Конфликты и проблемы переходного периода в странах Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в конце 1980-х - 1990-е годы

В начале 1980-х волна серьезных трансформаций охватила страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы, являвшиеся составной частью советского блока. Начало экономического кризиса совпало с перестройкой в СССР и стало началом масштабных политических перемен. Существовавшие в этих странах режимы власти оказались не в состоянии обеспечить должные темпы модернизации, напротив, стали тормозом на пути ускорения научно-технического прогресса и в рамках Совета экономической взаимопомощи уже не добивались необходимого уровня интеграции. По уровню экономического развития ряд социалистических стран Европы существенно отстал от ведущих стран Запада, которые уже начали выходить на постиндустриальный уровень. Дополнительной причиной перемен стало недовольство многих жителей стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы слишком тесной связью политического курса своих стран с советским на протяжении десятилетий, многие воспринимали социализм как навязанный извне строй. В годы перестройки правительства многих стран — союзников СССР в Европе не захотели или не смогли вовремя осуществить аналогичные реформы в своих странах, что лишь усугубило ситуацию. Правящие коммунистические партии в большинстве своем давно утратили динамизм и реальную связь с населением, что также мешало им пойти на структурные перемены.

Безусловно, в различных странах имелась своя специфика. Однако наблюдался ряд общих характеристик: антиправительственные движения формировались на основе массового отвержения административно-команд

ной системы и авторитарного управления, ключевыми требованиями было прекращение нарушений прав человека, ликвидация экономической отсталости и социальной несправедливости, коррупции госструктур и привилегий узкой части общества, установление политического плюрализма и создание эффективной экономики. Во всех странах протестные движения носили массовый характер, даже если сама смена власти и происходила в результате раскола правящих элит и внутренних переворотов.

Советский руководитель Михаил Сергеевич Горбачев отказался от возможностей силового подавления массовых оппозиционных движений в европейских государствах, что серьезно ослабило местные коммунистические правительства. События на рубеже 1989—1991 гг. нередко начинались под лозунгами совершенствования и обновления социализма, но во всех без исключения странах Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы вышли за эти рамки. Одно за другим коммунистические правительства были вынуждены расстаться с властью, при этом не всегда удалось осуществить это мирным путем. В ряде стран произошли кровавые столкновения и войны. Так или иначе процесс в целом привел к увеличению числа государств на политической карте, а в экономическом плане означат постепенное инициирование рыночных реформ. Начался процесс формирования нового общественного устройства, основанного на принципах буржуазной демократии, многопартийности и плюрализма. Во всех этих странах сформировался сильный институт парламентской власти, тогда как президентская власть оказывается существенно ослабленной, несмотря на всенародное избрание глав государств. Несмотря на попытки В. Гавела в Чехии, Л. Валенсы в Польше, В. Мечиара в Словакии, С. Милошевича в Югославии и Сербии, Ж. Желева в Болгарии укрепить роль президента, к началу XXI в. стало ясно, что общество настроено против этого. Экономическая политика осуществляется правительствами, а законодательная — парламентами.

"Первопроходцем" демократических перемен стала Польша. Еще в конце 1970-х гг. Польская народная республика втянулась в серьезный экономический и политический кризис. Массовые протесты рабочих и интеллигенции, объединившихся в рядах оппозиционного профсоюза "Солидарность" и поддерживаемых католической церковью, расшатали власть Польской объединенной рабочей партии. В этих условиях — стремясь стабилизировать ситуацию и не допустить советского военного вмешательства по образцу Чехословакии 1968 г. — армия во главе с генералом Войцехом Ярузельским настояла на введении чрезвычайного положения в декабре 1981 г. Занявший посты главы правительства, министра обороны и лидера ПОРП Ярузельский запретил "Солидарность" и провел чистку в правящей партии. В тюрьмах оказались как тысячи оппозиционеров, так и ряд коррумпированных деятелей из власти. В то же время правительство усилило самостоятельность госпредприятий, пошло на отказ от обязательного планирования, частично либерализовало цены и облегчило условия для иностранных инвестиций. Эти меры заложили основу для будущих рыночных преобразований, но не могли до конца ликвидировать кризис. В итоге в 1989 г. Ярузельский начал прямые переговоры с "Солидарностью".

И тогда, в 1981 г., я знал: решение о введении военного положения будет висеть на мне до конца моих дней. [...] Военное положение для меня было кошмаром. Но другого варианта, лучшего для Польши, на мой взгляд, тогда не существовало. Я знал реалии эпохи. Я знал, чем мог грозить нам отказ от введения военного положения. Могу привести известные слова Брежнева: "Если польские коммунисты поддадутся контрреволюционным настроениям, то судьба Польши, судьба мира в Европе будет решаться силой". Если бы я был советским генералом и увидел происходящее в Польше, я бы принял решение вмешаться.

Из воспоминании В. Ярузельского

В ходе так называемого "круглого стола" власти и оппозиция достигли соглашения о проведении полусвободных выборов (для НОРН и ее союзников была зарезервирована часть мандатов) и либерализации цен на сельскохозяйственную продукцию. Па выборах оппозиция одержала безусловный триумф. В результате главой правительства стал Тадеуш Мазовецкий, известный интеллектуал, близкий к "Солидарности". А в 1990 г. президентский пост занял лидер этого профсоюза Лех Валенса. Кабинет Мазовецкого, в котором одну из ключевых ролей играл министр экономики Лешек Бальцерович (либерал по взглядам и безусловный рыночник) начал стремительные реформы. Частный бизнес получил свободу рук во всех сферах экономики, государство отказалось от монополии на внешнюю торговлю, а искусственный курс польской валюты (злотого) ушел в прошлое. Власти более не обеспечивали безудержный рост зарплат. Расходы населения на коммунальные услуги, бензин и средства связи резко возросли, как и цены в магазинах. Однако "шокотерапия" (так назвали политику Бальцеровича) принесла свои плоды: сокращение доходов поляков оказалось не вечным, а экономика постепенно начала демонстрировать рост (в 1990-е гг. ВВП увеличивался в среднем на 6% в год). С середины 1996 г. большинство предприятий стало частными.

Определенное недовольство жителей ухудшением жизненного уровня не раз приводило к переменам правящих партий (в том числе во второй половине 1990-х гг. к власти возвращались бывшие коммунисты, ставшие социал-демократами). Но общий курс на построение рыночной экономики и интеграции в единую Европу и на членство в НАТО под сомнение не ставился большинством населения Польши. В конце 1990-х гг. Польша вступила в Североатлантический альянс, став одним из самых решительных сто столпов, а в начале 2000-х гг. ей удалось войти в состав Евросоюза.

В Чехословакии под воздействием советской перестройки и событий в соседней Польше в январе-сентябре 1989 г. происходило увеличение числа антиправительственных демонстраций, неизменно подвергавшихся разгону силовыми структурами. 17 сентября — после разгона очередной манифестации и закрытия ряда университетов — студенты и представители интеллигенции инициировали общенациональную забастовку. 20 ноября к массовым протестам призвал альянс оппозиционных партий — Гражданский форум, во главе которого стоял знаменитый чехословацкий драматург и правозащитник Вацлав Гавел. В столице, городе Прага, состоялась 750-тысячная антиправительственная демонстрация, поддержанная забастовками по всей стране. Под давлением общества президент Густав Гусак досрочно покинул свой пост, как и многие руководители правительства. Мирная "бархатная революция" одержала победу. Спикером парламента был избран экс-лидер "пражской весны" Александр Дубчек, а президентом стал Вацлав Гавел. Руководящая роль коммунистической партии была отменена, в стране была возрождена реальная многопартийность. В начале 1990-х гг. в Чехословакии была разрешена частная собственность, власти начали приватизацию в промышленности.

Демократическая революция привела также к обострению споров между чешскими и словацкими политиками но поводу перспектив развития страны. В итоге за "бархатной революцией" последовал "бархатный развод". В ночь на 31 декабря 1992 г. Чехословакия мирно разделилась на Республику Чехия и Словацкую республику. Их независимое развитие проходило в рамках схожего курса, по с определенными различиями. Так, рыночные реформы оказались более глубокими и эффективными в Чехии, как и демократические преобразования в целом. Чехи сумели войти в состав НАТО в 1999 г., а в 2004 г. — в ряды Евросоюза. Словаки лишь в 2003 г. оказались в НАТО, в ЕС они вступили одновременно с чехами.

Румыния, где политический режим был гораздо жестче советского, в конце 1980-х гг. переживала масштабный экономический кризис. Сокращение запасов нефти (основного экспортного продукта страны) привело к перебоям в электроснабжении и огромному дефициту продуктов питания и товаров широкого потребления. В стране развернулись забастовки горняков и протесты национального венгерского меньшинства (отстаивавшего право на образование на родном языке). Акции недовольства были подавлены, при этом в населенном венграми городе Тимишоара армия открыла огонь по протестующим. 22 декабря 1989 г. проправительственная демонстрация в Бухаресте неожиданно для "кондукатора" (вождя) Николае Чаушеску переросла в антиправительственную. Глава страны бежал вместе с женой из столицы, где развернулись бои между армией (перешедшей на сторону демонстрантов) и сотрудниками тайной полиции. Президент был арестован и низложен, после чего столкновения пошли па спад. В ходе стремительного суда над Чаушеску и его женой оба они были приговорены к смертной казни за "преступления против народа". Власть перешла в руки Фронта национального спасения во главе с Ионом Илиеску, бывшим соратником Чаушеску, поссорившимся с ним незадолго до кровавых событий в Бухаресте.

Правящая Румынская Коммунистическая партия прекратила существование. В стране была восстановлена многопартийная система. Новое правительство либерализовало цены на продукты питания и осуществило частичную приватизацию сельскохозяйственных кооперативов, а также госпредприятий в целом. При этом румынские власти не стали следовать модели "шокотерапии", опробованной ранее в Польше, дабы избежать политической нестабильности вследствие ухудшения положения и без того бедного населения. Румынский вариант рыночных реформ оказался неэффективным: безработица стремительно росла, правительству не удавалось справиться с инфляцией, а рост цен резко отбросил на грань нищеты массу румын. Страну сотрясала череда манифестаций, забастовок и уличных столкновений между студентами и органами охраны правопорядка.

Власти были вынуждены запросить помощи у стран Запада, обязавшись при этом ускорить экономические реформы. Румыния позже многих стран посткоммунистической Европы сумела вступить в НАТО (в 2004 г.) и в Евросоюз (в 2007 г.). При этом реформы так и не доведены до конца, а страна не в полной мере соответствует европейским стандартам и представлениям. В Румынии наблюдается высокий уровень коррупции, недостаточная эффективность работы правительственных структур, а также сохраняется высокий уровень националистических настроений. Бедность населения превратила страну в постоянный источник миграции в более богатые страны ЕС.

Венгерское правительство и руководство Венгерской Социалистической рабочей партии в конце 1980-х гг. были вынуждены признать наличие серьезного кризиса в стране и необходимости более серьезных перемен, чем это позволял венгерский "гуляш-социализм". В 1988 г. Янош Кадар добровольно покинул пост главы партии, передав власть более молодым руководителям. Правящая партия была реорганизована и переименована в социалистическую. В Венгрии также происходило восстановление реальной многопартийности. С 1989 г. независимые профсоюзы и новые партии обретали все больше влияния. Начался вывод советского военного контингента. Правительство объявило открытой границу с соседней Венгрией. Власти в лице министра Имре Пожгаи официально признали события 1956 г. "народным восстанием" и организовали торжественное перезахоронение праха его репрессированных руководителей.

Свободные выборы 1990 г. привели к власти коалицию Венгерского демократического форума и Независимой партии мелких хозяев, взявших курс на привлечение иностранных инвесторов и приватизацию. Венгрия получила помощь со стороны Международного валютного фонда и ряда европейских государств. В стране шло стремительное формирование рыночной экономики. Оно, однако, сопровождалось не только улучшением ряда макроэкономических показателей, но и резким ростом безработицы и существенной инфляцией, несколько миллионов человек оказались за чертой бедности.

Это заложило основу для возвращения к власти Венгерской социалистической партии в середине 1990-х гг. Социалистический кабинет продолжил курс на рыночные реформы, но придавал больше значения социальным программам. В 1997 г. начинается постепенный рост производства. Венгрия оказывается лидером по темпам экономических преобразований среди стран Восточной и Центральной Европы. Это позволило ей успешно провести переговоры с ЕС и оказаться в первой волне расширения объединенной Европы на восток (2004). В 1999 г. вместе с Польшей и Чехией страна вступила в Североатлантический альянс.

В Болгарии в конце 1980-х гг. власти подверглись давлению как со стороны правозащитных движений и клубов в поддержку гласности, так и со стороны турецкого меньшинства, недовольного попытками ассимилировать их. Внутри правящей Болгарской Коммунистической партии также было довольно много желающих повести страну по пути, аналогичному перестройке в СССР. В момент начала массовых протестов в Софии реформаторское крыло БКП предпочло самостоятельно сместить с должности лидера партии и страны Тодора Живкова. Партия была переименована в социалистическую и отказалась от руководящей роли. Часть прежних партийных руководителей оказалась под судом, в том числе и Живков. В стране началось формирование многопартийности. Власти восстановили в правах подвергавшееся преследованиям турецкое меньшинство. Президентом Болгарии стал бывший диссидент Желю Желев, возглавлявший Союз демократических сил.

В то же время рыночные и политические реформы протекали в стране крайне медленно и неэффективно. Уже к середине 1990-х гг. Болгария стала жертвой серьезного экономического кризиса, оказавшегося не последним. Уровень жизни резко сократился, национальная валюта обесценилась, а безработица, напротив, увеличилась. Привычным явлением стали забастовки и протесты. Власти, однако, сумели довести до конца приватизацию большинства государственных предприятий и в целом сформировать основы для рыночной экономики. Как и большинство стран региона, Болгария вступила в НАТО (2004), а затем в Евросоюз (2007), хотя серьезные экономические неурядицы и замедлили процесс европейского членства страны.

Драматичнее всего развивались события на Балканском полуострове, в Социалистической Федеративной республике Югославия, где в 1980-е гг. развернулся мощный экономический кризис, инфляция перешагнула рубеж в 160%, госдолг достиг 19 млрд долларов, а жизненный уровень югославов (ранее заметно более высокий по сравнению с многими странами Восточной Европы) упал. Федеральному правительству во главе с опытным экономистом Анте Марковичем с огромным трудом удалось стабилизировать ситуацию, сократить внешний долг и остановить гиперинфляцию. Но в этом момент экономические проблемы усугубились из-за политических споров. Отношения между республиками, входившими в состав СФРЮ, резко обострились, зазвучали обвинения в "проживании за чужой счет". Самостоятельности потребовала наиболее развитая в экономическом плане Словения, обеспечивавшая пятую часть ВВП и четверть экспорта. Внутри Сербии в 1989 г. начались волнения в населенном преимущественно албанцами автономном крае Косово. Республиканские власти не только не пошли на расширение прав албанцев, но и вовсе ликвидировали автономию в 1990 г. После этого лидер албанцев, известный писатель Ибрагим Ругова провозгласил кампанию гражданского неповиновения, а его земляки стали создавать параллельные органы власти. Лидеры большинства республик взяли курс на отделение, лишь укрепившийся после победы на свободных выборах в 1990 г. в Словении, Хорватии, Македонии и Боснии националистических партий. Единый Союз коммунистов Югославии прекратил существование после XIV съезда в 1990 г. В Сербии и Черногории власть осталась в руках социалистов (бывших коммунистов), но и они выдвинули на ключевое место национальный вопрос.

Летом 1991 г. Словения и Хорватия формализовали требование о выходе из состава СФРЮ. Одновременно сербское меньшинство Хорватии провозгласило создание собственного государства Сербской Крайны. располагая при этом явной поддержкой Югославской народной армии. Осенью того же года ЮНА покинула хорватскую территорию под давлением международного сообщества, а в 1992 г. Хорватия, как и Словения с Македонией, получила признание в качестве независимых государств, но Сербская Крайна продолжала существовать. Лишь через несколько лет власти Хорватии в ходе стремительного наступления ликвидировали самопровозглашенную республику, что привело к массовой эмиграции сербского меньшинства.

"Сербский вопрос" превратился в одну из болевых точек в ходе распада югославской федерации. На территории новых независимых государств оказалось около 2 млн этнических сербов. Свои квазигосударственные образования сформировали не только хорватские сербы, но и сербы Боснии, провозгласившей независимость в 1992 г. Боснийские хорваты также не желали подчиняться официальному правительству, возглавлявшемуся мусульманином Алией Изетбеговичем.

На протяжении значительного времени власти Боснии и Герцеговины фактически контролировали только столицу — город Сараево — и несколько районов с компактным проживанием мусульман. За спиной мятежных боснийских хорватов стояла Хорватия, тогда как Союзная республика Югославия (федерация в составе Сербии и Черногории) оказывала еще более масштабную помощь боснийским сербам. Эти действия Белграда были расценены ООН как вмешательство в дела соседнего суверенного государства, после чего СБ ООП принял решение об экономических санкциях против СРЮ (1992 г.), серьезно подорвавших се хозяйство. Война, однако, продолжалась. В ходе боевых действий стороны активно прибегали к "этническим чисткам" (погибли около 200 тыс. человек), ужаснувшим мировое сообщество и ставшим основанием для создания Международного трибунала по бывшей Югославии (май 1993 г.). После нескольких неудачных попыток Контактной группы, созданной ООН, добиться мирного разделения Боснии на три национальных района, США сумели убедить мусульман согласиться на формирование мусульмано-хорватской федерации (1993). В феврале 1994 г. авиация НАТО сбила несколько сербских самолетов над территорией Боснии, а в 1995 г. подвергла бомбардировке позиции боснийских сербов, объясняя эти действия необходимостью защитить гражданское население. Силовое давление и экономические санкции против СРЮ привели к тому, что в ноябре 1995 г. было подписано Дейтонское соглашение (с участием трех враждующих общин Боснии, руководства СРЮ, Хорватии, а также представителей международного сообщества — США, Евросоюза и России).

Стороны договорились о превращении Боснии в конфедерацию в составе Мусульмано-Хорватской федерации и Республики Сербской, боевые действия прекращались, а виновники военных преступлений подлежали передаче Международному трибуналу. За годы его работы подсудимыми оказались десятки человек, в том числе бывший руководитель боснийских сербов Радован Караджич и экс-командующий сербской армии в Боснии Ратко Младич, а также участвовавший в Дейтонском соглашении президент СРЮ Слободан Милошевич (уже смещенный к тому времени с поста главы государства). Международные военные силы гарантировали соблюдение договоренностей. В Боснии и Герцеговине в целом сохраняется состояние "осторожного мира". Три национальных общины до сих пор не в полной мере доверяют друг другу, экономика страны восстанавливается крайне медленно. В то же время никто не хочет возвращения к состоянию войны, а в начале XXI в. произошла нормализация отношений между Боснией и СРЮ, а также югославско-хорватских отношений.

Мононациональная Словения, сумевшая избежать драматических военных столкновений, первой из пост-югославских стран добилась улучшения экономической ситуации и выстроила политическую систему европейского типа. Она стала участницей НАТО и Евросоюза в 2004 г., при этом одной из первых из бывших социалистических стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы перешла па единую европейскую валюту (евро), обогнав в этом плане Польшу, Венгрию и Чехию.

В СРЮ же (или как ее стали называть — "малой Югославии") положение на протяжении всей последней декады века оставалось драматичным. Непреклонная позиция как косовских албанцев (почувствовавших слабость югославов после боснийской войны), так и президента СРЮ Слободана Милошевича, не желавших идти на уступки друг другу, загоняли ситуацию в тупик. В Косовском крае продолжались столкновения между албанским большинством и сербским меньшинством. Ругова и его сторонники постепенно теряли авторитет в среде албанского населения и в их адрес звучали обвинения в нерешительности. Радикально настроенные албанцы создали в 1997 г. Армию освобождения Косова, выдвинувшую планы объединения всех земель, населенных албанцами, и начавшую партизанскую войну за независимость. Югославская армия ответила проведением военных операций против АОК и симпатизировавших им жителей.

В сентябре 1998 г. Совет Безопасности ООН потребовал от властей Югославии прекратить боевые действия на территории бывшей автономии. Милошевич отдал распоряжение о выводе части армии из Косово, однако правительство СРЮ выступило против размещения в крае международных миротворческих сил, полагая это нарушением своего суверенитета. В марте 1999 г. переговоры между СРЮ и албанскими представителями во французском Рамбуйе зашли в тупик.

Мы не можем пустить к себе оккупантов, даже если они идут под знаменами НАТО или ООН.

Слободан Милошевич, президент Югославии

Ряд стран НАТО во главе с США начали 24 марта 1999 г. многонедельные бомбардировки территории СРЮ, которые привели к гибели нескольких сотен мирных жителей, ущербу в 100 млрд долл, для Югославии и серьезному разрушению ее военной инфраструктуры. В конечном итоге власти страны согласились на появление в Косово миротворцев. Согласно мирному плану, подписанному благодаря усилиям президента Финляндии Марти Ахтисаари и спецпредставителя президента России В. С. Черномырдина, в крае вводился режим временной администрации, Косово получало существенную автономию в рамках СРЮ, при этом власти страны лишались возможности направлять туда силовые структуры. Это было воспринято албанцами как победа и но мере вывода югославских войск и полиции Армия освобождения Косово приступила к методичному вытеснению из края неалбанского меньшинства. Международные силы зачастую были не в состоянии остановить этот процесс или не желали мешать албанцам.

Фактическая потеря Косово стала дополнительным фактором дестабилизации режима С. Милошевича, который и ранее испытывал давление со стороны оппозиции, обвинявшей его в авторитаризме. В 2000 г. оппозиция обвинила президента в фальсификации итогов выборов, на улицы вышли протестовать тысячи югославов. В итоге Милошевич оказался вынужден покинуть свой пост. Президентом Союзной республики Югославия стал представитель Воислав Коштуница, премьер-министром — Зоран Джинджич, оба они представляли оппозиционные круги. Новое правительство передало экс-главу государства в руки Международного трибунала по бывшей Югославии (что вызвало недовольство как социалистов, так и президента Коштуницы) и инициировало трансформацию законодательства и экономики страны с целью сблизиться с Евросоюзом. В то же время оно — как и его предшественники — выступило категорически против отделения Косово. Позднее разладились и отношения между сербами и черногорцами, взявшими курс па еще большую интеграцию с Европой. СРЮ была преобразована в конфедерацию, черногорцы отказались от единой валюты с Сербией. В 2006 г. после референдума Черногория стала независимой. Югославия окончательно исчезла с политической карты мира.

В Германской демократической республике (ГДР) руководство страны скептически относилось к начатой в СССР перестройке и даже ограничило распространение советских газет и журналов в Восточной Германии. При формальном сохранении многопартийной системы рычаги власти оставались в руках Социалистической Единой партии Германии, которая сумела обеспечить в стране относительную стабильность в экономике (по сравнению с другими странами Восточной Европы и СССР), но жестко подавляла оппозиционные проявления. Тайная полиция ("штази") обладала разветвленной сетью информаторов.

При этом многие восточные немцы продолжали надеяться перебраться в Западную Германию. Сотни тысяч граждан ГДР подали документы с просьбой разрешить выезд из страны. Многие немцы пробовали нелегально перебраться через границу, прежде всего, через стену, разделявшую Восточный и Западный Берлин. Во многих случаях это закапчиваюсь трагически — пограничникам был отдан приказ стрелять по беглецам на поражение. После открытия границ между Венгрией и Австрией в 1989 г. тысячи жителей ГДР нашли новую возможность эмигрировать и устремились в Венгрию, куда доступ до этого был свободен. Власти Восточной Германии попытались перекрыть границу, но это спровоцировало массовые демонстрации протеста.

Сотни тысяч жителей ГДР в ходе уличных манифестаций потребовали не только свободы пересечения границ, но и демократизации страны.

Лидер СЕПГ Эрик Хонеккер, отличавшийся жесткой линией, не нашел поддержку ни у СССР, ни у многих собственных коллег и был вынужден уйти в отставку, а позднее покинул ГДР и нашел политическое убежище в Чили.

Новое руководство СЕПГ разрешило свободное перемещение граждан в ФРГ и другие страны и не стало препятствовать стихийному сносу жителями Берлинской стены, начавшемуся 9 ноября 1989 г. Партия пережила серьезное сокращение численности и была в итоге реорганизована, превратившись в Партию демократического социализма. Большинство прежних руководящих кадров оказались не удел, ПДС возглавил Грегор Гизи, молодой адвокат, не раз защищавший в судах противников социалистического режима. Это не помогло ПДС сохранить власть. На первых же свободных выборах безоговорочный триумф одержал местный Христианско-демократический союз во главе с Лотаром де Мэзьером, пообещавший без проволочек осуществить "воссоединение" с Западной Германией. 3 октября 1990 г. ГДР вошла в состав Федеративной республики Германии.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >