Кубинская революция и развитие национал-реформизма в латиноамериканских странах

Важнейшим событием в истории Западного полушария стала Кубинская революция, положившая в 1959 г. конец диктаторскому проамериканскому режиму на Кубе. Победа Повстанческой армии во главе с Фиделем Кастро поначалу привела к буржуазно-демократическим реформам антиимпериалистического характера: экспроприации латифундий, расширению общественного сектора.

По мере развития революционного процесса, экономические реформы принимали все более антиамериканский характер, вели к национализации собственности американских компаний; одновременно произошла внешнеполитическая переориентация Кубы с Вашингтона на Москву, тогда как администрация США стала активно поддерживать контрреволюционные силы на Кубе.

Карибский кризис 1962 г. лишь подтвердил просоветский поворот революционной Кубы. В начале 1960-х гг. власти Кубы окончательно декларировали социалистический характер кубинской революции. Куба превратилась в однопартийное государство, господствующей политической силой в котором стала Коммунистическая партия, созданная в результате объединения революционных организаций и Народно-Социалистической партии (прежней компартии). В то же время правящий режим пользовался широкой поддержкой населения и опирался на массовые общественные организации, на комитеты защиты революции.

Социально-экономическая система революционной Кубы во многом походила на советскую модель с се плюсами и минусами: высокий уровень развития образования, здравоохранения и спорта, искоренение вопиющих форм социальной несправедливости, ликвидация латифундий; в то же время, отсутствие конкуренции в экономике, фактическая монополия государственной собственности, государственное директивное регулирование, уравниловка в вопросах заработной платы, дефицит продуктов питания и товаров массового потребления.

В условиях политической блокады и экономического эмбарго со стороны США, внешняя политика Кубы долгие десятилетия была наиболее радикальной из стран латиноамериканского региона. Куба сделалась бастионом революционных, антиимпериалистических сил Латинской Америки и одновременно в 1960—1980-е гг. оказывала активную интернационалистическую поддержку национально-освободительным силам в самых разных частях "третьего мира". Куба в 1960—1970-е гг. проводила активную дипломатическую деятельность, стремилась играть важную роль в Движении неприсоединения.

Мы действительно хотели революции, мы ее желали в силу приверженности учению, в силу убеждения; однако мы уважали международное право.

Фидель Кастро

На фоне развития Кубинской революции, как и до нее, в различных странах Латинской Америки имели место национал-реформистские эксперименты, направленные на модернизацию капиталистического развития отдельных государств Западного полушария. В некоторых случаях национал-реформизм был представлен правящими партиями социал-демократической ориентации (Венесуэла, Перу, в некоторой степени Мексика), в других — носил более популистский характер (Бразилия при Жетулио Варгасе, Аргентина при Хуане Доминго Пероне).

Объективно латиноамериканский национал-реформизм обладал антиимпериалистическим и антиолигархическим характером, но при этом не вел к радикальным, системным разрывам с капиталистическим обществом. Зачастую национал-реформизм в странах Южной Америки тесно сосуществовал с популизмом и каудильизмом, когда популярные и харизмагичные лидеры сами определяли основы внутренней и внешней политики своих государств. В то же время социально-экономическая политика национал-реформистских правительств исходила из "общенародных интересов" и пользовалась широкой поддержкой в различных секторах общества — среди трудящихся, рабочего класса, городской и сельской мелкой буржуазии. Как правило, правящие национал-реформистские партии располагали широким влиянием в профсоюзном движении в своих государствах.

В странах, где у власти в первые послевоенные десятилетия находились национал-реформистские силы, осуществлялась частичная национализация стратегически важной промышленности (транспорта, крупных банков, энергетики и т.д.), со стороны государства создавались условия для форсированной индустриализации, возводились инфраструктурные объекты, шоссейные дороги, развивались элементы государственного планирования, власти шли на частичные преобразования в сфере сельского хозяйства.

Бразильская нефть — для бразильцев!

Жетулио Варгас, президент Бразилии в 1930—1945 и 1951—1954 гг.

Национал-реформизм в период нахождения у власти проводил политику, направленную на расширение социальных прав трудящихся и профсоюзов. Принимались законы, направленные на увеличение заработной платы и пенсий для основной части населения. В то же время поднимались налоги на крупный капитал. Как правило, средняя и крупная буржуазия, латифундистские и олигархические круги выступали в качестве оппозиции национал-популистским силам. В итоге к концу 1960-х гг. во многих случаях национал-реформистские эксперименты уступили место правоавторитарным военным режимам.

Внешняя политика национал-реформистских правительств Латинской Америке отличалась противоречиями. С одной стороны, эта политика бросала вызовы Соединенным Штатам Америки. Внешнеполитический и внешнеэкономический курс национал-реформистских администраций задевал стратегические интересы Вашингтона и подконтрольных США многонациональных корпораций. С другой стороны, латиноамериканский национал-реформизм в целом не ставил под сомнение партнерские отношения с США и признавал лидирующие позиции Соединенных Штатов в ЛАГ. Национал-реформистские правительства, как и США, опасались "коммунистического наступления" в Латинской Америке.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >