Структура научного познания. Критерии истины в философии

Как отмечалось, ведущую роль в научном познании играет человеческая или общественная практика. С одной стороны, практика "предоставляет" субъекту познания необходимые факты, ту совокупность информации об объекте, с которой он начинает работать. Практика "питает" научное исследование, не дает ему далеко оторваться от реальной жизни. С другой стороны, практика является областью приложения знаний, полученных в процессе познания. В этом случае она предстает как цель научного исследования. Наконец, практика служит критерием, мерилом истинности результатов научного познания. Получается, что с практики познание начинается и ею завершается. Следовательно, структурно научное познание можно представить следующим образом:

где П. — парадигма мышления; Ст.М. — стиль мышления; И интеллект; Фд — факты действительности; Фн — факты научные; Пр. — проблема; 3. — задача; Г. — гипотеза; В. — версия; Д. — доказательство; Р. — решение; М. — модель; Т. — теория.

Как видим, изначально практика предоставляет познанию необходимые для конкретного познания факты действительности.

Факты действительности — это единичные события или явления, для которых характерны определенное место, время и конкретные условия их существования и которые зафиксированы в выбранной исследователем системе координат отсчета.

Можно сказать и так: факты действительности — эго начальное, исходное "выражение" или "представление" того или иного феномена действительности перед субъектом познания, который их фиксирует естественным или искусственным языком, в выбранной системе координат, не вдаваясь изначально в их содержательную и сущностную оценку. Факты действительности содержат признаки и свойства не только изучаемого объекта, по и той конкретной предметной области, которая интересует субъекта, обусловливает цель и задачи научного познания. В связи с этим очень важно выделить из практики всю возможную палитру черт и свойств той "стороны" объекта, которая и обусловила потребность в научном познании.

Следует учитывать, что у юристов, ориентированных на познание судебной практики, объектом будет конкретный "социально-исторический организм" в его реальном проявлении как самостоятельная единица исторического развития людей и как общество вообще со всеми видами и типами социальных общностей и отношений.

К признакам данного объекта можно отнести следующие черты:

  • - он историчен и в определенной степени представляет собой исторический процесс, где создаются и формируются новые формы, появляются новые значения и смыслы, заключенные в результатах человеческой деятельности;
  • — по своему "наполнению" он в большей степени форма должного, ценностного и в меньшей — сущего;

он есть результат человеческой деятельности, содержит в себе цслс- полагание людей, идеалы и ценности, к которым они стремились, а также нормы, которыми они руководствовались, и реализацию этих целей, в том числе правовых;

  • — он представляет социоприроду, где в связях и взаимодействиях его элементов наличествуют объективные закономерности, но не законы, что свидетельствует о факте отсутствия в этом объекте устойчивых причинно- следственных связей между наблюдаемыми и фиксируемыми явлениями и причинами их вызвавшими;
  • — человек, его поведение и вся палитра отношений являются относительно самостоятельными объектами, включенными в объект научных исследований.

В научном познании различают понятия "факты действительности", или "объективные факты", а также "факты научные", или "факты познания".

Дело в том, что зафиксированные в выбранной системе координат фрагменты практики еще не являются фактами исследования. Факты действительности необходимо на основе утвердившейся в данный момент в конкретной науке парадигме или "стиля научного познания", или "стиля научного исследования", сложившегося в конкретном научно-исследовательском коллективе, перевести в факты научные.

Парадигма - это какой-то образец, в котором фиксируется существование особого способа организации знания, подразумевающего определенный набор предписаний.

Парадигма задает характер видения мира, определенно влияет на выбор направлений исследований. В парадигме содержатся также и общепринятые, уже проверенные опытом образцы решения конкретных задач, разрешение проблем.

Стиль мышления — это утвердившийся в конкретной науке или научном познании порядок, логическая последовательность осуществления познавательных операций, а также форма и способ выражения конкретного предмета исследования.

В содержательном аспекте все описанное выше представляет логическую процедуру освобождения фактов действительности от разнообразных несущественных признаков, а также их описание строгим логически непротиворечивым понятийно-категориальным аппаратом конкретной науки. Это сложная, но одновременно необходимая процедура формулирования предметной области научного познания, а также тех противоречий, которые и потребуется разрешить субъекту познания.

Вопрос о получении фактов научных, обладающих статусом реального отражения предметной области познания, всегда очень остро стоит во всех исследованиях, особенно имеющих дело с такими сложными объектами, как общество и судебная практика.

В качестве рекомендации, которая позволит субъекту познания сформулировать необходимый для изучения "набор" фактов научных, выступает пожелание строго и неукоснительно соблюдать логические требования по выделению сущностных и отличительных признаков предмета, позволяющих точно сформулировать понятие, отражающее данный предмет. Иными словами, при переводе фактов действительности в факты научные необходимо выделить классифицированные признаки, характеризующие природу и сущность предметной области объекта исследования.

В дальнейшем в структуре процесса познания собранные факты научные, представ перед исследователем, формируют для него познавательную ситуацию.

Познавательная ситуация — это содержательная характеристика процесса изучения субъектом какой-то предметной области, собранных фактов научных.

В ее структуру входят несколько элементов: возможности субъекта познать искомое; уровень обобщенности разрешаемых противоречий; искомое.

Применительно к деятельности юриста следует учитывать тот факт, что от содержания познавательной ситуации, возникающей при исследовании судебной практики или конкретных проблем в других сферах, зависит не только качество полученных в результате знаний, но и рекомендации по совершенствованию законодательства, деятельности судей и судебной власти страны в целом, установление в стране законности и правопорядка.

Что касается элементов познавательной ситуации, то возможности субъекта познать искомое — это характеристика интеллекта субъекта, а также наличествующего у него инструментария (способов и средств) исследования и преобразования действительности, фрагментов природы и общества, общественных отношений, связей, взаимодействий, последствий применения судами нормативных актов.

В характеристику интеллекта следует включать следующие показатели: объем знаний и умений, имеющихся у субъекта; качество знаний и умений, имеющихся у субъекта, его компетенции; динамику знаний субъекта; оперативность знаний.

Уровень (показатель степени) обобщенности разрешаемых противоречий характеризует познавательную ситуацию и является величиной, определяющей возможности субъекта познания выявить неизвестное в предметной области исследования. Данный показатель может находиться на уровне узнаваемости, когда перед субъектом нет преград в достижении цели при разрешении или поиске ответа на вопрос, как действовать или как достичь какой-то цели. Вариант такого взаимодействия представляет собой случай, когда у субъекта уже сформировался набор определенных навыков и умений для "перебрасывания мостика" от своего интеллектуального потенциала к цели.

Узнавание — это уровень познавательной ситуации для конкретного субъекта, который характеризуется движением к цели или достижением ее в соответствии с принципом "стимул — реакция", или на основе освоенного и практически неизменяемого навыка. Узнавание как уровень и форма научного познания настолько очевидно, что нет особой нужды рассматривать его более подробно.

Следующий уровень познавательной ситуации и формы научного исследования характеризуется понятием "задача". В этом случае субъект концентрирует внимание на имеющемся у него багаже знаний и умений, ищет необходимый алгоритм достижения цели или поиска ответа на поставленный вопрос. Этот уровень познания обусловлен интеллектуальным потенциалом субъекта, имеющимся у него опытом.

Опыт является, как считает ряд исследователей, компонентом познания субъекта, который обеспечивает непосредственную связь системы знания с познаваемым объектом [1]. Другими словами, опыт — это все-таки сформированное самим человеком его свойство, включающее знания о мире, результаты общественной практики, полученные в результате его практически-преобразовательной деятельности. Содержательно он состоит из знаний, умений, практически усвоенных навыков, а также осмысленной человеком собственной позиции в конкретных общностях, в мире. Опыт строго субъективен.

В целом опыт субъекта познания позволяет ему в определенных случаях привести разрешение познавательной ситуации к какому-то алгоритму, перевести се на такой уровень и к такой форме исследования, как задача.

Задача — это такой уровень познавательной ситуации для конкретного субъекта познания, который характеризуется его движением (достижением) к цели в соответствии с определенным алгоритмом или на основе освоенных им знаний, умений, навыков.

Алгоритм — это четкие предписания субъекту о подлежащих выполнению действиях и операциях, которые следует совершать, чтобы достичь желаемой цели. (Понятие "алгоритм" есть выражение латинизированной формы имени среднеазиатского ученого IX в. аль-Хорезми, который и обосновал его смысл как способ достижения поставленной цели.)

Поскольку достижение цели для конкретного субъекта познания предполагает осуществление им ряда конкретных познавательных и практически преобразовательных шагов, операций, действий, задача характеризуется сложностью решения. Изменение алгоритма позволяет или увеличивать, или уменьшать количество шагов к цели. В зависимости от интеллекта и опыта конкретный субъект, в том числе и юрист, может решить одну и ту же задачу быстро, качественно, эффективно, а может долго и длительно приближаться к цели, искомому, составляющему ядро познавательной ситуации.

Виды и типы задач обусловлены искомым, предопределяющим общую характеристику познавательных ситуаций. Искомое всегда характеризуется как определенной мерой обобщения, так и различными аспектами

  • (признаками) интересующей нас предметной области, отраженными в ней. В качестве таких признаков могут выступать:
  • — основные закономерности существования и развития рассматриваемых социальных явлений и процессов, их виды и тины;
  • — средства, инструментарий, в том числе и нормативные правовые акты, используемые в этих социальных процессах и явлениях их субъектами для достижения своих целей, и результаты их применения;
  • — пути, способы, условия, формы, приемы, нормы, применяемые субъектами для реализации своих интересов.

Эти признаки и определяют три основных типа познавательных ситуаций, которые обусловлены содержанием общественных отношений, общественной практикой, в том числе и судебной. Они же позволяют выделить основные направления изучения социальных образований и, что для пас наиболее интересно, содержание гипотез, версий, позволяющих познать и изучить интересующие нас как природные, так и социальные явления, процессы.

Рассмотрим выделенные типы познавательных ситуаций, которые позволят нам раскрыть содержание структуры познания более полно и всесторонне.

Первый тип познавательных ситуаций — это ситуации, которые включают в качестве искомого закономерности существования социальных образований, социальных явлений и процессов в какой-то стране. Характерным для данного типа является то, что искомое и есть сущность социального образования, социальной ситуации. Знание сущности социальных явлений и процессов в интересующей нас области, сфере жизнедеятельности имеет определенную цель. Это знание позволяет нам предвидеть и даже прогнозировать характер и содержание воздействия данных ситуаций на наше общество, на человека.

Результаты разрешения данного типа познавательных ситуаций служат основой для выработки прогноза, ожидаемого изменения в поведении конкретных людей, социальных групп.

Второй тип познавательных ситуаций — это ситуации, в которых на основе заранее известной цели необходимо определить средства се достижения. Характерным для искомого в данном типе познавательных ситуаций является определенность граничных условий и неопределенность оптимальных преобразований: от начальной до конечной ситуации.

Например, никто не будет отрицать и тем более исключать необходимость разрешения социальных конфликтов мирным путем. Это так называемая определенность граничных условий. Однако всегда ли разрешение конфликтов мирным путем является оптимальным и эффективным способом достижения цели? Ответить на это однозначно вряд ли кто-нибудь сможет. Вот это и есть неопределенность преобразований, которая наличествует в социальных сообществах, ситуациях.

Третий тип познавательных ситуаций — это ситуации, в которых искомым являются пути, способы, условия, формы и приемы достижения целей и решения задач в конкретных социальных ситуациях, в рамках реальных социальных явлений и процессов.

Результатом познания в данном случае становится инструмент действий субъектов, которые живут и преобразуют существующие социальные процессы и явления, ситуации, в том числе и используемые государственной властью законы, предписания, ограничения и допущения в практически-преобразовательной деятельности людей.

Следующий уровень познавательной ситуации может быть таким, когда субъект познания находится у барьера неизвестности. Это такая степень соотношения знаний субъекта, его опыта, когда, условно говоря, "перебросить мостик" от его знаний к окружающему его "незнанию" не представляется возможным. Обозначенный уровень познавательной ситуации и форма выражения знания характеризуются как проблема. Чтобы разрешить данную познавательную ситуацию, субъекту, в качестве которого могут выступать отдельный специалист, коллектив или человечество в целом, необходимо приобрести дополнительные знания, умения, средства и способы достижения намеченной цели, расширить свой интеллект. В большинстве случаев для разрешения проблемы потребуется сформулировать несколько гипотез, версий и проверить их: доказать или опровергнуть, используя при этом разные способы познания, в том числе и "метод проб и ошибок".

Проблема — это уровень познавательной ситуации и форма исследования для конкретного субъекта, который характеризуется ее разрешением и достижением цели в соответствии с определенной гипотезой или версией, посредством использования различных методов, в том числе и "метода проб и ошибок".

Процесс разрешения проблем, в том числе и в познании, характеризуется, в отличие от задачи, не сложностью, а трудностью. Однако иногда бывает и так, что найти проблему действительно не только труднее, но и поучительнее, чем ее разрешить. Мир проблем сложен и многообразен, как и порождающий проблемы процесс изучения реальных объектов. Подобно тому, как бабочка появляется на свет, только пройдя стадию гусеницы, разрешение проблемы осуществляется через стадию формулирования гипотез или версий.

Гипотеза — это вероятностное предположение или высказывание, раскрывающее и устанавливающее причинно-следственную зависимость между фактами и условиями их вызвавшими, объясняющее свойства и черты изучаемых предметов: явлений, процессов, вещей, социальных образований.

Гипотеза как некоторая догадка неопределенна, лежит между истиной и ложью. В случае получения подтверждения она превращается в истинное знание — теорию или модель — и прекращает свое существование. Опровергнутая гипотеза становится ложным знанием и опять-таки перестает быть гипотезой.

Далеко не всякую догадку, предположение можно назвать гипотезой, которая в отличие от обычного предположения должна быть обоснованной. Выдвижение гипотез осуществляется на основе уже проверенных общественной практикой и используемых в пауке или судебной практике положений. Гипотеза не появляется сразу в виде разработанной гипотетической системы знаний. Предположения выдвигаются на основе аналогии,

неполной индукции и других логических приемов. Кроме этого, к предположению, для того чтобы оно стало гипотезой, предъявляются следующие требования:

оно не должно быть логически противоречивым суждением и нс может противоречить фундаментальным положениям науки и общественной практики (например, сейчас никакое предположение о создании "вечного двигателя" даже не рассматривается, так как оно противоречит основополагающим законам физики);

  • — должно быть принципиально проверяемым, т.е. проверяемым когда-нибудь;
  • — не должно противоречить ранее установленным фактам, для объяснения которых не предназначено;
  • — должно быть приложимо к возможно более широкому кругу явлений, процессов, вещей.

Конечно, ни одна гипотеза не способна охватить всех явлений, изучаемых в конкретной сфере человеческой жизнедеятельности. Важно, чтобы она охватывала ключевые, сущностные признаки рассматриваемого предмета изучения, позволяла по-новому взглянуть на факты, собранные и научно описанные исследователем.

Следует отметить, что не всегда в общественной практике в рамках человеческой деятельности возможно даже приблизительно установить связи следствия и причины. Тогда поиск искомого осуществляется посредством версий.

Версия это предположение (высказывание), включающее мысль, объясняющую условия и причины появления тех или иных фактов действительности, отклонений в поведении и поступках людей, раскрывающее побудительные мотивы активности человека или группы людей на достижение определенной цели в конкретных социально-исторических условиях и в конкретное историческое время.

Версии гипотетичны, но не в полном смысле слова гипотезы. Они ситуативны и ориентированы в первую очередь на объяснение произошедшего, а не на установление закономерных связей между выявленными фактами действительности и вызвавшими их условиями. В версиях в меньшей степени просматривается общее или всеобщее. Они ориентированы на частный случай, хотя требования к формулированию гипотез можно распространить и на формулирование версий.

Свою специфику имеет поиск искомого в судебной практике. Дело в том, что для вынесения судебного решения необходимо установить судебную истину. Именно на основании последней формулируются и принимаются судебные решения. Своеобразие судебной истины определяется тем, что в ходе судебного разбирательства суд исследует не все обстоятельства, имеющие значение для дела, а лишь представленные или спорящими сторонами (в гражданском процессе, ст. 12 Гражданского процессуального кодекса РФ), или следствием (ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Данные обстоятельства собираются, "соединяются" в контексте конкретной судебной версии, которая является дальнейшим развитием следственной версии.

Следственная версия обоснованное вероятностное предположение, которое устанавливает гармоничное единство выявленных фактов, относящихся к конкретному расследуемому событию, объясняющее происхождение, содержание фактов и связь между ними.

Следственная версия по логической природе является относительно самостоятельной разновидностью вероятностного предположения. Ее специфика состоит в следующем:

— она объясняет факты, которые имеют значение для раскрытия, расследования противоправного деяния;

должна быть проверена в ограниченный срок, установленный законом;

  • — проверяется компетентными должностными лицами и установленными законом методами и средствами при возможном противодействии расследованию;
  • — используется в судопроизводстве.

Следственная версия изначально должна быть принципиально проверяемой, реальной, т.е. обоснованной установленными фактами, иметь четкую, однозначно трактуемую формулировку, содержащую ясную мысль.

Следует обратить внимание на то, что на первом этапе формулирования версии следует стремиться к тому, чтобы исследуемые факты были связаны в ней в единое целое. Версия должна быть своеобразной системой, па основе которой можно было бы сделать правдоподобное заключение о причине конкретного поступка, его целях и мотивах, способах его совершения, участниках, времени, условиях, факторах. Иначе говоря, на этом этапе необходимо соблюдать требование полноты предположений.

На втором этапе правдоподобное предположение, выступающее в качестве версии, проверяется как с помощью логического анализа и оценки имеющейся информации, посредством производства следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий, так и посредством методики и техники судебных доказательств. Данная проверка имеет следующие особенности: а) косвенные логические обоснования и аргументация судебноследственных версий требуют подкрепления прямыми доказательствами; б) обоснование и аргументация судебно-следственной версии считаются завершенными лишь при вступлении в силу обвинительного приговора (до этого момента, согласно презумпции невиновности, лицо, в отношении которого ведется судебное производство, считается невиновным); в) решение суда по конкретному судебному делу считается обоснованным до тех пор, пока не будет установлено противоположное в порядке, предусмотренном законом (презумпция истинности решения по рассматриваемому делу).

Следственные версии имеют сложную внутреннюю структуру, и их можно классифицировать по разным основаниям.

Так, по субъекту выдвижения версии можно классифицировать на оперативно-разыскные, экспертные и судебные.

Но степени определенности выдвигаемых предположений версии подразделяют на типичные (типовые) и конкретные (специфические). Типичные версии выдвигаются в условиях недостатка исходных данных и дают самое общее, наиболее характерное и приблизительное объяснение имею

щихся данных. В ходе последующей проверки ошибочные варианты отбрасываются, а подтверждающая типовая версия детализируется и конкретизируется. На ее базе формируется конкретная версия.

По объему объясняемых фактов версии классифицируют на общие и частные. Общие версии объясняют содержание и отдельные элементы сущности всего расследуемого события. Частные версии раскрывают отдельные элементы изучаемого события или процесса. При расследовании конкретного противоправного деяния рекомендуется формулировать несколько общих версий, внутри которых, в свою очередь, могут быть выдвинуты несколько частных версий, которые нс должны противоречить общей.

По степени вероятности, объясняющей произошедшие события, версии могут быть маловероятными и наиболее вероятными. Подобное деление определяется уровнем интеллекта лица, исследующего конкретное деяние, наличествующими у него навыками и умениями. Вместе с тем независимо от степени вероятности версий их необходимо проверять параллельно. Иногда отработка маловероятных версий приводит к раскрытию преступления.

По времени построения версий последние подразделяются на первоначальные и последующие, хотя ни одна из них не должна быть приоритетной.

По отношению к предмету доказывания версии классифицируют па обвинительные и оправдательные. Обвинительная версия — это лишь одно из вероятностных предположений, объясняющих противоправное деяние. Альтернативой ей является оправдательная версия, предполагающая невиновность конкретного лица в конкретном деянии.

Возвращаясь к структуре познания, следует отметить, что после оценки познавательной ситуации субъект познания ориентирован на решение задачи или разрешение проблемы. Для решения задачи исследователь ищет алгоритм, а для разрешения проблемы использует сложившийся в науке или, если речь идет о юридической деятельности, признанный порядок обоснования и опровержения гипотез и версий. Так, несложные или достаточно простые гипотезы, версии, построенные на уже известных фактах и доказательствах, могут обосновываться или опровергаться путем обнаружения недостающего знания в новых фактах или установлением его отсутствия в этих фактах.

Наиболее распространенным способом опровержения гипотез или версий является приведение высказывания к абсурду, дополненное их проверкой опытным путем. Одним из способов обоснования гипотез, версий, их аргументированием может являться разделительное логическое доказательство, которое заключается в опровержении вариантов предположений за исключением одного. Гипотезы и версии могут аргументироваться и путем их выведения из общих положений логическими способами и средствами.

Решение задачи или разрешение проблемы завершается получением новой формы знания — теории или модели.

Теория — это непротиворечивое, обоснованное истинное знание об определенной области действительности, представляющее собой совокупность взаимосвязанных утверждений, находящихся в определенной иерархии и позволяющих раскрыть закономерности бытия данного объекта, осуществлять прогноз развития данной действительности и действовать человеку в этой области со знанием дела.

Теория — наиболее развитая форма организации научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существенных связях определенной области действительности. Примерами теорий являются классическая механика И. Ньютона, корпускулярная теория света, волновая теория света, теория эволюции Ч. Дарвина, электромагнитная теория Дж. К. Максвелла, специальная теория относительности А. Эйнштейна, хромосомная теория наследственности и т.д.

В современной науке принято выделять следующие компоненты теории:

  • а) исходные основания теории — фундаментальные понятия, принципы, законы, уравнения;
  • б) идеализированный объект теории — абстрактная модель существенных свойств и связей элементов изучаемой области реальной действительности;
  • в) логика теории — множество допустимых в данной теории правил вывода и способов доказательства наблюдаемых явлений и процессов в изучаемой области реальной действительности;
  • г) совокупность законов и утверждений, объясняющих изучаемую область действительности.

К основным функциям теории относят описание, обїіяснение и предсказание. Теория дает описание некоторой области явлений, какого-либо объекта действительности. В силу этого она может быть истинной или ложной, т.е. она может описывать реальность адекватно или искаженно. Наконец, теория предсказывает новые, еще не известные факты — явления, эффекты, свойства предметов. Обнаружение предсказанных теорией фактов служит подтверждением ее плодотворности и истинности. Расхождение между теорией и фактами или обнаружение внутренних противоречий в теории дает импульс развитию теории, уточнению ее идеализированного объекта, пересмотру, изменению ее отдельных положений и т.д.

Модель — это итог научного познания, закрепленный в определенных математических формулах и представляющий собой своеобразный алгоритм получения выводного научного знания или функционирования изучаемого объекта по некоторым вводным параметрам.

Модель отличается от теории тем, что она замещает реальный объект.

Завершается процесс познания включением полученных научных знаний в практику, проверкой этих знаний па истинность.

В рамках рассмотренной логики познания исследователи выделяют два уровня: эмпирический и теоретический. Соотношение этих уровней носит скорее динамический и неустойчивый, чем статический и устойчивый характер. Однако выделение этих уровней, определение их специфики и значения не только возможны, но и необходимы.

На теоретическом и эмпирическом уровнях познания по содержанию отражения закономерных связей субъект познания использует разные методы. Как известно, все методы в познании подразделяют на философские, общенаучные, конкретно-научные. К философским относят диалектический методу методы системного анализа, структурного подхода, социально-философского анализа и некоторые другие. К общенаучным прежде всего причисляют наблюдение и эксперимент. Конечно, самыми разнообразными являются методы конкретных наук. Этих методов достаточно много, и внутри каждой конкретной науки, как правило, состоящей из ряда дисциплин, могут возникать и развиваться специфические методы, используемые в конкретной дисциплине. Например, своя собственная методология сложилась в криминалистике.

Некоторые из методов успешно заимствуются научными дисциплинами друг у друга. Так, методы логики — синтез, анализ, дедукция, индукция и др. — оказываются вполне уместными и даже необходимыми при осуществлении познавательного процесса в самых различных областях научного знания.

Познание завершается процедурой, которая обязательна и предназначена для придания статуса полученным знаниям, которые сейчас принято оценивать на истинность по такому критерию, как степень отражения в них сущности предмета познания. Истинные знания обладают определенными свойствами, которые можно сформулировать следующим образом.

  • 1. Важнейшей характеристикой истинных знаний как подлинно научных является их объективность. Другими словами, знания, полученные субъектом в процессе познания, не являются формой выражения его фантазии, а отражают свойства и черты предмета познания, который существует независимо от изучающего данный предмет субъекта.
  • 2. Истинные знания имеют субъективную форму существования, так как являются изначально идеальным отражением реального предмета исследования в сознании конкретного человека. Однако субъективность знаний не означает их произвольности, искаженности, своеобразной деформированности, а лишь указывает на то, что знания берут свой отсчет от человека с его специфическими особенностями. Вследствие этого, поскольку человек не способен изначально выявить природу изучаемого предмета, его знания будут неполными, неокончательными.
  • 3. Истинные знания но степени отражения сущности и природы изучаемого объекта субъектом познания практически всегда относительны. Другими словами, истинные знания изначально содержат возможность изменения своего качества, если субъект познания будет и дальше углублять свое познание. Тогда они от условного отражения "сущности первого порядка" будут наполняться "сущностью второго порядка" и т.д. Признание относительности истины знаний не исключает, а, напротив, предполагает получение истины абсолютной. Абсолютность истины состоит в том, что она содержит такие знания о предмете исследования, которые полностью и всесторонне отражают сущность предмета в выбранной системе координат исчисления и не изменяются ни во времени, ни в пространстве.

Конечно, достижение абсолютной истины возможно только в определенной системе координат учета и отсчета признаков, которые характеризуют сущность предмета, его качественность и определенность.

В реальности относительная и абсолютная истины как формы отражения научных знаний существуют во взаимосвязи, диалектическом взаимопроникновении. Элементы истины абсолютной всегда включены в истины относительные. Знания об изучаемом предмете всегда обусловлены конкретными условиями бытия изучаемых предметов исследования, а также требованиями общественной практики к степени отражения в этих знаниях сущностных признаков изучаемого предмета.

4. Истинные знания, получаемые субъектом познания в процессе изучения конкретного объекта, всегда конкретны. Проще говоря, не бывает истин, годных на все случаи жизни и удовлетворяющих разные виды, формы и типы человеческой деятельности. Так, например, законы классической механики, открытые и сформулированные И. Ньютоном, проявляют себя только в макромире и при скоростях намного меньших, чем скорость света. Как только мы будем изучать движение при скоростях, соизмеримых со скоростью света, законы классической механики не будут себя проявлять.

Таким образом, под истиной понимается оценочная характеристика знания, выражающая степень отражения им сущностных признаков конкретного объекта.

Истина — это знания, которые соответствуют критериям научности, адекватно отражают сущность и природу объекта, представляют соотношение единства объективного и субъективного, абсолютного и относительного, конкретного и абстрактного в познании объекта субъектом.

Чтобы придать знанию качества быть истиной, в философии высказывались и сейчас высказываются различные точки зрения на критерии истинности знаний. Например, в философии есть позиция, в соответствии с которой истинными считаются такие знания, содержание которых "копирует" объекты внешнего мира. Такой позиции придерживались Ф. Бэкон, Д. Дидро, Л. Фейербах. Представители идеалистической партии в философии, например Платон и Г. Гегель, критерием истинности полагали соответствие знаний этим идеальным началам. Те, кто связывал себя с религиозным направлением в идеалистической партии философии, например Фома Аквинский, истинными признавали такие знания, которые отражают положения Священного Писания, соответствующего Божественному намерению. Субъективные идеалисты считают истинными знания, соответствующие врожденным идеям человека.

Очевидно, что каждая из приведенных позиций имеет право на жизнь. В целом если попытаться обобщить все точки зрения на истину, можно сформулировать несколько обобщенных подходов, которые на основании того или иного критерия обосновывают знания как истинные.

  • 1. Корреспондентский подход, который иногда называют классическим, материалистическим. В соответствии с ним истинным считается такое знание, которое соответствует действительности и адекватно отражает природу и сущность изучаемого предмета.
  • 2. Прагматический подход, в соответствии с которым свойством истинности обладают все знания, которые полезны в практическом применении.
  • 3. Конвенциалистский подход, который основан на иском условном соглашении между исследователями. В результате такого соглашения признаются истинными такие знания, которые практически используются исследователями.
  • 4. Когерентный подход, базирующийся на согласованности мышления с самим собой. В соответствии с данным подходом истинными считаются знания, которые внутренне непротиворечивы и являются результатом правильного рационального мышления.

С позиций материалистической диалектики критерий истины не найти в мышлении самом но себе, нет его и в действительности, взятой вне субъекта. Он заключается в практике. Можно сколько угодно спорить об истинности той или иной идеи, теории, но разрешить этот спор в интересах целеполагающей деятельности человека в состоянии только сама эта деятельность: производство, политическая жизнь, научный эксперимент.

В качестве критерия истины практика "работает" не только в чувственной форме как предметная деятельность, в частности, в эксперименте. Она выступает и в опосредованной форме как логическая проверка знаний. Можно сказать, что логика является опосредованной практикой. Степень совершенства человеческого мышления определяется мерой соответствия его содержания объективной реальности. Логичность мысли при достоверности исходных положений является в известной мере гарантией ее истинности.

Конечно, нельзя забывать, что практика не может полностью подтвердить или опровергнуть какое бы то ни было знание. Она не только подтверждает истину и разоблачает заблуждение, но и хранит молчание относительно того, что находится за пределами ее исторически ограниченных возможностей. Однако практика постоянно совершенствуется, развивается и углубляется, причем на основе развития именно научного познания.

Наряду с истиной имеет место и заблуждение. Человечество редко достигает истины иначе, как через крайности и заблуждения, которые составляют не менее необходимый продукт нашего познания.

Заблуждение — это такое содержание знания, которое не отражает сущность предмета, не соответствует реальности, но принимается как истинное.

Заблуждения — неизбежные спутники правильного познания, более того, его внутренне необходимые элементы. Они обусловлены как сложностью решаемых задач и разрешаемых проблем, так и стремлением к реализации человеком замыслов в ситуациях с неполной информацией о них.

В научном познании заблуждения выступают как ложные знания, что выявляется только ходом дальнейшего развития науки и практики. Хотя и здесь не все так просто. Например, геоцентрической моделью мира К. Птолемея моряки руководствовались даже после того, как была доказана ее ложность и создана гелиоцентрическая система Н. Коперника.

При этом ложные знания следует отличать от лжи как нравственно-психологического феномена.

Ложь — это искажение действительного состояния дел, имеющее целью ввести кого-либо в заблуждение.

Ложью может быть как измышление о том, чего не было, так и сознательное сокрытие того, что было.

Как видим, для получения истинного знания познание и практика все сильней нуждаются в нераздельном единстве, особенно на современном этапе развития общества, когда в социально-исторической практике людей все большая доля принадлежит субъективному, человеческому фактору.

  • [1] Словарь философских терминов / науч. ред. Б. Г. Кузнецов. М.: ИНФРА-М, 2011. С. 393.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >