Исторический факт. Категории исторических фактов

Понятие исторического факта занимает центральное место в исторических исследованиях. По выражению французского историка Поля Лакомба, "история — необозримый океан фактов" [1].

Под историческим фактом обычно понимается некий фрагмент действительности, от лат. factum — "действие", "сделанное".

В определении исторического факта выделяются два подхода, которые связаны с фундаментальными философскими гносеологическими проблемами. Прошлое дано нам только в его следах. Нигде не существует целостного, полного образа, облика прошлого. Мы видим древнюю крепость, читаем летопись о происходивших здесь событиях. Но в любом случае, чтобы воссоздать историю, реконструировать факты, события, нужна созидающая, исследовательская работа историка. Только он способен превратить разрозненные следы, скрытые в исторических источниках, в связное повествование. При этом исторические факты историк также выявляет, воссоздает и реконструирует. Возникает вопрос: сколько в этой реконструкции объективного отражения прошлого, а сколько — конструирующей работы историка? Существуют ли исторические факты независимо от сознания, от деятельности историка?

"Установление исторических фактов, доказательство того, что данное событие — это факт, а не кажимость, включение исторического факта в сложный контекст исторического процесса — все это требует активной, продуктивной, творческой работы историка... Необходима конструктивная, созидательная деятельность мышления...

Необходимо реконструировать прошлое. Его уже нет. Оно не дано нам непосредственно, "визуально". Оно не представлено нашим чувствам. Глаза могут видеть документ или обломок колонны Траяна, но живую жизнь прошлого, социально-историческую Действительность, "фактическую сторону дела" реконструирует (конструирует) исключительно разум... Казалось бы, как ни крути, в современной действительности прошлое присутствует во всей своей исторической определенности, неповторимости только в качестве "продукта" человеческой интеллектуальной, конструктивной деятельности, только как "образ прошлого".

Кажется бесспорным, что именно для исторической науки (в отличие от наук экспериментальных, от наук, имеющих дело с настоящим, могущих воздействовать на настоящее) факт — это "образ факта", факт—это "высказывание о факте" факт—это "теоретическая конструкция".

Но ведь логический смысл любого высказывания о факте, любого утверждения "это — факт" в том-то и состоит, что Я отличаю высказывание о факте от самого факта. Когда я утверждаю, что это — факт, я утверждаю, что данное событие действительно было, что оно существовало независимо от меня, от моих реконструкций, от моего знания о том, существовало ли оно или нет... Мы утверждаем, что факт — это фрагмент самой, предстоящей исследованию исторической действительности. И мы утверждаем, что факт устанавливается в процессе активной, творческой, конструктивной, созидательной работы историка. Но возможно ли совместить два эти утверждения?" [2]

Таким образом, можно говорить о следующих категориях исторических фактов: факт как явление объективной исторической действительности и факт как реконструкция, производная научно-исследовательской деятельности ученого-историка.

Некоторые ученые предлагают разделять исторические события как реально случившиеся эпизоды исторического процесса и исторические факты — наше знание об этих событиях. Фактом можно считать только знание о прошлом. Но любое знание несовершенно — оно может быть неполным, недостоверным и субъективным (и в большинстве случаев именно таким и бывает). События были в реальности, но они могут быть неведомы для нас, если не оставили исторических следов.

"Существует три типа событий, значимых для конструирования прошлой социальной реальности: трансцендентные, природные и социальные. Природные события включают физические (солнечные затмения, наводнения, да и просто перемена погоды перед битвой, например) и биологические (рождение, болезнь и смерть). Истории известно и множество трансцендентных событий: явления, откровения, вмешательство трансцендентных субъектов. Но, конечно, главные для исторического знания — социальные события, т.е. человеческие действия. Социальные события можно соотносить с социальными или культурными действиями. Социальные действия, в свою очередь, можно разделить. Например, на политические, экономические, бытовые, а культурные — на творчество, ритуалы, обучение и т.д. Отбор "исторических" событий, т.е. событий, значимых для историка, их интерпретация, да и общая оценка роли событий в жизни общества и историческом исследовании — тема перманентной дискуссии, которую ведут историки" [3].

"События — это прах истории; они озаряют ее как молниеносные вспышки; едва блеснув, они тонут в кромешной тьме, подчас бесследно" [4].

В прошлом, несомненно, имели место какие-то нефиксированные, неизвестные нам события, не оставившие исторического следа. Проблема познаваемости исторического факта может быть выражена парадоксом: "Слышен ли звук дерева, упавшего в лесу, если не было очевидцев этого падения?" Несомненно, что при падении дерево издает некий шум. Но если его никто не слышал — имеет ли это значение? Можно ли считать звук падения существующим для нас? Ведь звук — это то, что слышит человек. Если его не слышат — нет звука. Соответственно, если об историческом факте никто не знает и узнать о нем невозможно, то существует ли для нас этот факт? Объективно имело место некое событие, но, если для нас оно осталось неизвестным, можно ли считать его историческим фактом?

Проблема исторического факта — это проблема возможностей познания прошлого, его адекватной реконструкции, соотношения реальности, ее познаваемости и интерпретации.

Сторонники исторического позитивизма сделали категорию исторического факта центральной в своих построениях. Они верили в принципиальную возможность фиксации факта в источниках и се адекватного извлечения оттуда историками. Иными словами, процесс изучения истории сводился ими к воспроизведению сведений источников. Причем в идеале считалось, что чем точнее приводится источник, тем более достоверно установлен факт. Позитивисты были убеждены в возможности установления объективных фактов, тождественных исторической истине.

Однако в XX в. возникла и другая трактовка понятия "исторический факт". Согласно ей, историк конструирует факты на основе источников и своих представлений о прошлом. То есть факт — это конструкт, создаваемый учеными. Тем самым отвергается объективность факта, принципиальной чертой исторического исследования объявляется его субъективность, зависимость от сознания историка.

Попыткой примирить эти противоречивые подходы было выделение трех категорий исторических фактов: 1) объективные факты прошлого, отражающие действительность; 2) интерпретация этих фактов в исторических источниках ("свидетельства источника"); 3) факты, приводимые в трудах историков ("научно-исторические факты").

В этой концепции, с одной стороны, признается объективность и неизменность фактов, с другой — что содержание нашего знания о факте может быть субъективным ("свидетельства источников") и даже неоднократно субъективным ("научно-исторические факты", зависящие от их трактовки историками). Однако этот подход не решает ни проблемы познаваемости фактов прошлого, ни адекватности трактовок исторических фактов действительности: он просто соединяет в одну концепцию разные точки зрения.

Исторические факты, кроме того, могут быть простыми (единичный факт, например: "Крейсер “Аврора” вошел в Неву 24 октября 1917 г. в 16:00") и сложными, обозначающими целые исторические явления и процессы ("В 1917 г. в России совершилась революция"). Это могут быть факты экономические, социальные, политические и т.д. По значимости они характеризуются как существенные и несущественные.

  • [1] Лакомб П. Социологические основы истории : пер. с фр. М.: Книжный дом Либроком, 2011. С. 62.
  • [2] Библер В. С. Исторический факт как фрагмент действительности // Библер и вокруг: сайт, 2007. URL: bibler.ru/bis_istor_fakt.html (дата обращения: 27.11.2015).
  • [3] Савельева И. М., Полетаев А. В. Теория исторического знания. С. 134.
  • [4] Бродель Ф. Средиземноморье и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II: пер. с фр. М.: Языки славянской культуры, 2004. Ч. 3. С. 16.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >