Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Теория и методология истории

ЧТО ТАКОЕ ИСТОРИЯ? ИСТОРИЯ КАК НАУКА

В результате изучения материала главы студент должен:

знать

  • • основные трактовки сущности истории как отрасли научного знания;
  • • особенности сциентистского и культурологического подходов к историческому знанию;
  • • возможности и пределы моделирования исторического процесса;

уметь

  • • объяснить место исторической науки в системе гуманитарных и социальных наук;
  • • раскрыть проблему объективности и субъективности в изучении истории;
  • • описать вопрос альтернативности в истории;
  • • объяснить проблему познаваемости истории и истины в истории;

владеть

  • • основами построения гипотез в исторической науке;
  • • основами научного объяснения сущности истории как науки.

Ключевые слова: история, наука, сциентистский и культурологический подходы, гуманитарные науки, объективность и субъективность, проблема истины в науке, категории общего и особенного, альтернативность в истории, научная гипотеза, научная теория.

Представления о сущности истории (объект и предмет исторических исследований). Историческая наука в системе гуманитарных и социальных наук

Ответ на вопрос "Что есть история?" полнее всего раскрывается через саму историю. Определение истории может страдать односторонностью, в то время как развитие этой науки наиболее адекватным образом демонстрирует ее сущность.

Объект изучения истории — общество и человек, материальные и духовные результаты его деятельности.

Здесь интерес историка совпадает с исследовательскими областями других наук: социологии, политологии, демографии, экономики, юриспруденции, искусствознания, психологии, антропологии, философии, языкознания. Однако, имея общий объект, эти науки различаются по своему предмету, т.е. специфическими сторонами и отношениями индивидуальной и общественной жизни, которые они изучают.

Так, социология исследует прежде всего наличное состояние общества, его структуру и отношения, тенденции развития, позволяющие делать прогнозы о его возможных изменениях. Политология главным образом сосредоточена на вопросе о власти. Экономика анализирует систему производства, распределения и потребления материальных благ. Демография изучает состав, структуру и механизмы воспроизводства населения, а юриспруденция — законодательные нормы, регулирующие жизнь людей. Психология постигает индивидуальное и коллективное поведение человека.

От других социальных наук историю отличает временная модальность. Прошлое, а вместе с ним и история, могут быть рассмотрены только с точки зрения современности. К истории относится то, что не есть современность, что лишено настоящего. Между тем настоящее — подлинное и действительное бытие, тогда как история лишена этой непосредственной достоверности, может быть заподозрена в отсутствии подлинности или дискредитирована фальсификациями.

Где же проходит граница между историей и современностью? Что уже можно считать историей, а что — еще нет? Ответ на эти вопросы каждый исследователь дает самостоятельно. Историей становится такое событие, смысл которого исчерпан и последствия которого достаточно очевидны. В разные эпохи граница истории имела различные временные параметры. Так, долгое время граница исторического изучения совпадала с первыми веками нашей эры, т.е. эпохой становления христианства. Например, немецкий историк Готлиб Байер, служивший в первой трети XVIII в. в Петербургской Академии наук, ограничивал русскую историю повествованием о скифах, сарматах и киммерийцах, т.е. племенах, живших в первые века пашей эры на территории Российской империи. Когда же другой немецкий историк, также служивший в Академии Август Шлёцер, стал заниматься историей Средних веков, то это был научный скандал. Исследовать Средневековье считалось неподобающим настоящему ученому. Приближаясь к современности, политическая история приходила в соприкосновение со сферой государственной тайны и уже подлежала запрету.

В то же время не всякое прошлое может стать историей. Внутри самого прошлого необходимо провести демаркацию, отделяющую историю от не-истории. Так, вплоть до XX в. изучение повседневной жизни людей прошедших веков считалось делом, недостойным внимания историка.

История как знание о прошлом тесно связана с настоящим, причем эта связь взаимна. Прошлое необходимо для того, чтобы лучше знать и понимать настоящее, вырастающее из него, укорененное в нем, а настоящее — для того, чтобы понимать прошлое, ведь наше познание истории направлено от настоящего к прошлому. Мы проецируем смыслы, понятия, идеи, категории нашего настоящего на прошлое и тем самым познаем его. Прошлое-в-себе недоступно и непознаваемо. История — это прошлое-для- пас. Из всего прошедшего история выбирает и фиксирует лишь то, что значимо для людей, что имеет смысл. Причем эта значимость прошлого — двоякого рода. Во-первых, это то, что имело значение, было важно для людей изучаемой эпохи, а во-вторых, — то, что представляет интерес для современности. С одной стороны, история опирается па факты — данность прошлого, с другой — на смыслы, достояние настоящего.

История, таким образом, существует на стыке прошлого и настоящего, соединяет данность исторического факта с интерпретационным потенциалом современности. История позволяет увидеть смысл в том, чего уже нет, заглянуть за грань бытия, сделать уже-не-сущее частью осмысленного настоящего. Границы смысла — границы истории.

Познание истории невозможно вне оценочных суждений. Историческая оценка производится приписыванием явлению таких характеристик, как "положительный", "отрицательный", "прогрессивный", "регрессивный", определением его "роли", "значения" и т.п. Оценка зависит от интересов и предпочтений как самого историка, так и той социальной группы, к которой он принадлежит. История судит и оценивает настоящее, выступая, но словам Цицерона, как magistra vitae [1].

От большинства социогуманитарных дисциплин историю отличает недоступность ее предмета непосредственному наблюдению. Мы признаем, что история существует (была) на самом деле, что определенные события имели место, но реальность этих событий нам недоступна.

Французский историк Марк Блок уподоблял труд историка работе следователя. "Мы, — писал он об историках, — играем роль следователя, пытающегося восстановить картину преступления, при котором сам он не присутствовал, или физика, вынужденного из-за гриппа сидеть дома и узнающего о результатах своего опыта по сообщениям лабораторного служителя" [2]. Если продолжить аналогию, то можно заметить, что историк может быть не только следователем, но и судьей, и обвинителем, и защитником.

Между историком и прошлым стоит источник.

История — это прошлое, опосредованное источником, материальным или духовным.

Источник между тем всегда обременен смыслом, интерпретирован его автором или создателем. Источники — это историческая данность, явления, на основе которых познается история. Духовные источники содержат информацию, в них вложен определенный смысл. Материальные источники создавались с конкретными целями, т.е. тоже имеют значение, смысл для человека, гоже несут определенную информацию. Историческая реальность маячит лишь на онтологическом горизонте исследовательской работы историка. Историк исходит из убеждения в реальности описываемых событий. Онтологичность истории относится к области исследовательской аксиоматики, она не доказывается и не достигается в процессе работы.

Однако история изучает общество не только в его прошлом, но и в развитии. Здесь она находит точки соприкосновения с естествознанием, ведь развивается как общество, так и природа — следовательно, можно говорить об истории природы. Точные науки, изучающие явления в развитии, выработали качественные методы постижения природы, которые могут применяться и для исследования общества: методы математики — в клиометрии, физики — в археометрии, гелиобиологии — в историометрии.

Немало точек соприкосновения история имеет и с философией. Философия предпринимает попытки осмысления как исторического бытия (в онтологии истории, теории исторического процесса), так и исторического познания (в гносеологии истории, методологии истории). Социальная философия изучает общественные идеалы, лежащие в основе развития социума, в том числе имевшие место в прошлом. Аксиология — учение о ценностях — позволяет лучше понять ценностное содержание жизни и особенности оценочных суждений в истории, а логика раскрывает структуру исторического рассуждения в целом. Эстетика описывает прошлое как эстетический артефакт и художественное произведение. Ближе всего к истории стоит история философии, во многом совпадающая с историей идей, общественной мысли, мировоззрений, историей науки.

В то же время между историографией и историей философии есть важное различие. Даже если историка и историка философии интересует один и тот же сюжет, они подходят к нему с разных сторон. Историка интересуют детали биографии мыслителя, обстоятельства создания произведения, индивидуальный облик события, новые сведения, архивные данные, пусть даже они не дают принципиально новой информации. Историк философии, напротив, довольствуется уже известными фактами и источниками. Главное для него — чтобы в них полнее была представлена идея, мысль автора, его учение. Историк, таким образом, подходит к предмету своего изучения со стороны частного, а историк философии — со стороны общего, идеи.

Предмет истории как науки — прошлое, состояние общества и человека в прошлом и в развитии. Обращение других наук к истокам и генезису своего предмета позволяет говорить об историческом измерении в этих науках, об использовании исторического метода. С этой точки зрения исторический метод универсален, он применяется во всех социогуманитарных дисциплинах.

  • [1] Magistra vitae — от лат. "наставница жизни"
  • [2] Блок М. Апология истории, или Ремесло историка. М.: Наука, 1986. С. 30.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы