История дискурсов и история понятий

История дискурсов и история понятий находятся в сфере штудий исторической культурологии, в задачу которой входит исследование того, как функционировала человеческая культура в разные эпохи, какой смысл люди придавали своим действиям, текстам, отношениям. Дискурсы и понятия — это конструкты сознания человека, вот почему эти новые направления, равно как и большинство новых течений исторической науки, можно адекватно понять только в контексте истории ментальности (см. параграф 9.3). В то же время эти области знания имеют специфику, связанную с понятиями речи, языка, лингвистики. Именно лингвистический поворот заставил исследователей вне зависимости от степени их приверженности постмодернистской парадигме признать значение языка, закрепленных в нем образов и смыслов как важнейшего фактора исторического развития и объекта исследования. Это обстоятельство дало новый импульс интеллектуальной истории (см. параграф 10.3) и близкой к ней истории идей. От истории идей как интеллектуальных концепций исследователи смогли сделать шаг к истории дискурсов и истории понятий.

Значение понятия "дискурс" в науке многовариантно, этот термин имеет разные интерпретации в литературоведении, культурологии, философии. В историографии под дискурсом обычно понимается устойчивая система представлений о каком-либо предмете, данная в различных текстах, закрепленная в языке и сознании людей, связанная с определенным набором аргументов, идеологическими конструкциями, устойчивыми выражениями, риторическими формулами и т.п.

История дискурсов поле междисциплинарных исследований, основная задача которых выявить процесс формирования, эволюции и взаимовлияния дискурсов в культурном и информационном пространстве, общественном сознании.

Отправная точка истории дискурсов — работы знаменитого французского философа, культуролога, историка Фуко (1926—1984), разработавшего систему "археологии знания". Основным пунктом системы Фуко было установление связи между "словами" и "вещами". Согласно концепции Фуко, в истории западноевропейской культуры нового времени было три эпистемы (культурно-исторических образования): ренессансная, классический рационализм и современная.

Характеристика эпистемы зависит от связи "слов" и "вещей", в разных эпистемах одно и то же "слово" имеет разный смысл. Археология знания открывает, таким образом, не только истинный смысл тех или иных понятий, но и помогает уяснить мировоззрение, ценностный мир, правила социальной коммуникации людей определенной эпохи [1]. Установки археологии знания нашли отражение в разработанной Фуко теории дискурса. Согласно его идеям, формируя дискурс, люди "означивают" мир и в этом смысле созидают ту реальность, в которой живут. Безусловно, люди по-разному оценивают, трактуют события и явления мира, поэтому происходит постоянная борьба, столкновение различных дискурсов [2]. Фуко попытался показать на различных примерах (история психиатрии, история сексуальности, история пенитенциарной системы), как дискурсы формируют историческую реальность.

Использование понятий "дискурс" и "дискурсивная практика" полезно в качестве историографического инструментария. Действительно, историки, принадлежащие к разным политическим лагерям и научным школам, освещают одни и те же события на основании интерпретации одного круга источников совершенно по-разному в рамках того или иного дискурса.

Например, начиная с 1920-х гг. события октября 1917 г. советской историографией оценивались в категориях "социалистическая революция", "победа рабочего класса", "установление советской власти"; либеральной эмигрантской историографией — как "октябрьский переворот", "установление диктатуры большевиков", "победа “московского” (“азиатского”) начала русской истории"; национально-патриотической историографией как "крах России", "результат заговора ее врагов", "итог действий интеллигенции, расшатавших государственное устройство страны", и т.п. При этом каждый историографический дискурс развивается в рамках устойчивой системы доказательств, использования привычных историографических клише, обогащаясь в то же время новыми элементами.

С историей дискурсов неразрывно связана история понятий, которые можно интерпретировать как отдельные дискурсы или их смысловые компоненты.

История понятий — направление исторической науки, которое рассматривает семантику и эволюцию базовых понятий, использовавшихся в разные исторические периоды, а также исследует проблему их языкового перевода.

Как направление науки история понятий сформировалась сравнительно недавно — в 1980—1990-е гг., на стыке культурной, интеллектуальной истории и истории идей, однако в настоящее время она имеет уже собственную, достаточно обширную историографию.

Одним из основателей истории понятий стал немецкий историк Райнхарт Козеллек, который выступил с рядом работ [3] и исследовательских проектов, наглядно демонстрировавших изменение базовых понятий европейской истории и их неразрывную связь со структурами языка. Под его руководством была осуществлена подготовка многотомного издания "Основные исторические понятия. Исторический лексикон социально- политического языка в Германии" [4].

Основной пафос работ Козеллека связан с изучением эволюции содержания понятий во времени. Например, исследователь рассматривает понятие kolonie politike Аристотеля, переведенное римскими юристами как societas civilis, которое продолжает, как известно, жить и сегодня под переводными названиями civil society, societe civile, "гражданское общество". Между тем рабовладельческое общество времен Аристотеля, сословное общество раннего Нового времени, европейское общество, рожденное эпохой Великой французской революции совершенно различны но своему устройству, т.е. понятие "гражданское общество" содержит разные временные пласты, или, иначе говоря, "обнаруживает свою внутреннюю темпоральную структуру", которая и должна стать объектом исследования [5]. Параллельно с Козеллеком и другими немецкими учеными свои версии истории понятий в рамках штудий по исторической семантике разрабатываются в английской, французской и других национальных историографиях.

Начиная с конца 1990-х гг. активно развивается это направление и в России. Прежде всего, следует указать на труды Н. Е. Колосова, который, работая в русле идей Фуко и Козеллека, аргументировал предположение об изменении самого механизма формирования понятий на рубеже XVIII—XIX вв. — отныне они не столько основывались на опыте, сколько ориентировались на "горизонт ожиданий" общества [6].

Важно, что в 2000-е гг. начинается проработка теории понятий на российском материале в широком междисциплинарном поле. Например, российский историк С. В. Польской рассматривает понятие "монархия" и показывает его эволюцию в XVI—XVIII вв. от самодержавия к монархии в понимании эпохи Просвещения (ограниченной законами) [7]. Исследователь Д. В. Тимофеев, изучив понятия "революция" и "просвещение" в российском общественно-политическом дискурсе XVIII в. — первой четверти XIX в., показал, в частности, как росла настороженность к понятию просвещение в публичном пространстве [8]. Интересная попытка создания "социологии понятий" предпринята в работах А. X. Бикбова, который обратился к исследованию понятий советского и постсоветского времени [9].

Как и в ряде других проектов, связанных с новыми направлениями в исторической науке, значительную роль здесь сыграл Европейский университет в Санкт-Петербурге, подготовивший в 2006 г. первый коллективный сборник по этой тематике: "Исторические понятия и политические идеи в России XVI—XX века" [10]. Укажем также на монографию профессора этого университета О. В. Хархордина "Основные понятия российской политики" (2011). В ней автор, например, рассматривает генезис понятия "государство" в России, демонстрируя, что в России в него вкладывали иное содержание, нежели на Западе [11].

Особо следует отметить своеобразную коллективную монографию — двухтомный сборник статей "Понятия о России: к исторической семантике имперского периода" (2012) [12]. В книге рассматривается бытование различных понятий: правды, закона, свободы совести, терпимости, добродетели, либерализма и т.п. Например, М. Б. Велижев раскрывает такое важное понятие российского политического дискурса, как "цивилизация", показывая, что специфическое понимание его российским обществом первой половины XIX в. прежде всего связано с восприятием этого понятия министром народного просвещения С. С. Уваровым [13]. Один из авторов и редакторов книги, А. И. Миллер, рассматривает историю понятия "нация", показывая, что в разные эпохи оно имело особый смысл и играло различную роль в политических дискурсах. В конце XVIII в. — первой половине XIX в. слово "нация" воспринималось русским обществом как "прогрессивный" термин, конструкт, несущий смысловую нагрузку, связанную с правами подданных, и оттого отношение власти к нему было настороженным. Однако в пореформенной России понятие изменило свое содержание, получив дополнительную этническую нагрузку, что, собственно говоря, и сделало это понятие ключевым в политическом дискурсе как власти, так и оппозиции [14].

Таким образом, в современной мировой и российской историографии история понятий становится все более перспективным направлением, востребованным в разных областях исторического и гуманитарного знания.

  • [1] Фуко М. Слова и вещи: археология гуманитарных наук: пер. с фр. М.: Прогресс, 1977.
  • [2] Фуко М. Археология знания : пер. с фр. Киев : Ника-центр, 1996.
  • [3] Козеллек Р. Социальная история и история понятий : пер. с нем. // Исторические понятия и политические идеи в России XV—XX века: сб. науч. работ. СПб.: Изд-во Европейского ун-та в Санкт-Петербурге, Ллетейя, 2006. С. 33—53; Его же. Теория и метод определения исторического времени : пер. с нем. //Логос : журнал но философии и прагматике культуры. 2004. № 5 (44). С. 97—130; Его же. К вопросу о темпоральных структурах в историческом развитии понятий : пер. с нем. // История понятий, история дискурса, история метафор / под ред. В. Дубиной. М.: НЛО, 2010.
  • [4] Словарь основных исторических понятий : избранные статьи : пер. с нем. : в 2 т. / под ред. Ю. Зарецкого, К. Левинсона, И. Ширле. М.: НЛО, 2014.
  • [5] Козеллек Р. К вопросу о темпоральных структурах ... С. 24—26.
  • [6] Копосов Н. Е. Основные исторические понятия и термины базового уровня. С. 31—39.
  • [7] Польской С. В. Концепт "монархия" и монархическая риторика в России XVIII века // Вестник РГГУ. 2012. Т. 91. № И. С. И- 19.
  • [8] См.: Тимофеев Д. В. Понятия "просвещение" и "революция" в лексиконе образованного российского подданного первой четверти XIX в. // Диалог со временем. 2011. Вып. 35. С. 38-58.
  • [9] См.: Бикбов А. X. Грамматика порядка: историческая социология понятий, которые меняют нашу реальность. М.: ИД ВШЭ, 2014.
  • [10] Исторические понятия и политические идеи в России XV—XX века : сб. науч. работ / под ред. Н. Е. Колосова. СПб. : Изд-во Европейского ун-та в Санкт-Петербурге, Ллетейя, 2006.
  • [11] Хархордин О. В. Основные понятия российской политики. М.: НЛО, 2011. О зарождении понятия "государство" в российском политическом дискурсе см. статью М. М. Крома (Кром А/. А/. Рождение "государства": из истории московского политического дискурса XVI века // Исторические понятия и политические идеи в России XVI—XX века. С. 54 69).
  • [12] Понятия о России: к исторической семантике имперского периода : в 2 т. / под ред. Л. И. Миллера, Д. Л. Сдвижкова, И. Ширле. М.: НЛО. 2012.
  • [13] Велижев М. В. Цивилизация и средний класс // Понятия о России ... Т. I. С. 249—293.
  • [14] Миллер А. И. История понятия "нация" в России // Понятия о России ... Т. II. С. 7—49.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >