, и уродец, напоминающий гофмановского Цахеса, и плут из испанских пикаресок, и Симплициссимус из знаменитого романа Гриммельсгаузена (XVII в.). И, в конце концов, разновидность шута, помещенного в конкретный социальный контекст современной Германии.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >