Экологическая история

Экологическая история (экоистория) — междисциплинарное научное направление, изучающее историю взаимоотношений человека и природы.

Экологическая история — направление, возникшее на стыке социальной истории и наук о земле. В сфере ее внимания как общие проблемы взаимодействия социума и природы, так и тематика, связанная с экологической историей отдельных регионов, влиянием природных катастроф на уклад жизни общества и его развитие, история изучения и освоения природных ресурсов, домашних и сельскохозяйственных животных, запахов, звуков, история нарративов о природе и т.п. Нужно отмстить, что с экологической историей тесно соприкасается технологическая, т.е. история технологий, технических и социотехнических систем, которые, разумеется, неразрывно связаны с природной средой.

Мощным социальным импульсом к появлению этого историографического направления стала все более значимая роль экологических движений в современном мире. В то же время экологическая история следовала общим тенденциям исторического знания последней трети XX в. — начала

XXI в., связанным с отходом от глобальных теорий и вниманием к микроистории, case studies, исторической антропологии.

Проблема взаимоотношений человека и природы находилась в сфере внимания философии и науки, в том числе исторической, на протяжении всего XX в. Например, известный американский историк Самуэль Хейс посвятил свои работы американской экологической политике, которую он рассматривает как отражение социальных основ общества, экологического мироощущения разных групп американцев и прямо связывает с формированием нового типа экологического мышления, основанного на так называемом евангелии эффективности [1]. В России, развивавшейся в совсем ином социальном контексте, в XX в. появляются работы, отражающие взгляды интеллектуалов на отношения человека и природы. В частности, можно упомянуть теорию ноосферы (такое состояние биосферы, в котором человеческий разум становится главным фактором ее гармоничного развития) В. И. Вернадского [2] и уже не раз упоминавшуюся теорию этногенеза Гумилева (взаимодействие этносов с природой и другими этносами) [3].

Однако в формировании и развитии инструментария современной экологической истории ведущую роль сыграла англоамериканская историография 1970—1990-х гг., которая прежде всего рассматривает ее как историю окружающей среды (environmental history) в ее взаимодействии с человеком. Важно иметь в виду, что современная экологическая история строго разграничивает природу и окружающую среду, "которая сама есть продукт деятельности человека, его труда, которая возникает и развивается как историческая категория" [4].

Автор первых крупных работ по экологической истории [5], вышедших из печати в 1970-х — начале 1990-х гг., профессор Дональд Уорстер, который считается одним из основателей этого направления, разработал развернутую концепцию экологической истории. Концепция Уорстера включала природную историю (основу), производственные отношения или способы производства (структуру), культуру и идеологию (суперструктуру). Эти три элемента находятся в постоянном взаимодействии между собой [6]. В изложении Уорстера, таким образом, человек — важнейший элемент экосистемы, во многом определяющий ее эволюцию. Несколько отличные взгляды предлагает Уильям Кроной, который также исследует связи человека с экосистемой, однако дистанцируется от каких-либо строгих классификаций, делая особый акцент на необходимости конструирования комплексной картины отношения людей к окружающей среде [7]. Принципиально иной ("глобалистский") подход к анализу экосистемы и роли человека в природе выдвигается в рамках синергетической парадигмы (см. параграф 8.6). Например, академик Н. Н. Моисеев утверждал, что наступающий экологический кризис — точка бифуркации современной цивилизации, уникальной (но не предопределенной) возможности формирования ноосферы [8].

В России экологическая история — достаточно новое направление [9]. Особенностью российской историографии экологической истории стала се тесная связь с традиционной для отечественных историков отраслью знания - историей науки и техники. Не случайно наиболее заметные обобщающие работы в этой области созданы представителями этого профессионального цеха [10]. Однако в последние десятилетия как в мировой историографии, так и в российской научной литературе основное внимание уделяется не глобальным, а локальным аспектам экологической истории [11]. Одновременно начиная с конца 1990-х гг. происходит процесс интенсивного усвоения российскими историками основных понятий, выработанных в западной историографии. Прежде всего следует указать на деятельность Центра экологической и технологической истории Европейского университета в Санкт-Петербурге (Д. А. Александров, А. В. Бекасова, Ю. А. Лайус, А. В. Крайковский), силами которого был подготовлен ряд публикаций и научных мероприятий по экологической истории [12]. В этой связи можно также особо выделить исследование В. В. Лапина "Петербург. Запахи и звуки", в котором история Санкт- Петербурга предстает в контексте истории запахов и звуков, наполнявших пространство города в течение трех столетий [13]. В центре современных штудий — проблемы локальной экологической истории: история сельскохозяйственных практик, экологическая политика, история освоения природных ресурсов, нарративы о природе и т.п. [14]

  • [1] Hays Р. S. Conservation and the Gospel of Efficiency. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1959.
  • [2] См.: Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере // Успехи современной биологии. 1944. №18. Вып. 2. С. 113-120.
  • [3] Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. Л.: Изд-во ЛГУ, 1989.
  • [4] v
  • [5] Worster D.: 1) Natures Economy : A History of Ecological Ideas. N. Y. : Cambridge Univ. Press, 1994 ; 2) Dust Bowl : The Southern Plains in the 1930s. N. Y. : Oxford Univ. Press, 1979 ; 3) The Ends of the Earth : Perspectives on Modern Environmental History. Cambridge : Cambridge Univ. Press, 1988 и др.
  • [6] Изложение концепции Д. Уостера см.: Кизима С. А. Демографическая и экологическая история // Методологические проблемы истории : сб. ст. / под ред. В. Н. Сидорцова. Минск: ТетраСнстемз, 2006. С. 274—275.
  • [7] Uncommon Ground. Rethinking the Human Place in Nature / ed. by W. Cronon. N. Y.: W. W. Norton & Co., 1996.
  • [8] Моисеев H. H. Системная организация биосферы и концепция коэволюции // Общественные науки и современность. 2000. № 2. С. 130.
  • [9] См., нанр.: Калимуллин А. М. Проблемы экологической истории // Вопросы истории. 2006. № 10. С. 160-164.
  • [10] См, нанр.: Кричевский С. В. Экологическая история техники : монография. М.: И НЕТ РАН. 2007.
  • [11] См. избранные работы по истории окружающей среды на сайте Уильяма Кроиона. URL: vwv.villiamcronon.net/handouts/env_hist_rdg_list.htm (дата обращения: 29.06.2015). См. также: Аіександров Д. А., Брюггемайер Ф.-Й., Лайус Ю. А. Экологическая история : введение // Человек и природа: экологическая история : сб. переводов. СПб. : Алетейя, 2008. С. 8—22; МакНилл Дж. Р. О природе и культуре экологической истории // Человек и природа. С. 23—83; Nature's End. History and the Environment / ed. by Sverker Sorlin, Paul Warde. London : Palgrave Macmillan, 2009.
  • [12] См., нанр.: Лайус Ю. А. История науки и экологическая история: области пересечения дисциплин и "случай Докучаева" // Вопросы истории естествознания и техники. 2009. .Mb 3. С. 43—47; Ее же. История изучения природных ресурсов как "общая территория* истории биологии и экологической истории (вместо введения) // Историко-биологические исследования. 2010. Т. 2. №4. С. 7-12.
  • [13] Лапин В. В. Петербург : запахи и звуки. СПб.: Европейский дом. 2007.
  • [14] Калимуллин А. Л/., Виноградов А. В. Экологическая история в России: этапы становления и перспективные направления исследований // Историко-биологические исследования. 2015. Т. 7. №2. С. 140-145.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >