Гипотезы и теории в исторической науке

"Гипотеза (от греч. hipothesis — основание, предположение) — положение, выдвигаемое в качестве предварительного, условного объяснения некоторого явления или группы явление- предположение о существовании некоторого явления. Оно может касаться существования объекта, причин его возникновения, его свойств и связей, его прошлого и будущего, и т.д. Выдвигаемая на основе определенного знания об изучаемом круге явлений, гипотеза играет роль руководящего принципа, направляющего и корректирующего дальнейшие наблюдения и эксперименты. Как предположительное, вероятное знание, еще не доказанное логически и не настолько подтвержденное опытом, чтобы считаться достоверным, гипотеза не истинна и не ложна. О ней можно сказать, что она неопределенна, лежит между истиной и ложью. Получив подтверждение, гипотеза превращается в истину и на этом прекращает свое существование. Опровергнутая гипотеза становится ложным положением и опять-таки перестает быть.

Гипотеза выдвигается в науке для решения некоторой конкретной проблемы: объяснения новых фактических данных, устранения противоречия теории с отрицательными результатами экспериментов и т.п." [1].

Важное свойство, отличающее научную гипотезу от просто предположения, характеризует тезис австрийского и английского философа и социолога Карла Поппера, согласно которому научную гипотезу можно не только подтвердить (верифицировать), но и опровергнуть. Если же у нас нет возможности проверить истинность или ложность гипотезы, то она не научна, это просто догадка, высказывание на какую-либо тему. Научное знание всегда можно подтвердить или опровергнуть — в этом его отличие от ненаучного (от художественного образа и т.д.).

Построение рабочей гипотезы — обязательный элемент научного исторического исследования. Ученый должен или предложить новую гипотезу, или представить доказательства в пользу уже существующих. Гипотезы — своего рода топливо для исторического анализа, они или "сгорают" в процессе исследования, или превращаются в доказанные факты и концепции. Без гипотезы историческое сочинение будет чисто описательным, не концептуальным, а следовательно — не научным.

Под теорией (от греч. theoria — рассмотрение, исследование) понимается система основополагающих идей в той или иной отрасли знаний.

В этой системе факты, объяснения, гипотезы связаны в единое целое. Между ними установлены закономерности причинно-следственных связей. В этом смысле теория — обобщенное объясняющее знание. Существует строго определенный непротиворечивый механизм взаимодействия всех элементов системы (они называются понятиями и категориями). Важное требование к теории — минимизация: набор элементов системы должен быть простым и минимально необходимым. Чем больше составных элементов и чем сложнее они взаимодействуют, тем менее убедительна теория.

Теория может быть как исходной точкой исследования, так и его результатом. С помощью теории разрабатывается конкретная методология научного поиска. В этом случае теория выступает исходной направляющей силой научной работы, определяющей подходы, методы, способы сбора и обработки эмпирического материала, формы представления результатов научных исследований и т.д. В другом случае ученый на основе обработки, анализа собранного эмпирического материала объединяет результаты своей работы в некую систему, которая объясняет обнаруженное явление, описанное событие и раскрывает его причинно-следственные связи, закономерности и т.д. Система, возникшая как объяснение результатов научного поиска, также называется теорией.

Теория — это не догма, не аксиома. Это один из возможных вариантов объяснения, способов объединения разрозненных фактов в целостную систему. Но эта система должна доказать свою состоятельность или быть опровергнута как недоказанная.

Теории делятся по широте охвата на специфические, общие и всеобщие, по степени общности — на общефилософские, философско-социологические, специально- научные и конкретно-проблемные. По методу теории можно классифицировать как сравнительные, аналитические, синтетические.

В науках, которые в значительной степени опираются на сбор и обработку эмпирического материала (а история относится именно к таким наукам), нередко очевидно противопоставление теории и практики. Особенно это характерно для такой распространенной в исторической науке методологии, как исторический позитивизм. Ее приверженцы считают, что задача профессионального историка — собирать факты на основе исторических источников. Построение теорий, по их мнению, — удел не историков, а философов. Позитивисты не видят в теориях практической пользы, считают, что историки занимаются только фактами, все остальное — "не история, а философия". Но в такой постановке вопроса таится лукавство: отрицание пользы исторических теорий — гоже система идей, то есть та же теория (позитивистская).

Какое место занимает в исторической науке теория? История основывается на эмпирическом знании — информации, содержащейся в исторических источниках. Эта информация может быть неполной и труднообъяснимой. Просто зеркального воспроизведения, трансляции источников недостаточно: источники молчат, лукавят, лгут. Их нужно уметь читать, истолковывать.

Для понимания и истолкования содержащейся в источниках информации нужны специальные методы и подходы. Их выбор определяет историческая теория, которой придерживается ученый. Без теории также невозможно объяснение исторического процесса, выявление в нем причинно-следственных связей, главного и второстепенного, да и самого смысла истории.

Теория обусловливает "оптику" исследователя, его взгляд на источник и исторический процесс. Без теории, чтобы быть уверенным в полной, исчерпывающей реконструкции прошлого, нам пришлось бы реконструировать абсолютно все. Например, описывая сражение, мы должны были бы восстановить поведение каждого солдата в каждый момент боя, их мысли и чувства, все команды, все технические данные вооружения и т.д.

"Что должно познаваться историей?... это представить необходимо, для того чтобы обрисовался идеал исторического познания... Итак, что должно быть познанным в истории? Ответ ясен: должно быть познанным все. Все, что было. Всю бесконечную сумму тех отдельных человеческих жизней, из которых складывается исторический фон или крупные течения какой-нибудь эпохи, нужно разложить на составные ее слагаемые, и каждое слагаемое, т.е. каждую отдельную индивидуальную жизнь, познать во всей ее глубине... Это значит, что нами должен быть познан безусловно всякий из тех миллиардов людей, которые жили на земле и которые ведь все безусловно вошли в исторический процесс. Только когда мы будем знать о каждом человеке все, т.е., когда мы узнаем во всей полноте всю бесконечную массу его всех мыслей, всех чувств, всех переживаний, а также всю совокупность воздействий, полученных им от других, а также произведенных им от себя на других, только тогда заполнятся действительно фактическим содержанием те грубые, часто возмутительно грубые и пустые схемы, которыми историки хотят подменить познание того, что было в истории, и только тогда обрисуется во всей полноте нормальный образ исторического познания" [2].

Совершенно очевидно, что столь подробное изучение истории физически невозможно [3]. Любое сколь-либо крупное событие не поддается изучению в масштабе тотальной истории. Именно для того, чтобы найти подход к освещению событий, способ отбора фактов, их объяснение и т.д., и нужна теория, методология. Она выступает в роли клея, которым мы склеиваем попавшие нам в руки разрозненные и случайные куски рассыпанной исторической мозаики, если уж нельзя реконструировать мозаичное полотно целиком.

Особенность исторических теорий в том, что для них крайне затруднителен процесс доказательства. Поскольку теория задает "оптику" исследования и принципы отбора фактов, эмпирического материала далеко не всегда достаточно для исчерпывающей доказательности. Эксперимент, опыт как главные способы проверки работоспособности теории в естественных науках в большинстве случаев в истории невозможны.

Нельзя сказать, что все исторические теории равноценны и одна стоит другой: они имеют разную степень аргументированности. Теории отживают свое, от них отказываются, главные тренды исторической мысли меняются. Отмирание теорий происходит в основном по прошествии некоторого времени, когда становится ясно, что новая теория, которая вначале казалась такой интересной и привлекательной, многого так и не объяснила. Наступает разочарование, теория становится фактом историографии, а ей на смену приходит новая. К устаревшим теориям историческая наука, как правило, не возвращается.

Выбор учеными той или иной теории для своего исследования часто субъективен, и доминирование отдельных теорий в исторической науке часто бывает недолгим.

  • [1] Философия : энциклопедический словарь. М.: Гардарики. 2004. С. 126.
  • [2] Эрн В. Ф. Методы исторического исследования и книга Гарнака "Сущность христианства" // Эрн В. Ф. Сочинения. М.: Правда, 1991. С. 250—251.
  • [3] Дж. Стюарт в 1959 г. опубликовал книгу: "Атака Пикетта: микроистория последней атаки при Геттисберге, 3 июля 1863 г>. См.: Stewart G. Pickett's Charge : A Microhistory of the Final Attack on Gettysburg, July 3, 1863. Boston : Houghton Mifflin, 1959. Ha 300 страницах подробнейшим образом разобраны 15 часов боя. Однако такие исследования — редкость, и они не определяют всей историографической картины.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >