Историческая психология

Историческая психология - отдельное научное направление, изучающее мотивацию, ценности, эмоции, чувства, фобии человека с привлечением методов психологии в исторической ретроспективе.

"Историческую психологию можно определить как изучение психологического склада отдельных исторических эпох, а также изменений психики и личности человека в специальном культурном макровремени, именуемом историей... Историческая психология в широком значении слова — подход, помещающий психику и личность в связь времен... Историческая психология принадлежит одновременно исторической и психологической наукам. В первом случае она представляет собой раздел истории общества и культуры, а именно социальную и культурную историю человека, его психики и личности. Во втором — относится к психологии развития. Психология развития занимается фактами не только культурно-исторического масштаба. Психологические явления различаются по продолжительности существования. Время самых кратковременных исчисляется часами, минутами, секундами. Последовательность их развития называется микрогенезом, более длительно развитие в пределах жизни индивидуального организма, от его появления на свет до смерти. Это — онтогенез психики. В годах, столетиях и тысячелетиях длится жизнь больших человеческих сообществ: цивилизаций, народов, сословий, классов. Это — историогенез психики. Самый крупный масштаб, на сотни тысяч и миллионы лет, у филогенеза — происхождения человеческого рода от ископаемых приматов. В составе психологии развития историческая психология изучает историогенез. Ее выводы распространяются на генетические последовательности иного масштаба в той степени, в какой ритмы исторического времени проникают в индивидуальное бытие человека и в эволюцию высших приматов" [1].

Как отдельное направление историческая психология возникает в начале XX в., хотя термин "историческая психология" был предложен довольно поздно (французским психологом Иньясом Мейерсоном в книге "Психологические функции и творения" в 1948 г.)- Считается, что к данному направлению можно отнести исследования немецким психологом Вундтом психологии народов (в 1900—1920 гг. он издал на эту тему грандиозный десятитомный труд "Психология народов. Исследование закона развития языка, мифов и обычаев"). Леви-Брюль опубликовал серию трудов, посвященных психологии первобытного человека: "Умственные функции в низших обществах" (1910), "Первобытное мышление" (1922). "Первобытная душа" (1927). Советский психолог Лев Семенович Выготский (1896—1934) в 1920-х гг. обосновал теорию, которая позже получила название культурно-исторической психологии. Согласно этой теории, психологическое развитие личности невозможно без развития культуры и усвоения личностью результатов этого развития. Усвоение же и развитие происходит через трансляцию от поколения к поколению знаковых систем (языка, мнемотехники, бытовых и религиозных символов и т.д.). В США в 1960-х гг. получила развитие так называемая психоистория (Ллойд де Моз, Джоэл Ковел, Джон Плэтт и другие). Ее методологической основой стал неофрейдизм — продолжение учения Фрейда о психоанализе.

Все эти варианты исторической психологии сходятся в одном: они рассматривают всю деятельность человека в истории как проявление его психологической деятельности. Исторический анализ необходим для психологии, потому что с его помощью устанавливается генезис тех или иных психологических феноменов. Для психологического объяснения истории учеными использовались в основном бихевиористские концепции, то есть рассмотрение социальных процессов по схеме: "стимул — реакция" (как в биологии).

В исторической психологии сегодня выделяют три направления: 1) герменевтическо-феноменологическое (интерпретенционизм), основывающееся на прочтении, истолковании, интерпретации с помощью психологии источников индивидуальной истории (дневников, писем и т.д.); 2) психолого-генетическое (выведение причин поведения человека из связанных с ним социальных и культурных феноменов); 3) неофрейдистское (выявление бессознательного и сознательного в человеческой истории).

От исторической антропологии, истории ментальностей, истории частной жизни и других направлений исторической науки, которые изучают примерно тс же явления и процессы, историческую психологию отличает междисциплинарность — обращение к методам психологии, биологии, медицины. В этом ее несомненное преимущество. Использование методов медицинских и биологических наук о человеке позволяет более эффективно интерпретировать сведения источников.

Психология ставит своей целью получение научного знания о человеческой личности в целом, и в этой комплексности — отличие исторической психологии от истории ментальностей, истории частной жизни, потому что последние рассматривают какой-то отдельный, особый аспект существования человека в историческом контексте, а психология пытается охватить его целиком.

Объяснение событий прошлого и тенденций исторического развития с помощью исторической психологии позволяет выявить культурные традиции, историко-психологические типы, национальные типы, социальные типы и т.д. Результаты таких исследований не только полезны для реконструкции исторических смыслов, но и для выработки рекомендаций современным политикам, политтехнологам, социальным службам и т.д.

К недостаткам направления относится сложность использования источников. Все-таки любой, даже самый подробный источник — это не "история болезни": психологические и тем более психиатрические исследования создаются по иным шаблонам, чем летописи и даже мемуары и дневники. Психология имеет дело с опросами, наблюдениями, описаниями, тестами и т.д. Информация же в исторических источниках структурирована на иных принципах, гораздо более субъективных. Историческая психология не может оперировать традиционными психологическими методами сбора информации — непосредственным наблюдением, тестированием, опросом и т.д. Увы, нельзя протестировать Иоанна Грозного или Аристотеля.

"В исторической психологии мы должны [потерять] непосредственного испытуемого и выйти на просторы истории, где нельзя протестировать лежащие в земле поколения, чтобы в перспективе возместить нашу потерю углублением знания о человеке, чтобы преобразовать науку о психологии одной из эпох в психологию всех эпох. Дело, разумеется, не в названии, а в том, как трактовать психику человека: толи как то, что можно [снять] замерами hicetnunc, то ли как часть более широкого оборота непосредственного и опосредованного. В последнем случае человек как сложное искусственно-природное существо выводится за пределы наличного и воспринимаемого, но тогда возникает вопрос о диапазоне допустимых уходов непосредственного в артефакты (продукты культуры) и возможности психологии проследить эти движения. Основная проблема всех антропологий низводится исторической психологией на исследовательско-методический уровень" [2].

Отсюда слабость самого метода исторической психологии, его неубедительность и для историков, и для психологов. В историко-психологических исследованиях очень велик элемент гипотетичности. Ученому надо интерпретировать сведения исторических источников методами психологии. Материалы, как правило, не репрезентативны, их недостаточно. Отсюда слабая степень верифицируемости работ по исторической психологии. Они зачастую бывают яркими и интересными для читателя, содержат красивые гипотезы, но доказательная база нередко выглядит слабой.

В XIX—XX вв. в исторической психологии приобрел популярность жанр патографии, или раскрытия причин и истоков творчества выдающихся исторических и культурных деятелей через их психологические переживания аномального толка: отклонения, проявления болезни, половые извращения, сексуальные проблемы и т.д. Первой такой книгой считается вышедшее в 1836 г. исследование жизни античного философа Сократа французским врачом Луи- Франсуа Лелю (1804—1877). Автор термина "патография" (описание патологий) Пауль Юлиус Мёбиус (1853—1907) утверждал, что "...без медицинской оценки понять никого невозможно. Невыносимо видеть, как лингвисты и другие кабинетные ученые судят о людях и их поступках. У них нет ни малейшего представления о том, что для этого требуется нечто большее, чем простое морализирование и среднее знание человека" [3]. Критики патографии отмечают, что все диагнозы ставятся за глаза (авторы ведь лишены возможности лично исследовать психическое состояние Сократа или Достоевского) и, следовательно, носят гипотетический характер. А склонность авторов к спекуляциям на потребу не самым высоким инстинктам массового читателя позволяет усомниться в научности многих построений.

Особым жанром является психобиография, то есть биография какого- либо исторического деятеля, написанная с помощью психологического анализа. От патографии ее отличает учет всех факторов психологического развития личности, а не преимущественное внимание к болезненным патологиям. Но стремление к объективности еще не означает ее достижения, и психобиография не свободна от субъективных интерпретаций.

Один из экспериментальных методов исторической психологии, бурно развивающихся сегодня, — историческая реконструкция. С одной стороны, она решает задачи воссоздания материальной и духовной культуры исторической эпохи (костюма, доспеха, ремесленных технологий и т.д.). Но, с другой стороны, движение реконструкторов представляет собой ролевую игру, которую можно рассматривать как своего рода научный эксперимент. Например, ученый пытается досконально воспроизвести материальный быт и жизненный цикл средневекового крестьянина (поселяется в такой же избе, добывает себе пропитание, как средневековый человек, ходит в такой же одежде и т.д.). Участники таких экспериментов утверждали, что лучше начинают понимать психологию средневековых людей, особенности их мышления и мировосприятия. Направление получило название живой истории и воплощается как в многочисленных экспериментах, так и в создании музеев под открытым небом, имитирующих с разной степенью достоверности объекты исторической реальности.

  • [1] Шкуратов В. Л. Историческая психология. Ростов на/Д : Город N. 1994. С. 15—16.
  • [2] Шкуратов В. Л. Историческая психология. С. 21
  • [3] Цит. по: Сироткина И. Е. Патография как жанр : критическое исследование // Медицинская психология в России. 2011. № 2 (7). URL: medpsy.ru/mprj/archiv_ global/2011_2_7/nomer/nomerl0.php (дата обращения: 01.06.2015).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >