Синергетическая парадигма в исторической науке

Синергетика — наука о самоорганизации и закономерностях эволюции сложных систем в физическом мире и социуме. Основная идея синергетики возникла в результате наблюдения над сложными природными системами. Суть ее заключается в том, что их развитие проходит длительные периоды аттракторов (стабильных состояний), которые сменяются кратковременными периодами бифуркации (хаотичного состояния). В рамках бифуркации происходит переход к следующему вектору развития системы, при этом его выбор не является предопределенным, а зависит от случайного характера изменений, которые переживает система в точке бифуркации.

Надо отметить, что основателями синергетики стали представители естественнонаучного и точного знания — наибольшую известность получили теории, разработанные физиками Германом Хакеном, Митчелом Фейгеибаумом и И. Р. Пригожиным [1]. Очень быстро, однако, синергетика обрела статус общенаучной парадигмы, применимой в том числе и в области социального знания, в частности в истории [2].

С одной стороны, это поставило вопрос о расширении научного аппарата исторической науки, связанного с использованием универсальных математических моделей; с другой стороны — дало в руки историкам новый инструмент для объяснения исторического процесса. Иначе говоря, синергетическая парадигма открывает новые перспективы в области использования количественных методов и позволяет по-новому взглянуть на проблему альтернатив исторического развития. В частности, с точки зрения синергетической парадигмы, новое звучание приобретает понятие "катастрофического события", происходящего в период бифуркации. Как отмечается в литературе, их можно сравнить с горным обвалом, где "падение одного камня может не оказать никакого действия, падение другого - вызвать лавину".

Такой лавиной может стать, например, революция. В этой связи приведем хрестоматийные высказывания Ленина о революции 1917 г.: "Мы знали, что старая власть находится на вулкане. По многим признакам мы догадывались о той великой подземной работе, которая совершалась в глубинах народного сознания. Мы чувствовали в воздухе накопившееся электричество. Мы знали, что оно неизбежно разразится очистительной грозой"; "Революцию нельзя учесть, революцию нельзя предсказать, она является сама собой... Разве за неделю до Февральской революции кто-либо знал, что она разразится?" [3]

Нужно отметить двойственную природу синергетики в историографии. С одной стороны, она неразрывно связана с принципами, выработанными в естественнонаучной сфере научного познания, с другой стороны — вбирает в себя опыт современных социальных наук. В этом контексте, помимо идей структурализма, она ассоциируется с мир-системным подходом известного американского социолога Иммануила Валлерстайна (род. 1930). Согласно историко-социологической концепции Валлерстайна исторический процесс представляет собой непрерывное развитие исторических систем, которым он даст следующее определение:

"Историческую систему можно определить как общество, характеризующееся разделением труда с интегрированными производственными структурами, набором организующих принципов и институтов, а также определенным периодом существования" [4].

Согласно Валлерстайну, в XVI в. произошло образование капиталистической мир-системы, которая к концу XIX в. включила в себя весь мир, в настоящее время, согласно наблюдениям социолога эта мир-система приближается к точке бифуркации, находясь в состоянии хаоса.

Следует также иметь в виду, что синергетическая парадигма опирается па накопленный в мировой исторической науке большой опыт квантификации, использования методов математической статистики и, в свою очередь, сама дает импульс этим исследованиям, в том числе и в России.

Интересно, что одним из первых эволюционно-синергетическую теорию по отношению к истории попытался применить видный российский математик академик Н. Н. Моисеев, рассматривавший процесс антропогенеза, истории человечества как эволюцию сложной динамической системы, проходящей серию бифуркаций [5].

Постепенно, начиная с 1990-х, терминологический аппарат синергетики начинает использоваться и в работах представителей исторической науки (Бессмертный, Б. Н. Миронов, В. П. Булдаков, Л. И. Бородкин, Л. Ю. Андреев и другие) [6]. В литературе высказывается мнение, что "синергетика позволяет преодолеть ограниченность классических подходов в истории, сочетая идею эволюционизма с идеей многовариантности исторического процесса" [7]. В этом смысле синергетическая парадигма преодолевает ограниченность объяснений хода исторического процесса, связанных с различными глобальными теориями истории и социологическими доктринами (будь то марксизм, различные цивилизационные теории, теория этногенеза и т.д.), поскольку показывает иллюзорность представлений о детерминированном линейном развитии истории.

В то же время в литературе присутствует определенный скепсис относительно перспектив синергетической парадигмы в историографии. С одной стороны, он обусловлен состоянием и ориентирами самой исторической науки, се недостаточным вниманием к разработке тем, связанных с тенденциями глобальной истории, и к нереализовавшимся альтернативам этим тенденциям [8]. С другой стороны, высказываются сомнения по поводу обоснованности самого применения синергетической парадигмы по отношению к обществу как к системе, поскольку нет уверенности в том, что теория хаоса в принципе применима к сфере человеческого сознания, а ведь именно человек, его воля и мотивация — основной объект истории [9]. Несмотря на эти сомнения, локальные конкретно-исторические исследования, прежде всего осуществленные в области экономической истории, убедительно демонстрируют эффективность применения инструментария синергетики по отношению к изучению этой сферы исторического знания [10].

  • [1] Пригожий И., Стенгерс И. Порядок из хаоса : новый диалог человека с природой : пер. с англ. М.: Ком Книга, 2005.
  • [2] Историографические обзоры дискуссий, связанных с синергетической парадигмой, см.: Бородкин Л. И. Синергетика, информационный подход и исторические исследования: дискуссии 2000-х гг. // Круг идей : модели и технологии исторических реконструкций. М.; Томск : Изд-во МГУ, 2010. С. 34—49; Его же. "Порядок из хаоса" : концепции синергетики в методологии исторических исследований // Новая и новейшая история. 2003. № 2. С. 98—118; Андреев А. Ю.. Бородкин Л. И., Левандовский М. И. История и хаос : новые подходы в синергетике // Сравнительное изучение цивилизаций мира. М., 2000.
  • [3] Бородкин Л. И. "Порядок из хаоса" : концепции синергетики в методологии исторических исследований. С. 105.
  • [4] Валлерстайи И. Конец знакомого мира : социология XXI века : пер. с англ. М.: Логос, 2004. С. 171.
  • [5] Моисеев Н. Н. Системная организация биосферы и концепция коэволюции // Общественные науки и современность. 2000. № 2. С. 121 — 130.
  • [6] См.: Бородкин Л. И. "Порядок из хаоса": концепции синергетики в методологии исторических исследований. С. 100—106.
  • [7] Гомаюнов С. А. От истории синергетики к синергетике истории // Общественные науки и современность. 1994. № 2. С. 102.
  • [8] Хвостова К. В. Современная эпистемологическая парадигма в исторической науке // Одиссей: человек в истории. М.: Наука, 2000. С. 13.
  • [9] Топольский Е. Дискуссии о применении теории хаоса к истории // Исторические записки. 1999. № 2 (120). С. 91.
  • [10] См., напр.: Андреев А. К)., Бородкин Л. И., Коновалова А. В. Методы синергетики в исследовании динамики курсов акций на Петербургской фондовой бирже XX в. // XXI век: актуальные проблемы исторической науки : материалы междунар. науч. конф. [Минск, 15—16 аир. 2004 г.] / под ред. В. Н. Сндорцова. Минск, 2004. С. 319—322; Их же. Динамика котировок нефтяных бумаг на Петербургской фондовой бирже в начале XX в. : хаос или предсказуемость? // Информационный бюллетень ассоциации "История и компьютер". 2003. №31. С. 207-222.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >