Кризисы, преобразования, новый этап научно-технической революции

Достаточно бурное и последовательное экономическое развитие как государств Запада, так и Востока в послевоенный период вплоть до 1970-х гг. характеризовалось отсутствием сильных, системных и глобальных кризисов. В начале и в конце 1960-х гг. капиталистический мир столкнулся с определенными кризисными явлениями: в ведущих странах Северной Америки и Западной Европы происходило замедление темпов роста, падение уровня производства, наблюдались всплеск безработицы и развитие инфляционных процессов. Кроме того, в ведущих странах Запада заявил о себе феномен деиндустриализации. Вследствие процессов деиндустриализации в одних только Соединенных Штатах Америки в 60-е гг. XX в. были потеряны свыше 30 млн рабочих мест. Однако данные процессы в развитых капиталистических странах Европы, Америки и Азии имели, как правило, временный и ограниченный характер.

В целом же в 1960-е гг. экономика развитых капиталистических государств последовательно развивалась под влиянием научно-технической революции. В историю Запада первые тридцать послевоенных лет вошли под названием "славного тридцатилетия". Данное определение как раз подтверждает тот факт, что до середины 1970-х гг. капиталистический мир не сталкивался с системными кризисами, ставившими под сомнение жизнеспособность капитализма как такового.

В свою очередь, в 1960-е гг. достаточно бурно развивалась и экономика "коммунистических" обществ Восточной Европы. Как правило, во всех восточноевропейских странах перевыполнялись экономические планы, активно создавались новые отрасли и объекты промышленности, развивалась система общественного транспорта и строительства социальных объектов. Последствия ГІТР касались не только Западного мира, но и стран Восточного блока. В 1960-е гг. наблюдался явный и очевидный прогресс уровня и качества жизни как в капиталистических (период "просперити"), так и в социалистических странах Европы.

Окончательно эпоху "счастливого тридцатилетия" закрыл мировой экономический кризис 1974—1975 гг. Уже к концу 1960-х гг. прежний экономический бум завершается, и в начале 1970-х гг. кризисные явления стали с растущим масштабом наблюдаться в социально-экономической жизни США, Японии и ведущих государств Западной Европы. Общие кризисные моменты проявлялись, в частности, в увеличении бюджетного дефицита, росте числа безработных и обездоленных, увеличении цен на транспорт и общественные услуги, подъеме инфляции, девальвации национальных денежных единиц ведущих капиталистических держав.

Реальностью стали замораживание некоторых социальных программ и проектов и снижение уровня жизни — в особенности для трудящихся и менее защищенной части населения. В конце 1960-х — начале 1970-х гг. в западном мире заметно активизировалось левое, профсоюзное, молодежное и антивоенное движение. Эго было связано не только с проблематикой вьетнамской войны и с событиями 1968 г., но и с теми реальными сложностями, с которыми пришлось сталкиваться капитализму в первой половине 1970-х гг. XX в. Самым тяжелым испытанием для капиталистической системы в 1970-е гг. явился экономический кризис середины десятилетия.

По своим масштабам и последствиям мировой кризис 1974—1975 гг. превосходил все предыдущие кризисы, имевшие место в послевоенный период. Он носил глобальный характер, начался почти в одно и в то же время в США, Великобритании и ФРГ, а вскоре охватил все ведущие капиталистические страны Западной Европы и Японию. Подобная синхронность кризиса наблюдалась в послевоенную эпоху в первый раз.

К моменту разгорания данного кризиса уже произошла глубинная трансформация капиталистической системы, обусловленная радикальными изменениями в развитии производительных сил в связи с очередным витком научно-технической революции. К середине 70-х гг. XX в. в целом была достигнута схожесть экономики ведущих капиталистических стран, развивалась взаимозависимость между национальными экономиками.

Кризис носил структурный и системный характер и в значительной степени стал результатом топливно-энергетического и сырьевого кризиса. Высокие и возрастающие темпы роста экономики ведущих стран Запада в 1950—1960-х гг. вызвали взрыв потребления первичных видов энергии; оно увеличилось за период с 1950 г. по 1972 г. примерно в три раза. В третьей четверти XX столетия заметно изменилась структура глобального энергетического баланса — резко возросла доля производства нефти. Ее потребление во всемирном масштабе за данный исторический период увеличилось в пять раз. Соответственно, возросла зависимость США, Японии, развитых капиталистических стран Европы от импорта нефти и газа.

После очередной арабо-израильской войны 1973 г., в которой США и большинство их союзников по западному лагерю в той или иной степени оказали поддержку Государству Израиль, арабские страны — экспортеры нефти консолидированно и согласованно приняли ряд мер, которые в итоге привели к резкому скачку цен на импортируемое сырье. В целом за первую половину 1970-х гг. на мировом рынке цены на товары первичного сырья увеличились па 80—85%. На нефть цены выросли с 2—3 долларов за баррель в 1972 г. до 12—14 долларов в 1974 г.

В условиях резкого скачка цен ведущие капиталистические страны были вынуждены начать пересмотр собственной политики в области энергетики. Они ограничили импорт нефти, провели энергосберегающие мероприятия, некоторые западные страны (например, Великобритания, США) на фоне кризиса начали добывать нефть в пределах своих территориальных вод. Также произошел временный поворот к развитию угольной промышленности, был подтвержден курс (в частности, во Франции, ФРГ) па развитие мирной ядерной энергетики, активизировались научные исследования и разработки, направленные на поиски новейшего энергосберегающего оборудования и новейших технологий, а также на поиск новых возобновляемых источников энергии. Вместе с тем в Соединенных Штатах, а вслед за ними в других развитых капиталистических странах в 1975 г. был создан независимый резерв "черного золота" — Стратегический нефтяной резерв США.

Ресурсы недр мы решили заменить интеллектуальными. В каком-то смысле шок явился даже благом, стимулируя быстрые перемены в японской промышленности.

Наохиро Амая, заместитель министра внешней торговли и промышленности Японии в 1970-е гг.

Сырьевой кризис для промышленно развитых стран соседствовал с продовольственным кризисом. Он, в свою очередь, был обусловлен недостатком некоторых видов продовольствия, например зерновых. В 1972

и 1974 гг. в отдельных развитых странах имели место неурожайные годы. В итоге общие запасы зерновых сократились в два раза, а цены на продукты из зерна в годы системного кризиса повысились более чем на две трети.

Необходимо также помнить, что глобальному кризису середины 1970-х гг. предшествовал достаточно сильный кризис мировой финансовой системы. В 1960-е гг. количество бумажных долларов за рубежом США превышало стоимость золотого запаса Соединенных Штатов. В начале 1970-х гг. формальная стоимость американских долларов вне СЛПА превышала их обеспеченность золотом в пять раз. Традиционная Бреттон-Вудская финансовая система не обеспечивала поддержание стабильности на мировых рынках.

В 1970 г. Международный валютный фонд пошел на реформирование валютных курсов, в результате этого был отменен "золотой стандарт". Общая реформа Бреттон-Вудской системы продолжалась в 1970—1973 гг. и привела к тому, что в первой половине 1970-х гг. доверие к американскому доллару заметно упало. В период президентства Р. Никсона США сами отказались от обратимости доллара в золото, а в 1973 г. девальвировали доллар на 10%. Вместо фиксированного курса доллара был введен принцип плавающих курсов национальных валют.

Социальные и экономические последствия глобального кризиса носили многогранный характер. В период кризиса произошло серьезное сокращение производства в Японии (на 23%), Италии (на 20%), Германии (почти на 16%), США (более 12%), Великобритании (11,5%). Экономический спад затронул все капиталистические государства. Резко подскочила безработица; в развитых капиталистических странах она выросла до отметки в 15 млн человек.

Кризис негативно повлиял на инвестиционную деятельность и жилищное строительство, привел к спаду в большинстве отраслей производства. Также глобальный кризис захватил и современные отрасли промышленности ведущих капиталистических стран, включая машиностроение, химическую промышленность, электротехнику. В период кризиса продолжала падать реальная зарплата, продолжались инфляционные процессы, повысилась стоимость услуг и жизни, заметно выросло число обанкротившихся фирм. Только в одних Соединенных Штатах общие потери от кризиса оценивались примерно в 400 млрд долл.

Инфляция особенно развивалась на фоне сочетания спада производства и роста потребительских цен. Активное развитие военно-промышленного комплекса не сбавляло, а наоборот, ускоряло инфляционные процессы. В этих условиях политика оказания поддержки экономическому росту приняла в ведущих странах Запада долгосрочный характер, что означало обращение к механизмам форсирования бюджетных ассигнований, а значит, вело к росту бюджетного дефицита и государственного долга.

Борясь с тенденцией увеличения государственного долга, США, Япония и ведущие страны Западной Европы в середине 1970-х гг. шли на выпуск дополнительных государственных облигаций. Но па первых порах эти меры увеличивали средства денежного обращения и, в свою очередь, подталкивали к инфляции. Изменения в кредитной денежной политике (курс на переход к "дешевому кредиту") также требовал расширения объемов средств обращения и способствовал новому витку инфляции, которую генерировала и деятельность многонациональных корпораций. Антиинфляционные меры правительств, вне зависимости от их политической ориентации, вели в середине 1970-х гг., как правило, к фиксированному ограничению роста заработной платы, экономии государственного бюджета, попыткам замедлить рост потребительских цен.

Кризис 1974—1975 гг. показал, что он в своей основе носит структурный характер, в рамках этого глобального кризиса явным образом проявили себя диспропорции между развитием отдельных отраслей и секторов экономики. Они носили достаточно длительный характер и проявлялись в хозяйстве развитых капиталистических государств на протяжении всех 1970-х гг.

Структурный кризис поразил большинство отраслей промышленности, что вело к процессу относительного перенакопления основного капитала, а затем к его последовательному обесцениванию. Структурный кризис вел также к оттоку капитала из проблемных секторов производства; одновременно он вынуждал бизнесменов искать новые пути снижения издержек производства, осуществлять технологические новации и изменения, содействовать обновлению капитала на более высокой основе.

Структурные кризисы в 1970-е гг. были особенно характерны для черной металлургии, судостроения, электроэнергетики. Как правило, подобные кризисы не были идентичны циклическим, они обеспечивали временное преодоление принципиальных противоречий, накапливавшихся за длительные периоды времени. В то же время в середине 1970-х гг. происходило реальное переплетение структурного и циклического измерений глобального кризиса, что резко усиливало масштаб, размах и продолжительность кризисных потрясений.

Кризис 1974—1975 гг. поразил в первую очередь развитые капиталистические страны. Но следует иметь в виду, что его развитие и последствия затронули все мировое хозяйство. В середине 1970-х гг. заметно снижаются общеэкономические показатели в социалистическом лагере. Если в первой половине десятилетия валовая промышленная и сельскохозяйственная продукция в странах — участницах Совета экономической взаимопомощи выросла на 7,5%, то во второй половине 1970-х гг. эта цифра сократилась до 3,1%. Общая доля соцстран в мировой торговле продолжала оставаться невысокой (в 1970-е гг. она колебалась в пределах 10%), хотя в мировом промышленном и сельскохозяйственном производстве она была явно выше — соответственно примерно 40% и 33%. Однако очевидно, что кризис середины 1970-х гг., как и наметившиеся вскоре тенденции к отходу от разрядки и, соответственно, снижению уровня коммерческих, научных и технологических связей Востока и Запада, сказался на уменьшении темпов развития экономики стран социалистического лагеря. "Коммунистические" страны не сумели воспользоваться кризисом, ранее поразившим капиталистическую систему; более того, последствия глобального кризиса в известной степени подготовили почву для последующих суровых кризисных явлений в социально-экономической сфере социалистических режимов Восточной Европы.

Очевидно, что тяжесть последствий глобального кризиса оказалась бы более суровой, если бы не успешная адаптация экономик и социальных систем передовых стран к новому этапу научно-технической революции. Именно в 1970-е гг. происходит переход к так называемому второму этапу НТР, что проявилось, в частности, в создании на организованном, "контейнерном" уровне, главным образом в капиталистических промышленно развитых государствах, микропроцессоров, промышленных роботов, новейших для того времени образцов биотехнологий. Также именно в 1970-е гг. начала осуществляться волоконно-оптическая передача информации. Переход ко второму этапу НТР происходил на фоне внедрения в экономику передовых стран электронно-вычислительных машин четвертого поколения, на основе которых завершался процесс комплексной автоматизации и начинался переход к новому, более прогрессивному технологическому состоянию всех областей экономики.

В авангарде НТР в 1970-е гг., как и на более ранних этапах научно-технической революции, шли США. К 1970 г. в Соединенных Штатах насчитывалось уже свыше 55 тыс. ЭВМ различной модификации, и на протяжении последующего десятилетия число ЭВМ, производимых на территории США, продолжало неизменно расти. На основе новейших ЭВМ в Северной Америке создавались комплексные автоматизированные системы, высокопроизводительные станки с программным обеспечением и управлением, новые стандарты промышленных роботов. Старались не отставать от США Япония, Западная Германия и некоторые другие развитые капиталистические страны.

Несмотря на серьезные экономические сложности, с которыми столкнулась капиталистическая экономика в середине 70-х гг. XX в., в развитых капиталистических государствах и в 1970-е гг. сохранялась общая тенденция роста заработной платы. В числе приобретавшихся потребителями покупок неизменно увеличивалась доля товаров долгосрочного пользования. В целом продолжилась тенденция сокращения числа занятых в традиционных отраслях промышленности и увеличения лиц, относящихся к "среднему классу".

На втором этапе НТР упомянутые тенденции получили свое развитие. Во многом благодаря процессу разрядки в конце 1960-х гг. — первой половине 1970-х гг. и на Востоке, и на Западе высвободились дополнительные средства и ассигнования, ранее направлявшиеся непосредственно на военно-технические нужды ведущих держав. Западные страны, несмотря на не стихавшую гонку вооружений (особенно во второй половине 1970-х гг.) все в большей степени переориентировали свое хозяйство на социальные нужды и потребности гражданских секторов экономики. Таким образом, давался импульс повышению технической оснащенности и качества труда, росту доходов населения и увеличению потребления в передовых капиталистических государствах. Во многом благодаря более активному внедрению НТР в капиталистическом мире удалось преодолеть негативные последствия широкого кризиса середины 1970-х гг. и начать переход к более высокому уровню социально-экономического устройства.

Вхождение во второй этан НТР означало прежде всего качественный прогресс в сфере электронной и информационной техники, открытия в области биотехнологии и генной инженерии, что обусловило продвижение промышленно развитых стран к обществу высоких технологий. На основе применения микропроцессоров в США, Японии, Канаде и ведущих промышленных странах Западной Европы активно продолжился процесс комплексной автоматизации производственной базы, при этом во много раз сокращалось число традиционных станковых аппаратов и обслуживающего их персонала. Получили повсеместное распространение новейшие безопасные технологические линии, автоматизированные участки производства, цеха и станки с числовым программным управлением, обрабатывающие и информационные центры. Процесс комплексной автоматизации распространялся также на финансовую систему и сферу управления. В качестве особой отрасли экономики заявила в 1970-е гг. о себе информационная техника. Наука еще в большей степени, нежели в предыдущие периоды, проявила себя как мощная и фундаментальная "индустрия знания".

В целом можно сделать вывод о том, что переход к новому этапу научно- технической революции дал импульс процессу переструктурирования народного хозяйства. В его структуре теперь уже повсеместно усилилось значение ресурсосберегающих и трудосберегающих, экологически более чистых и наукоемких производств и технологий. Как уже отмечалось, продолжилось возрастание той части населения, которое занято в третичном секторе (торговля, сфера услуг и информации и т.д.) народного хозяйства. Вместе с тем продолжились глубокие изменения, связанные с возрастанием интеллектуальных функций труда, повышением общего образовательного уровня лиц, занятых в промышленном производстве.

В то же время тяжелый кризис 1974—1975 гг. показал, что последовательное развитие НТР само по себе не может положить конец различным негативным явлениям, характерным для капиталистической организации общества. Так, успешное развитие НТР сопровождалось взрывами массовой безработицы. Процессы деиндустриализации в США, Японии и Западной Европе высвободили значительное количество свободных рук в традиционных отраслях промышленности и сельского хозяйства; и эта тенденция объективно способствовала росту безработицы и социальной дифференциации в передовых капиталистических странах. Также следует сказать о том, что углубление международного разделения труда, усиление массовой миграции рабочей силы, рационализация производства совмещались с усилением экономической дифференциации между отдельными капиталистическими странами и отдельными регионами внутри них.

В 1970-е гг. многие западные страны столкнулись не только с социально-экономическими, но и общественно-политическими кризисами, что являлось следствием обострившихся экономических проблем и послужило впоследствии причиной начала глубоких процессов внутренней трансформации. Успех социальных и политических преобразований оказался выше в тех странах Запада, которые заняли в рамках процесса НТР лидирующие позиции. Новый этап научно-технической революции, таким образом, в 70-е гг. XX в. оказал громадное воздействие не только на материальное производство, но и на сферу общественных отношений.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >