Неоконсерватизм

Экономические проблемы, с которыми столкнулись развитые капиталистические страны во второй половине 1970-х гг., происходили на фоне поправения общественно-политических настроений в Западном мире.

Правые и правоцентристские партии в конце 1970-х гг. доминировали в политической жизни Франции, Италии, многих стран Западной Европы и Японии. В 1979 г. Консервативная партия вернулась к власти в Великобритании. В начале 1980-х гг. партии консервативной ориентации также приходят к власти в Соединенных Штатах и Западной Германии. Явное усиление позиций правых и правоцентристских сил подтверждало, что неокейнсианская доктрина, соответствовавшая прежде всего политической философии социал-демократии и левого либерализма, находится в глубоком кризисе.

Кризисы капиталистического общества в середине 1970-х — начале 1980-х гг. способствовали повороту общественного мнения, экономических и политических элит вправо, в сторону неоконсерватизма, чьи идеологи призывали к отказу от прежней кейнсианской модели в пользу либеральной экономики, ограничения роли государства и предоставления максимальной свободы субъектам рынка.

Завершение "Славного Тридцатилетия", переродившегося в середине 1970-х гг. в системный и затяжной кризис, усилило в промышленно развитых капиталистических странах настроения в пользу проведения более "строгой" рыночной экономики, более рациональной и эффективной социальной политики (и реализации обширных социальных программ). Фактически период "просперити" сменялся на этап "неоконсервативной волны".

Поворот в сторону консерватизма в конце 1970-х — начале 1980-х гг. имел и определенное внешнеполитическое измерение. Этот поворот происходил на фоне явного кризиса политики разрядки между Западом и Востоком, резкого усиления новой фазы военно-политического и идеологического противостояния между ними, нового витка гонки вооружений. Для большинства жителей западных стран именно правые, неоконсерваторы рассматривались на рубеже 1970-х и 1980-х гг. как наиболее эффективные защитники безопасности Западного мира и его ценностей.

Неоконсерватизм представлял собой попытку сочетания праволиберальных и рыночных установок с такими традиционно правыми и консервативными ценностями, как бережливость, инициативность, предприимчивость, семейная солидарность и т.д. В экономическом плане доктрина консерватизма покоилась на монетаристской концепции, согласно которой государство должно сосредоточить основное внимание на кредитно- денежном регулировании и использовании рычагов кредитно-денежной политики для достижения амортизации циклических колебаний и устойчивого обеспечения экономического роста. Монетаризм ориентирован прежде всего на рыночное предложение (неокейнсианская политика исходила из курса на расширение спроса, опираясь в первую очередь на налоговые и бюджетные рычаги) — создание условий для эффективного производства через либерализацию кредитной системы и снижение налогов. У истоков этой теории стоял известный американский экономист Артур Лаффер. Он и его последователи считали, что доходы государственного бюджета имеют тенденцию к более быстрому и устойчивому росту при невысоких ставках налогов на физических лиц и предприятий. Эту точку зрения разделял руководитель чикагской школы экономистов Милтон Фридмэн, также являвшийся одним из духовных "гуру" неоконсерватизма. М. Фридмэн полагал, в частности, что политика "экономического ограничения" является важнейшим фактором стабилизации для рыночной экономики. Он в 1970-е гг. получил Нобелевскую премию по экономике, как и его единомышленник, австрийский экономист Фридрих фон Хайек. Этот австрийский ученый открыто признавал, что развитие свободного рынка связано с неравенством и социальной дифференциацией.

Общество, которое равенство ставит выше свободы, не получит ни того, ни другого.

Милтон Фридмэн

В условиях второй половины 1970-х — начала 1980-х гг. оказавшиеся у власти во многих капиталистических государствах неоконсерваторы сделали ставку па усиленное и последовательное сокращение государственного влияния и вмешательства в экономику и социальную сферу и на стимулирование свободной рыночной конкуренции ради возобновления стабильного экономического роста. В качестве рычагов неоконсервативной внутренней политики в различных странах Запада и Японии на рубеже 1970-х и 1980-х гг. можно выделить приватизацию различных отраслей тяжелой промышленности (в частности, в Великобритании в начале 80-х гг. XX столетия под контроль частного бизнеса перешли нефтедобывающая, газовая, телекоммуникационная отрасли экономики; приватизация в Соединенном Королевстве затронула интересы свыше 600 тыс. человек, ранее работавших на государственных предприятиях) и транспорта, либерализацию социального законодательства и рынка труда, "дерегулирование" экономики. Все эти меры нередко вели к снижению уровня социальной защищенности населения и ослаблению влияния профсоюзов в общественной жизни — под лозунгами необходимости достижения рационализации системы оказания социальной помощи. Был взят курс на сокращение "государственных издержек" и общественных расходов, что, естественно, привело к системному изменению государственных макроэкономических приоритетов. Заметно сократился масштаб общественной и государственной помощи, оказывавшейся безработным и уязвимым слоям населения. Неоконсерваторы при реализации собственной реальной социальной и экономической политики активно и энергично прибегали к использованию разнообразных кредитно-денежных рычагов, таких как, в частности, политика процентных ставок, регулирование денежного обращения и т.д.

Правительство — не решение нашей проблемы, правительство и есть наша проблема.

Рональд Рейган, президент США {1981 г.)

В США, Великобритании, Японии и других странах, где у власти оказались неоконсервативные силы, государством стала оказываться прямая поддержка крупным частным и акционерным банкам и корпорациям, была переориентирована налоговая политика в интересах имущих слоев. Неоконсерватизм означал также наступление рыночных форм в финансово- банковской сфере, системе высшего образования и здравоохранения. Еще одним из отличительных элементов неоконсервативной политики стала планомерная борьба за "дебюрократизацию" всей сферы народного хозяйства, системы государственного управления и экономики; данная политика, с точки зрения неоконсерваторов, должна была привести к установлению эффективного баланса в отношениях между государством и бизнесом, а также к достижению большей "прозрачности" рыночной экономики.

Очень важной составной частью экономической политики неоконсерваторов можно считать и их последовательную борьбу с помощью либеральной кредитно-денежной политики против инфляционных процессов. По мнению неоконсервативных экономистов, именно социал-демократическая политика привела к взрыву инфляционных процессов в развитых капиталистических странах, тогда как последовательный монетаристский курс направлен на обуздание инфляции — в интересах широких слоев населения.

Неоконсерваторы исходили из необходимости осуществления "налоговой революции". Они считали, что традиционная политика поддержания прогрессивного налогообложения, характерная для государства "всеобщего благосостояния" зашла в тупик и является помехой для экономического прогресса. Правые выступали против "иждивенческого" характера налогового перераспределения, имевшего место в их странах, в пользу малообеспеченных слоев и безработных. Британские консерваторы и американские республиканцы в начале 1980-х гг. на деле провели радикальные налоговые изменения, которые привели к демонтажу "государства благоденствия", в частности, в налоговой области. Реальную выгоду от этой политики получили в основном предприниматели, чьи отчисления в пользу государства заметно снизились в результате фискальных реформ, осуществленных пришедшими к власти консервативными партиями. Так, если на начало 1980-х гг. некоторые категории бизнесменов в США вынуждены были на налоги тратить около 3/4 доходов, то к концу 1980-х гг. максимальная налоговая ставка в Соединенных Штатах не превышала 28% от ежегодного дохода. В Великобритании в 1970-е гг. максимальная налоговая ставка могла в некоторых случаях составлять 97—98%, при консервативном кабинете в 1980-е гг. этот уровень упал до 40%. Также и в Японии максимальная налоговая ставка с предпринимателей в годы "неоконсервативной революции" сократилась с 60 до 50%. Также были заметно снижены налоги и отчисления, взимаемые государством с частных предприятий.

Нет никаких "общественных денег", есть только деньги налогоплательщиков.

Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании (1983 г.)

В годы подъема неоконсерватизма заметным образом меняется система планирования в ведущих странах Запада. Если до конца 1970-х гг., как правило, планирование охватывало трех-пятилетний периоды, с рубежа 1970-х и 1980-х гг. происходит поворот в сторону долгосрочного планирования, рассчитанного на 10—15 лет.

Одновременно консервативные правительства в конце 1970-х — начале 1980-х гг. активно содействовали количественному увеличению числа (и влияния в экономической жизни) акционерных предприятий, многие из которых появились после их денационализации. Данные объекты продавались путем выпуска акций и их последующей продажи на фондовых биржах. В странах Западной и Северной Европы в 1980-е гг. выросло число акционеров (в Великобритании за 1980-е гг. их численность увеличилась в четыре раза — с 2,5 млн до 10 млн человек).

Очевидно, что правые партии, взявшие на вооружение неоконсервативную идеологию, выражали интересы прежде всего буржуазных слоев населения. Именно крупный капитал, крупная и средняя буржуазия прежде всего выиграли от политики неоконсерваторов. В то же время, во второй половине 70-х — начале 80-х гг. социальная и электоральная база правых и правоцентристских партий, вставших под знамена неоконсерватизма, значительно расширилась, сделалась гораздо более "народной", чем прежде. Внутренняя политика неоконсерваторов получила значительную поддержку среди малых предпринимателей, фермеров, лиц свободных профессий, пенсионеров, религиозно настроенных избирателей, а также немалой части рабочих и служащих.

Во многом это произошло потому, что на первом этане нахождения неоконсерваторов у власти развитые капиталистические государства начали выходить из состояния экономического кризиса, удалось обуздать инфляцию и перейти к экономическому росту. В ряде случаев произошло и снижение уровня безработицы. В целом, со временем увеличилась и покупательная способность основной части населения.

Доверие избирателей неоконсерваторы оправдывали (в частности, в США, Великобритании, ФРГ) эффектным осуществлением программы жилищного строительства. Реализация данной программы поначалу привела к уменьшению в несколько раз числа сдаваемых социальных квартир. Но в конечном счете процесс продажи государственного фонда жилья привел к значительному увеличению частного жилищного фонда. В Соединенных Штатах, Великобритании, ФРГ в первой половине 1980-х гг. значительно увеличилась доля лиц (в том числе наемных трудящихся и служащих), получивших доступ к частному жилью.

Многие избиратели, ранее поддерживавшие либеральные и даже левоцентристские силы, на рубеже 1970-х и 1980-х гг. повернулись в сторону неоконсерваторов, поверив в их рыночные установки, в приоритетность — для эволюции общественной жизни — принципов свободы и эффективности. Соответственно, во многих западноевропейских странах произошло сужение левого электората, уменьшилась численность профсоюзов.

Неоконсервативная волна встречала сопротивление части общественных сил — левых партий (особенно коммунистических и левосоциалистических), социальных организаций и профсоюзов, различных антивоенных и молодежных организаций. Однако, на рубеже 1970-х и 1980-х гг. левое движение на Западе пребывало в состоянии кризиса и поэтому в целом не сумело оказать эффективного противодействия наступлению неоконсерватизма. В ряде случаев, находясь в правительствах своих стран (Италия, Франция) социалисты и социал-демократы сами обращались к социал- либеральным рецептам "строгой экономии".

Важное значение в успехе политики неоконсерватизма сыграл на рубеже 1970-х и 1980-х гг. и персональный фактор. Во главе ведущих развитых капиталистических стран оказались сильные и популярные политики, оказавшие мощное личное влияние на реализацию неоконсервативной политики. Это относилось к лидерам Соединенных Штатов Америки (Рональду Рейгану), Соединенного Королевства (Маргарет Тэтчер), Западной Германии (Гельмуту Колю), Японии (Ясукиро Накасонэ). Именно благодаря этим политическим деятелям западный мир, страны "евро-атлантического сообщества" во главе с США одержали к концу 1980-х гг. победу в "холодной войне".

Следует иметь в виду, что неоконсерватизм обладал также достаточно продуманной и атакующей внешнеполитической доктриной. Для лидеров неоконсерватизма СССР и "мировой коммунизм" представляли собой явных геополитических и идеологических врагов и правые правительства США, Великобритании, ФРГ, Японии сыграли очень важную роль в ситуации нового обострения "холодной войны" в конце 1970-х — первой половине 1980-х гг. В то же время неоконсервативные правительства ведущих капиталистических стран содействовали новой гонке вооружения, увеличению трат на военные статьи расходов. Это не могло не сказаться на общей для этих стран тенденции к снижению государственных трат на социальные проекты, что, в значительной мере, в дальнейшем сделало неоконсерватизм более уязвимым.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >