Международное рабочее движение после Первой мировой войны

Начало Первой мировой войны вызвало серьезный упадок международного рабочего движения. Социалистические партии, как правило, выступали в поддержку своего правительства, встав на националистические позиции. Второй Интернационал (созданное в 1889 г. объединение социалистических партий, в состав которого входили представители большинства стран мира) фактически прекратил свою работу. Деятели, выступавшие против войны, находились в меньшинстве. Однако по мере затягивания войны, роста числа жертв, трудностей и лишений антивоенная позиция приобретала все большую популярность.

В сентябре 1915 г. в Циммервальде (Швейцария) состоялась международная социалистическая конференция, в которой приняли участие представители 11 стран, выступавшие с антивоенных позиций. На конференции сразу же обозначилась борьба между "пацифистами", выступавшими с осуждением войны, и "левыми", требовавшими превращения империалистической войны в войну гражданскую и реализации плана мировой революции. Тем не менее, единство образованного Циммервальдского движения сохранилось. В дальнейшем был проведен еще ряд конференций на территории нейтральных государств.

Завершение Первой мировой войны сопровождалось всплеском социалистических настроений в странах Европы и Америки. Революции произошли в России, Германии, Австро-Венгрии. Летом 1919 г. всеобщая забастовка в защиту Советской России и Советской Венгрии сотрясла Италию, в 1920 г. на некоторых предприятиях были созданы фабрично-заводские советы. В США анархисты устроили серию взрывов в знак протеста против капиталистической системы. Профсоюзы, сторонники социалистов и коммунистов организовывали многотысячные демонстрации, нередко поднимая красные флаги. Несмотря на то, что к началу 1920 г. во всех странах, кроме Советской России, радикальные левые потерпели поражение, международное революционное и социалистическое движение находилось на подъеме.

Одной из ключевых характеристик эпохи стал раскол рабочего движения на умеренную (социал-демократическую) и радикальную (коммунистическую) составляющую. Отношения между обоими направлениями были напряженными и иногда переходили в стадию открытой враждебности. В странах Европы социал-демократы пользовались в послевоенные годы гораздо большим влиянием, чем коммунисты. Социал-демократические партии опирались на устоявшиеся развитые структуры, большое число приверженцев, голосовавших за них еще до Первой мировой войны. Коммунистические партии, в свою очередь, могли опереться на поддержку Советской России (позднее СССР), которая с течением времени становилась все более значимой.

В феврале 1919 г. в Берне состоялась конференция социал-демократических партий, входивших в состав Второго Интернационала. На конференции обсуждались принципиальные вопросы, в том числе отношение к революции 1917 г. в России и послевоенная судьба Европы. Летом 1920 г. Второй Интернационал был воссоздан официально.

Альтернативой Второму стал Третий (Коммунистический) Интернационал. Он был основан в Москве в марте 1919 г. На учредительном конгрессе присутствовали представители 35 партий и групп из 21 страны мира. Летом следующего года на Втором конгрессе Коминтерна был принят перечень из 21 условия, при которых партия могла быть принята в состав объединения (написанные лично В. И. Лениным). Коминтерн отличался высокой степенью централизации, национальные коммунистические партии должны были подчиняться решениям его Исполнительного комитета (ИККИ). Коминтерновцы недвусмысленно утверждали: надежды па победу социал-демократов на выборах иллюзорны, ибо все рычаги власти находятся в руках буржуазии. Лишь социалистическая революция и установление диктатуры пролетариата послужат делу трудящихся. Для этого требовались партии нового типа: напоминающие вооруженные отряды с жесткой дисциплиной, подчиненные единому центру на базе общих правил. Интернационал пользовался материальной и организационной поддержкой со стороны Советской России, поэтому многие политики того времени считали Коминтерн орудием советской внешней политики, что не вполне соответствовало действительности. Довольно часто в 1920-е гг. компартии проводили свою линию поведения, не совпадавшую с указаниями штаб-квартиры Третьего Интернационала.

Некоторые из условий, выдвигавшихся Коминтерном для признания партии коммунистической:

  • — систематическое удаление со всех постов реформистов и "центристов" и замена их коммунистами:
  • — создание параллельного нелегального аппарата партии, сочетание легальных и нелегальных методов работы:
  • — разоблачение социал-патриотизма и социал-пацифизма;
  • — подчинение парламентских фракций ЦК партии, подчинение всей деятельности парламентария-коммуниста интересам революционной пропаганды и агитации;
  • — ведущие легальную работу партии должны осуществлять периодические чистки рядов от мелкобуржуазных элементов:
  • — отказ от социал-демократической программы партии в пользу программы в духе постановлений Коминтерна, программа входящей в Коминтерн партии утверждается Конгрессом Коминтерна или ИККИ.

В этот же период ряд партий, не желавших принимать "21 условие" и в то же время стремившихся дистанцироваться от "старой" социал-демократии, поддержавшей свои правительства в годы Первой мировой войны, образовали в 1921 г. Международное рабочее объединение социалистических партий. Эта организация, которую также называли Венским интернационалом, просуществовала недолго и в 1923 г. объединилась со Вторым интернационалом. Появившееся в итоге объединение получило название Социалистического Рабочего интернационала. Именно там осталась основная часть организованного рабочего движения (боле 6 млн членов против 0,8 млн у Коминтерна). Второй Интернационал поддержал правительственные реформы, изменившие в 1920-е гг. социально-экономическое положение трудящихся в нескольких странах Европы. В ряде государств появились 8-часовой рабочий день, социальное страхование по болезни и пособие по безработице, коллективные трудовые договоры, наконец, всеобщее избирательное право.

Отношения между Коминтерном и Социалистическим Рабочим интернационалом оставались в дальнейшем враждебными. На проведение социальных реформ в ряде стран коммунисты ответили ультралевыми лозунгами "Пора борьбы за бифштексы миновала" и "Фашизм — отец революции". Социал-демократы, в свою очередь, обвиняли Коминтерн в излишней романтике и авантюризме. Один из теоретиков социал-демократии, известный немецкий философ Карл Каутский прямо говорил: капитализм слишком крепок, и никакой лобовой удар по нему не покончит со сложившейся системой. В 1928 г. на Шестом конгрессе Коммунистического интернационала был принят тезис о невозможности сотрудничества с социал-демократией, которую заклеймили как "социал-фашизм". Борьба между двумя направлениями международного рабочего движения в значительной степени облегчала подъем правого радикализма в Европе.

В то же время необходимо отметить, что на национальном уровне левые партии продолжали приобретать сторонников. В Великобритании лейбористы в 1920—1930-е гг. практически вытеснили либералов с политической сцены. В 1924 г. представитель лейбористской партии Р. Макдональд впервые возглавил правительство страны. В Германии на парламентских выборах 1928 г. коммунисты и социал-демократы получили в общей сложности более 40% голосов. Только в США рабочему и социалистическому движению не удалось добиться значимых успехов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >