ФОРМИРОВАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ ОТ АНТИЧНОСТИ ДО НОВОГО ВРЕМЕНИ ВКЛЮЧИТЕЛЬНО

В результате изучения материала студент должен:

знать

  • • основные этапы развития исторического знания с древнейших времен до начала XX вв.;
  • • особенности понимания задач истории в Античности, Средневековье, в эпоху Ренессанса и Нового времени;
  • • процесс институализации истории как отрасли научного знания;
  • • основные научные школы и труды в области методологии истории до начала XX вв.;

уметь

  • • объяснить основные факторы формирования исторического метода;
  • • раскрыть проблему социального заказа в истории исторической науки;
  • • описать процесс формирования научной корпорации историков;
  • • объяснить роль интеллектуального контекста в формировании исторического метода;

владеть

  • • основами построения истории идей в исторической науке;
  • • основами научного объяснения историографического процесса.

Ключевые слова: античная историография, средневековая историография, историография эпохи Возрождения и Нового времени, эрудиты, антиквары, вспомогательные исторические дисциплины, хронология, периодизация истории, рапкеанская революция, Методическая школа, позитивизм, неокантианство, формационный подход, исторический материализм.

Основные этапы формирования исторического метода с древнейших времен до XIX в.: античная цивилизация, Средние века, эпоха Возрождения, "век Просвещения"

Каждая историческая эпоха имела собственный взгляд на историю. Надо понимать, что научный взгляд на историю (как и сама наука) — порождение Нового времени. Между тем представления о методах научного изучения истории являются не только отражением культурной и социальной ситуации Нового времени, но и естественным продолжением более ранних воззрений общества и элиты относительно своего прошлого. Попытаемся хронологически представить возникновение тех или иных элементов исторического метода.

Донаучный этан развития исторического метода вполне можно подразделить на периоды, отвечающие тому или иному типу сознания и культуры:

  • 1) мифологический;
  • 2) античный;
  • 3) средневековый;
  • 4) ренессансный;
  • 5) просветительский.

Что дал человечеству мифологический этап (с момента возникновения homo sapiens до I тыс. до н.э.)? Прежде всего, постепенное формирование понятий времени, хронологии. С развитием культуры и социальных отношений постепенно преодолевался синкретизм первобытного сознания, у человека выработались важные понятия: время, прошлое, настоящее, будущее, а также представления о хронологии и календаре.

Примерами поздних мифологических памятников могут служить эпические произведения Гомера, скандинавские саги, Библия. Все названные элементы в них уже в той или иной степени присутствуют. Однако в них нет главного — отделения вымышленной реальности от настоящей.

Это разделение происходит на античном этапе развития исторического сознания (VII—VI вв. до н.э. — V в. н.э.).

В античной классификации нарративов уже строго отделяли историю от других видов литературы, многие античные авторы (например, Аристотель в сочинении " Поэтика") подчеркивали, что история есть изложение чего-либо истинного и реально происходившего. Для того чтобы постичь истинное, надо было его изучить.

Впервые термин "история" встречается в сочинении конца IV в. до н.э., принадлежащем одному из организаторов Александрийского мусейона Деметрию Фалерскому. Широко распространенное в литературе мнение о том, что термин впервые был использован Геродотом в названии его книги ошибочно. Последнее обстоятельство, впрочем, не отменяет заслуг Геродота из Галикарнаса (ок. 484 г. до н.э. — ок. 426 г. до н.э.) и других первых греческих историков VI—V вв. до н.э. — Гекатея, Гелланика, Фукидида.

Фукидиду (460—400 г. до н.э.) историческая наука обязана появлением понятий свидетельства и достоверности, т.е. начатками исторической критики.

Однако задача научного познания прошлого ни греческими историками, ни такими выдающимися представителями латинской историографии, как Полибий, Тит Ливий, Публий Тацит, Аммиан Марцеллии, так и не была сформулирована, а следовательно, античная историография не породила еще ни системного метода, ни истории как науки. Причина заключалась в том, что история в античной цивилизации была важна с точки зрения социальной функции: воспитания гражданина, понимания актуального прошлого (т.е. недавнего настоящего). Иными словами, прагматические

цели создания исторического нарратива определяли его содержание. Важное достижение Античности — понимание значения исторического текста как способа конструирования реальности. Исторические сочинения были важными аргументами в политической истории Рима эпохи Республики и Империи. Не случайно Коллингвуд, например, называл описания римского историка Тацита "издевательством над исторической истиной" [1]. Однако это замечание справедливо только с точки зрения историка XX в.: Тацит вовсе не обязан был восстанавливать прошлое по правилам современной методологии истории.

Средневековый этан (V—XV вв.) также внес вклад в становление системы исторического знания. Важно, что западно-европейская средневековая традиция не только рассматривает историю как божественный замысел, но и впервые включает в поле истории все пространство человечества (все народы равны перед Богом). Возникают как всемирные исторические полотна (начиная от Евсевия Кесарийского, Аврелия Августина, Иеронима, Павла Орозия), так и локальные — отдельных народов — готов (Кассиодор), франков (Григорий Турский), англов (Беда Достопочтенный), лангобардов (Павел Диакон).

Беда Достопочтенный (672 / 673 — ок. 735) ввел новую систему летоисчисления — от Рождества Христова, которая была принята в XI в., с чем связано и утверждение новой системы хронологии.

Обратим внимание и на появление таких жанров исторических сочинений, как истории и хроники.

Различие между историей и хроникой обозначил Гервасий Кентерберийский (ум. ок. 1210 г): "Историк и хронист преследуют одну цель и опираются на одинаковый материал, но способ его рассмотрения и форма различны. Цель у историка и хрониста одна, так как оба стремятся к истине. Форма рассмотрения различна, так как историк распространяется подробно и искусно, а хронист пишет просто и кратко" (Англо-Саксонская хроника). Как подчеркивают современные исследователи, ""исторические тексты" появляются вместе с возрождающейся после многовекового отсутствия художественной литературой и по сути оказываются частью этой литературы. При этом, естественно, полностью игнорируются античные каноны различия между "историей" и "художественной литературой", в том числе поэзией. Соответственно меняются и функции истории: она (как развлекательное чтение) начинает приносить не столь ко "пользу", сколько "удовольствие"" [2].

Между тем различие между реальностью и вымыслом, критика источников, характерная для античной историографии, рассмотрение причинно-следственных связей отодвигаются по важности для средневековых историков на второй план провиденциальной христианской философией истории. Характерно, что грядущее казалось средневековым христианским историкам столь же реальным, что и настоящее и прошлое. В качестве примера укажем на "Хронику" (1143—1146), охватывавшую всемирную историю, епископа Отгона Фрейзингенского (1111-1158), в последней книге которой автор повествует о предстоящем конце света.

Изменение взгляда на историю, как известно, несла в себе эпоха Возрождения. Действительно, много нового дал историческому методу ренессансный этап (XV—XVII вв.). Во-первых, это становление исторической критики, связанное по меньшей мере с двумя обстоятельствами — обращением гуманистов к литературным и историческим памятникам Античности и подъемом в исследовании библейской текстологии, связанным с религиозными спорами эпохи гуситских войн, Реформации и Контрреформации. Здесь следует прежде всего указать на историографическую деятельность известных гуманистов Франческо Петрарки, Джованни Боккаччо, Леонардо Бруни. Также следует отметить значение эрудитов, большинство из которых были членами монашеских церковных обществ раннего Нового времени (мавристы, болландисты и др.). В числе эрудитов можно назвать Лоренцо Валлу, Флавио Бьондо, Жана Мобильона, Бернара де Монфокона, Даниэля Паперброха и других. В британской традиции изучением, коллекционированием и публикацией исторических источников начиная с XVI в. занимались так называемые антиквары (Уильям Кемден, Джон Лиланд, Джон Стоу и другие).

В ходе изучения исторических источников в XV—XVII вв. трудами этих и других выдающихся ученых сформировались палеография, дипломатика, сфрагистика, хронология и др. дисциплины, названные позднее специальными, или вспомогательными историческими дисциплинами.

С конца XVI в. начинает формироваться современная научная историческая хронология. Ее появление связывают с работами французского филолога Жозефа Скалигера (1540—1609). В частности, Скалигеру (сочинения "Об исправлении хронологии" и "Сокровищница хронологии") удалось разработать систему унификации летоисчисления, позволившую согласовать многочисленные системы датировки и календари, существовавшие в различных цивилизациях.

Нужно, впрочем, отметить, что эпоха Возрождения, ориентирующаяся на образцы античной исторической прозы, оказала не меньшее влияние и на развитие исторического нарратива. В этом контексте укажем на работы представителей так называемой Риторической школы, основанной флорентийским историком Бруни (1369—1444), в которой герои исторических сочинений воплощают те или иные пороки и добродетели, а история преподносится как своего рода театральное действие [3]. В числе наиболее известных текстов политико-риторической школы укажем произведения самого Бруни Laudatio florentinae urbis ("Восхваление Флоренции", 1404) [4], Historiarum Florentinarum libri XII ("История Флоренции в 12 книгах", 1439), а также другого известного флорентийца Поджо Браччолини Defortunae varietate urbis Romae ("Об изменчивости судьбы", 1431-1448).

Для истории особое значение имело и изменение представлений человека о пространстве в эпоху Великих географических открытий: открытия Христофора Колумба; географическое описание всех известных стран Себастиана Мюнстера ("Космография"); теория Николая Коперника; кругосветное путешествие Фернана Магеллана, — в результате которых радикально изменился пространственный ландшафт исторического прошлого. Огромное влияние на историю, как и на другие области знания, оказало и изобретение Иоганном Гутенбергом наборного книгопечатания в Европе в середине XV в., которое сделало историческое знание доступным для широкого круга читателей.

Однако не менее важно, что историческая мысль эпохи Возрождения начинает переосмысливать положения христианского провиденциализма в рассуждениях о политической этике и философии истории.

Ярким примером может служить макиавеллизм, учение итальянского мыслителя Никколо Макиавелли (1469—1527) о политике и власти, этическая концепция которого строится на историческом материале. Вообще эпоха Возрождения важна для истории исторической науки прежде всего постановкой проблемы всеобъемлющего научного синтеза. В качестве примера такового укажем на творчество известного французского ученого Жана Бодена (1530—1596). В теории Бодена ведущую роль играет географический (климатический) фактор в истории, предопределяющий судьбу народов.

Благодаря новым философским установкам и развитию хронологии меняется ощущение времени, понимание себя во времени. Новое разделение всемирной истории на Древнюю (до Константина Великого), Среднюю (от Константина до падения Константинополя в 1453 г.) и Новую появляется в работе Христофора Келлера (Целлариуса; 1634—1707), профессора Университета Галле, "Трехчастная универсальная история", вышедшей в свет в конце XVII в. [5]

Возрождение и Реформация предопределили окончательное освобождение науки от религии в XVII в. и, как следствие, дальнейшую секуляризацию исторического знания. Не случайно, что вторая половина XVI— XVII в. — время появления множества трактатов по методологии и теории истории, время, когда занятие историей становится модным и почетным в среде европейской интеллектуальной элиты. Следует учитывать, что в области социальных паук господствующим направлением в это время становится эмпиризм, то есть понимание опыта как главного источника знаний. Одним из первых ярких его представителей, как известно, был английский ученый и политический деятель Фрэнсис Бэкон (1561 — 1626).

В "Новом органоне, или Великом восстановлении наук" (1620) Бэкон рассматривал историю в общей системе науки и философии, в познании которой требовалось использовать те же методы, что и в естественнонаучной сфере: наблюдение за единичным, за ними — выводы и рассуждения. Исходя из этой последовательности исследовательских процедур, Бэкон делил историческое знание на "несовершенную", или антикварную, историю и "совершенную".

К первой относилась источниковедческая, библиографическая, коллекционерская работа с историческими древностями. Ко второй — собственно исторический нарратив (под которым прежде всего понималась политическая история). "Несовершенная" история (результат трудов антиквара) носила подготовительный характер по отношению к истории "совершенной".

В XVII столетии продолжается процесс секуляризации общественного сознания, господствующим направлением философской мысли становится рационализм, предполагавший, что разум является основой познания всех аспектов окружающего мира. Несмотря на то что в дальнейшем рационализм способствовал расцвету прежде всего естественнонаучного знания, и статус истории в интеллектуальных кругах во второй половине XVII в. — первой половине XVIII в. от этого значительно пострадал, в трудах рационалистов Гуго Гроция (1583—1645), Томаса Гоббса (1588—1679), Рене Декарта (1596—1650) появляются уже такие характерные термины, как социальная физика и социальная механика, которые уже сами по себе красноречиво свидетельствуют о том, что рационалисты считали возможным рассматривать человеческое общество как природное явление и изучать его так же. Отсюда, кстати, термин "естественное право", появившийся в XVII в.; краеугольным камнем системы социальной физики было убеждение, что естественное право неотъемлемо присуще каждому человеку, поскольку следовало из его природы. Все это объективно подготавливало новый подъем интереса к истории в эпоху Просвещения.

Идеи рационализма получили свое дальнейшее развитие в эпоху Просвещения (конец XVII в. — XVIII в.). В то же время Просвещение дало исторической науке и много нового. Мы бы выделили две основные новации, прочно вошедшие в профессиональный арсенал историка на просветительском этапе: во-первых, резкое расширение границ "совершенной" истории (которая отныне включала в себя не только политическую, но и социальную, и экономическую, и культурную), во-вторых, постоянный поиск универсальных исторических законов.

В числе тех, кто в XVII—XVIII вв. сформулировал ряд популярных моделей философии истории, следует упомянуть таких известных мыслителей, как Джамбаттиста Вико, Шарля Луи Монтескьё, Вольтера (Франсуа-Мари Аруэ), Габриэля Бонна де Мабли, Тюрго, Николя де Кондорсе, Иоганна Готфрида Гердера и других идеологов Просвещения. При всех различиях концепций упомянутых авторов их объединяла разработка идеи общественного прогресса; активно выдвигались также циклические теории исторического процесса.

Одновременно в XVIII в. продолжали разрабатываться вопросы техники исторического исследования, критики источников, специальные исторические дисциплины. Наибольшую известность в этом отношении, пожалуй, имеет Геттингенская историческая школа, основанная уже упоминавшимся Шлёцером (1735—1809), который, кстати, в молодости работал в России, в Петербурге.

Геттингенская историческая школа ввела в обиход историка такие термины, как "вспомогательные (специальные) исторические дисциплины", "всеобщая история" и др.

Таким образом, к началу XIX в. уже вполне определился предмет истории — прошлое общества во всех его аспектах во всемирном масштабе; методология исторического источниковедения (представления о необходимости критики источников), представления о необходимости исторического синтеза, аналитических обобщений, научности исторического знания. Успешно развивались и специальные исторические дисциплины. В XVIII в. создаются первые светские многотомные национальные и цивилизационные "истории" (Эдуард Гиббон "История упадка и крушения Римской империи", Уильям Робертсон "История Шотландии", Дэвид Юм "История Англии" и др.).

Тем не менее исторической науки в современном смысле в начале XIX в. еще не существовало ни в институциональном плане, ни в системном методическом отношении. Для того чтобы она появилась, потребовался переворот в умах и мировоззрении историков, который объединил эти элементы интеллектуальных представлений об истории и ее методе в связанную систему и который иногда называют ранкеанской революцией.

  • [1] Коллингвуд Р. Дж. Идея истории ... С. -10.
  • [2] Савельева И. М.. Полетаев Л. В. Знание о прошлом ... Т. 1. С. 35—36.
  • [3] Гутнова Е. В. Историография истории Средних веков : учеб, пособие. М. : Высш. школа, 1974. С. 18.
  • [4] Бруни Л. Восхваление города Флоренции : пер. с ит. // Гуманистическая мысль итальянского Возрождения / под ред. Л. М. Брагина. М.: Наука, 2004. С. 166—196.
  • [5] Савельева И. М., Полетаев Л. В. Знание о прошлом ... Т. 1. С. 53—54.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >