Основные страны Западной Европы в 1980-1990-е годы

В Великобритании в мае 1979 г. консервативная партия, пообещав положить конец "всевластию государственных бюрократов" и расширить права бизнеса, победила на выборах. Главой кабинета стала Маргарет Тэтчер, ранее получившая опыт работы на посту министра образования и науки. Ее решительная хватка и непреклонность характера способствовали появлению уважительного прозвища "железная леди". Внутренняя политика Тэтчер во многом была схожа с действиями американских республиканцев времен "рейганомики". Консервативный кабинет предпринял серьезное сокращение расходов, повысил налоги на население, в то же время налоговый пресс на прибыль фирм и предприятий был ослаблен. "Консервативная революция" привела к противоречивым результатам: инфляция существенно сократилась, но более 3 млн человек (10% экономически активного населения) остались без работы. Недовольные профсоюзы попытались противостоять действиям кабинета, организовав волну забастовок. Впервые за полвека в стране состоялись "голодные марши": весной 1981 г. из Ливерпуля в Лондон отправились многочисленные безработные и активисты профсоюзов, требовавшие обеспечить право на труд. Двумя годами позже массовая демонстрация была организована в британской столице шотландскими безработными. В этот момент сохранению популярности премьер-министра неожиданно помогли внешние факторы. Правительство Аргентины организовало авантюру — высадку своих военнослужащих на Мальвинские (Фолклендские) острова, являющиеся спорной территорией между двумя странами. Великобритания немедленно направила в Южную Атлантику военно-морской флот, нанеся Аргентине военное поражение. Затраты на военную акцию оказались значительны — не менее 1 млрд фунта стерлингов — но британцы высказали решительную поддержку правительству, продемонстрировавшему твердость.

Социалисты кричат "Власть людям!" и поднимают сжатый кулак. Все мы знаем, что это значит на самом деле: "Власть над людьми. Власть государству".

Из выступлений Маргарет Тэтчер

Неоконсервативный курс был сохранен. Кабинет Тэтчер приватизировал Британскую нефтяную и газовую корпорации, а также ряд других важных компаний. Субсидии национализированным предприятиям продолжали неуклонно сокращаться. Однако намерение властей приватизировать угледобывающую отрасль столкнулось с ожесточенным сопротивлением профсоюзов. Власти заранее подготовились к акциям протеста, запретив забастовки солидарности и ограничив возможности пикетирования заводов и фабрик, а также запася резервы каменного угля. Когда в 1984 г. горняки объявили о начате забастовки, получив при этом поддержку со стороны лейбористов и Британского конгресса тред-юнионов, "железная леди" вновь заняла твердую позицию и отказалась идти на компромисс. Забастовка продолжалась до 1985 г., в ее ходе неоднократно происходили столкновения стачечников с силами правопорядка, несколько тысяч горняков оказались арестованы; власти наложили оіромньїй штраф на шахтерский профсоюз. В конечном итоге правительство победило, добившись приватизации отрасли и серьезного сокращения численности занятых в ней (без падения общей производительности труда). Британские профсоюзы оказались еще больше ослаблены вследствие нового закона о "борьбе с беспорядками". Экономика страны в целом вышла из кризиса в 1983 г., производство стало расти в среднем на 3% в год, благодаря НТР особенно заметны успехи были в обрабатывающих отраслях. Увеличение числа рабочих мест оказалось больше, чем во всем ЕЭС вместе взятом. Бюджет Великобритании, наконец, стал почти бездефицитным, уровень жизни населения явно улучшился.

Острой проблемой для британцев оставался кризис в Северной Ирландии. Улицы Ольстера патрулировались военнослужащими, а весь регион напрямую управлялся из Лондона. В свою очередь, Ирландская республиканская армия усилила террористические атаки против британских объектов, военных и чиновников. В мае 1981 г. ряд арестованных североирландских активистов объявил голодовку. М. Тэтчер вновь проявила твердость и отказалась освободить их даже после того, как некоторые голодающие были избраны депутатами Палаты общин. В итоге голодовка закончилась смертью се участников, что нанесло сильный удар по репутации британского правительства как внутри страны, так и за рубежом. Стараясь выйти из политического тупика, Лондон пошел на переговоры с Ирландской республикой, но тут же столкнулся с недовольством сторонников сохранения Северной Ирландии в составе Великобритании (юнионистов). После долгих и сложных переговоров удалось достичь компромисса: Северная Ирландия оставалась британской, но получала реальное самоуправление.

Ближе к концу 1980-х гг. популярность Тэтчер пошла на убыль, несмотря на достигнутые успехи в экономике. Британцы устали от ее жесткого курса, который выглядел анахронизмом в условиях масштабной демократизации в СССР и странах "советского блока", а также ввиду ослабления накала "холодной войны". При этом "железная леди" совершила ошибку, не оцепив степени недовольства соотечественников. Она предложила новую налоговую реформу (замену налога на собственность подушной податью), что вызвало откровенное возмущение британцев. Удар по кабинету был нанесен изнутри правящей партии. В ноябре 1990 г. новым лидером тори и премьер-министром стал Джон Мейджор, немедленно дезавуировавший планы налоговой реформы (се заменило дифференцированное налогообложение с учетом реального дохода) и взявший курс на более тесную интеграцию с Европой, при этом курс на приватизацию госсобственности был сохранен. В 1993 г. власти провели через парламент закон о социальной помощи, отменявший централизованный характер ее оказания нуждающимся. В то же время возросший объем средств в распоряжении правительства (ввиду уверенного роста экспорта британской продукции) позволил властям решать многие социальные проблемы.

Вовремя предпринятые перемены внутри консервативной партии позволили ей сохранить большинство в парламенте в 1992 г., лейбористская же оппозиция была дезорганизована, расколота и деморализована. Многие избиратели отвернулись от нее, не простив партии отказа от ряда социалистических лозунгов и от активной антивоенной позиции. Однако кабинет консерваторов также доживал последние годы.

Правительству Мейджора не удалось довести до конца переговоры с партией Шинн Фейн, являвшейся политическим крылом вооруженной ИРА. Организованный ИРА ряд взрывов в Лондоне етапи мощным ударом по репутации консерваторов. Даже начавшийся экономический рост (2,8% в год, больше чем в большинстве развитых государств Европы), 10-процентный прирост экспорта в год и самый низкий за три десятилетия уровень инфляции уже не могли их спасти от поражения. Население воспринимало реформы кабинета "тори" с большой опаской и подозрением. Дополнительным поводом недовольства британцев стал сохранявшийся высокий уровень безработицы (3 млн человек).

Май 1997 г. стал началом триумфа "нового лейборизма". Во главе с Тони Блэром лейбористы одержали уверенную победу и приступили к масштабным реформам. Партия подошла к этим выборам серьезно изменившейся: из партийного устава была исключена статья о необходимости расширять процесс национализации, Блэр также настоял на необходимости большей независимости от позиции традиционного лейбористского союзника — профсоюзов. Его кабинет отказался от национализации предприятий, ранее приватизированных кабинетами консерваторов Тэтчер и Мейджора, в то же время лейбористы ввели налог на сверхприбыль. Это стало компромиссом между привычными партийными установками и необходимостью сохранить темпы экономического развития и ускорить модернизацию Великобритании.

Таблица 6.1

Результаты парламентских выборов в Великобритании в 1997 г. (указаны только партии, прошедшие в Палату общин)

Партия

Лидер

Количество

мест

Лейбористская партия

Тони Блэр

418

Консервативная партия

Джон Мэйджор

165

Либеральная партия

Пэдди Эшдаун

46

Шотландская национальная партия

Алекс Салмонд

6

Партия Уэльса

Дэфид Уигли

4

Шинн Фейн

Джерри Адамс

2

Ольстерская юнионистская партия

Дэвид Тримбл

10

Социал-демократическая лейбористская партия

Джон Хьюм

3

Юнионистская партия Соединенного Королевства

Роберт Маккартни

1

Демократическая юнионистская партия

Йэн Пэйсли

2

Независимые

1

Рыночные рычаги экономического управления продолжали действовать, "новый лейборизм" осуществил также приватизацию ряда нерентабельных госпредприятий, ослабил контроль за регулированием трудовых отношений и снизил количество социальных программ. Правительство Т. Блэра сумело обеспечить высокую долю иностранных инвестиций в сфере инновационного бизнеса (Великобритания аккумулировала примерно треть капиталовложений в данной сфере в объединенной Европе). Внутри лейбористской партии проходили серьезные дискуссии по вопросу теории и практики "нового лейборизма", который многие активисты расценивали как отступление от партийных идеалов. Тем не менее по мере повышения эффективности экономического развития (к началу XXI в. Великобритания оказалась самой высокоразвитой индустриальной страной объединенной Европы с ВВП на душу населения около 30 тыс. долл.) аргументация правительства Т. Блэра начала лучше восприниматься все большим количеством его соратников по Лейбористской партии и избирателей, что позволило лейбористам дважды одержать победу на парламентских выборах. Выборы 2001 г. стали их уверенным триумфом — Блэр и его сторонники добились 411 из 626 мест в Палате общин.

В соответствии с предвыборными обещаниями, власти в 1997 г. провели референдумы в Шотландии и Уэльсе, завершившиеся созданием местных парламентов, получивших ограниченные полномочия. Особенно это было важно для Шотландии, где парламент вновь появился после нескольких столетий его отсутствия. Политика децентрализации принесла свои плоды и в Северной Ирландии. В 1997 г. правительство договорилось с ИРА о прекращении огня и выводе части военнослужащих Великобритании из Ольстера. После официального отказа Ирландии от претензий на эту территорию, Лондон пошел на расширение местного самоуправления в Северной Ирландии. Договоренности были закреплены референдумами в графствах региона и Ирландской республики в мае 1998 г.

Внешнеполитическая линия кабинета консерваторов на протяжении 1980-х гг. оставалась весьма активной. Тэтчер была одной из самых энергичных сторонниц жесткого антисоветского курса президента США Р. Рейгана. Не правительство даю согласие на размещении на британской территории американских крылатых ракет и безоговорочно поддержало акцию но бомбардировке ливийской территории, предпринятой США. В то же время именно британский премьер-министр первой из лидеров западных стран высказалась за поиск общего языка с СССР, высоко оценив нового советского руководителя М. С. Горбачева. В годы перестройки британско- советские отношения значительно улучшились.

В последующие годы внешняя политика страны также оставалась деятельной. М. Тэтчер удалось достичь соглашения с КНР о передаче последнему Гонконга (Сянгана), при этом закреплялся его особый экономический статус.

При правительстве лейбористов был провозглашен курс на "борьбу за права человека". В то же время реальное содержание этой политики вызывало дискуссии как в самой Великобритании, так и за рубежом. Так, британский кабинет согласился на продажу Индонезии военной техники, несмотря на то, что власти этой страны неоднократно решительно подавляли манифестации, нарушая при этом права собственных граждан. После ареста британским судом бывшего чилийского диктатора Аугусто Пиночета, обвиненного в организации пыток и убийств оппозиционеров, министр внутренних дел (лейборист) в конечном итоге позволил тому покинуть территорию страны, ссылаясь на иммунитет Пиночета от судебного преследования. В 1998 г. Великобритания вместе с США участвовала в проведении военной операции против иракского правительства, несмотря на отсутствие санкции со стороны СБ ООН. Наконец, в 1999 г. британские самолеты бомбили Югославию (вместе с другими членами НАТО), что Лондон объяснял необходимостью защитить права албанского населения Косово, подвергавшегося, с его точки зрения, массовым притеснениям.

Франция к 1980-гг. стала одной из ведущих в экономическом плане стран не только Европы, но и мира, уступая по объему промышленного производства и количеству экспортируемой продукции лишь американцам, японцам и западным немцам. При этом в экономике наблюдались важные структурные перемены: несколько сократилось производство в судо- и авиастроении, металлургии, текстильной отрасли, но это компенсировалось успешными темпами роста в военной промышленности, биотехнологиях, производстве электротехники и химической индустрии. Многие французские промышленные бренды оставались значимыми в мире, а крупнейшие компании и финансово-промышленные группы функционировали не только внутри страны, но и в масштабах планеты. Страна начала быстрый переход на постиндустриальную стадию развития, быстро формируя информационное общество. Характерной чертой французской экономики в то же время оставалась нехватка собственных рабочих рук и, соответственно, массовое привлечение мигрантов (главным образом из стран африканского континента и Индокитая). Экономическое удобство оборачивалось социальными проблемами: не имевшие французского гражданства и часто плохо знавшие французский язык люди с трудом встраивались в общество. Многие из мигрантов и вовсе не стремились к ассимиляции (в отличие от приезжавших в страну в 1960-е гг.), предпочитая сохранять собственные традиции в рамках замкнутых общин. Места компактного проживания многих "афрофранцузов" превращались в рассадники социальной нестабильности и криминогенности.

Во Франции 1980-е гг. стали — в отличие от ряда европейских государств и США — временем пребывания у власти левых. В 1981 г. социалист Франсуа Миттеран (при поддержке со стороны Французской Коммунистической партии и в условиях раскола правых) с небольшим перевесом был избран во втором туре главой государства, победив кандидата СФД В. Жискар д'Эстена, желавшего переизбраться на второй срок. Лозунг Миттерана "С левыми — за единую Францию" предусматривал серьезные меры по ограничению капитала и реализации "самоуправляющегося социализма", во многом это было отражением программы левых сил еще с 1970-х гг.

Состоявшиеся затем досрочные выборы Национального собрания обеспечили левым и большинство голосов в парламенте (голлисты и СФД даже в сумме получили меньше голосов, чем одна ФСП). При этом влияние социалистов увеличивалось (они получили 266 депутатских мест), а коммунистов, напротив, сокращалось (им досталось 44 места). Это во многом было вызвано структурными изменениями в экономике. Сокращение количества занятых в "старых" отраслях индустрии, среди работников которых ФКП имела прочную базу, вело снижению числа голосов, поданных за коммунистов. При этом после заключения союза между ФСП и ФКП многие прежние сторонники коммунистов перестали видеть отличия между двумя партиями. Наконец, фактором снижения престижа ФКП оказался поддержанный ими ввод советских войск в Афганистан, негативно воспринятый французами. В то же время победа левых в целом знаменовала готовность избирателей страны решать накопившиеся экономические проблемы посредством реализации активной социальной политики. Новым главой кабинета стал социалист Пьер Моруа, в кабинет — впервые с конца 1940-х гг. — вошли и коммунисты.

Таблица 6.2

Итоги второго тура парламентских выборов во Франции в 1981 г.

Партия

Число мест

Социалистическая партия

266

Коммунистическая партия

44

Движение левых радикалов

14

Объединение в поддержку республики

85

Союз за французскую демократию

62

Левая коалиция энергично начала действовать, приступив к национализации (с выплатой компенсации владельцам) 36 крупных банковских учреждений и пяти финансово-промышленных групп. В руки государства перешла основная часть авиастроительной отрасли, более половины химической промышленности, более 60% цветной металлургии, госсектор в целом вырос вдвое. Правительство осуществило налоговую реформу, установив налог на состояния свыше 3 млн франков (в промышленности и торговле — 5 млн франков), тогда как лица, получающие лишь минимальную зарплату, были освобождены от фискальных обязанностей. Власти пошли на снижение возраста выхода на пенсию до 60 лет и расширили права профсоюзов, получивших возможность устраивать митинги на территории предприятий без согласия владельцев, оплачиваемый отпуск увеличился до 5 недель. Кабинет П. Моруа осуществил 10-процентное увеличение минимальной зарплаты и 20-процентное — пенсий (пенсии возросли до 75% от зарплаты).

Весь этот комплекс мер "социализма по-французски") был довольно негативно воспринят бизнес-сообществом. Франция столкнулась с массовым (600 млрд франков за 1981 — 1982 гг.) бегством капиталов, которые в срочном порядке их владельцы начали переводить в иностранные банки. При этом экономическая стратегия правительства не принесла желаемых им результатов. Рост инфляции на треть за три годы и две девальвации франка но требованию ЕЭС свели к нулю эффект от повышения зарплат, властям не удалось по-настоящему справиться с проблемой безработицы. Безработица (более 2 млн человек) превысила показатели, имевшиеся до прихода социалистов к власти, даже несмотря па попытки П. Моруа создать новые рабочие места.

Это заставило президента Миттерана и левое правительство пересмотреть базовые параметры экономической политики и начать режим жесткой экономии. Уже в конце 1981 г. кабинет начат "замораживать" цены и зарплаты. В 1982—1983 гг. возросли налоги на топливо, табачную продукцию и алкоголь, были подняты налоги на малоимущих и цепы на транспорт и лекарственные средства. Власти уговаривали профсоюзы не начинать массовые протесты и "потерпеть" с целью выхода экономики страны из кризиса. Эти меры обернулись внутренними спорами в коалиции. В 1984 г., после назначения на пост премьера Лорана Фабиуса, который намеревайся ужесточить режим "экономии", коммунисты ушли из правительства. Избиратели же

наказали левых на внеочередных выборах, отдав большинство голосов правым партиям (голлисты и СФД вместе получили 278 мандатов, социалисты довольствовались 212 местами, коммунисты вновь потеряли влияние — только 35 мандатов). При этом в первый раз серьезный успех ждал крайне правый Национальный фронт во главе с Жан-Мари Ле Пеном, который не только впервые сумел провести своих представителей в Национальное собрание, но и сравнялся но влиянию с ФКП.

Новым премьер-министром стал экс-мэр Парижа, голлист Жак Ширак, ранее не раз клеймивший политику Моруа как движение в сторону "экономической катастрофы". Впервые в истории при левом главе государства был сформирован правый кабинет министров.

Правительство Ширака (действовавшее с марта 1986 по май 1988 гг.) остановило политику национализации, более того, приватизировало часть банков и предприятий, ранее огосударствленных левым правительством. В то же время президент-социалист через некоторое время настоял на свертывании масштабов приватизации. Власти отменили налог на крупные состояния и контроль над ценами, одновременно сократив государственные расходы на некоторые социальные выплаты. У кабинета Ширака появились дополнительные средства ввиду падения мировых цеп па нефть и сокращения расходов на закупку импортных энергоносителей. Власти сократили контроль за деятельностью банков и корпораций и отменили контроль в отношении цен. Все эти мероприятия правительства постепенно начали восстанавливать доверие бизнеса к правительству и позволили частично вернуть в страну средства, ранее выведенные из французских банков, сбить инфляцию и уменьшить торговый дефицит. В то же время существенное урезание социальных программ и отсутствие мер по борьбе с безработицей усугубили положение немалой части французов, в 1987 г. не имели работы 2,6 млн человек. Кабинету пришлось столкнуться с массовыми протестами и забастовками. С конца 1986 г. состоялось несколько забастовок, организованных работниками транспорта, электрикам, госслужащими и школьным учителями, добивавшимися улучшения условий труда и прекращения массовых увольнений. Ж. Ширак был вынужден отказаться от планов реформы высшего образования, согласно которым плата за учебы резко повышалась, а права университетского самоуправления — сокращались.

Миттеран, остававшийся "над схваткой" правых и левых, продемонстрировал французам умение находить общий язык с разными политическим силами и обеспечивать стабильность в управлении страной. Он оказался не только первым главой государства-социалистом, но и единственным президентом Франции, занимавшим этот пост на протяжении 14 лет подряд (хотя в свое время социалист Миттеран выступал против голлистского проекта Конституции Пятой республики). На фоне недовольства многих жителей экономической политикой правительства Ж. Ширака, президент- социалист успешно выиграл выборы 1988 г., позиционируя себя не как левого, а как лидера всех французов. При этом выборы вновь обозначили тенденции сокращения влияния коммунистов и роста Национального фронта (в первом туре Ж.-М. Ле Пен собрал 14,4% голосов), активно эксплуатирующего антииммигрантские настроения.

На досрочных выборах парламента победа досталась социалистам (275 мест), что позволило вновь создать связку "президент-социалист - левое правительство". Коммунисты получили 27 мандатов, голлистское ОПР набрало 130 мест, СФД — 121. Главным неудачником выборов оказались крайне правые. В рамках мажоритарий системы (к которой Франция вернулась при правительстве Ж. Ширака) они получили лишь одно место в Национальном собрании.

Значительная часть второго президентского срока Миттерана сопровождалась работой левых кабинетов министров, при этом их политика обладала определенными различиями. Так, премьер-министр (1988—1991) Мишель Рокар, предоставил часть постов представителям правоцентристов с целью обеспечить большую поддержку в парламенте. Власти отказались от политики национализации, в то же время приостановили принятый правыми закон о денационализации. При этом власти вновь подняли минимальную зарплату и попытались обложить налогами крупные состояния. Сменившая Рокара в 1991 г. Эдит Крессон (май 1991 — апрель 1992 г.) провела в жизнь ряд мер по укреплению французской финансовой системы, однако ей так и не удалось сбить инфляцию и наладить серьезную координацию между государственным сектором и частным предпринимательством. Ее преемник на посту премьера, также социалист, Пьер Береговуа пытался активизировать создание рабочих мест и усилить борьбу с безработицей (их число достигало 3 млн человек), но особых успехов достичь не сумел. Положение левых усугубили коррупционные скандалы, участниками которых стали несколько известных социалистов.

Все это привело к катастрофическому провалу социалистов, добившихся лишь 54 мест в Национальном собрании (положение коммунистов было не лучше, они потеряли еще несколько мандатов), тогда как правые взяли реванш: СФД располагал 213 депутатами, Объединение в поддержку республики — 247. Экс-премьер П. Береговуа, взяв на себя ответственность за провал ФСП, 1 мая 1993 г. совершил самоубийство.

Кабинет во главе (1993—1995) с голлистом Эдуардом Балладюром проводил курс на снижение расходов бюджета и рост инвестиций в экономику, в связи с чем предпринял передачу в частные руки более 20 крупных банковских учреждений и ФПГ, включая "Креди Лионне" и "Рено". Были частично увеличены налоги и заморожена зарплата госслужащих, урезаны расходы на здравоохранение и медицину, увеличен страховой стаж, требуемый для получения пенсии. Власти усилили контроль за прибывающими в страну мигрантами, увеличив число депортаций нелегальных мигрантов.

В 1995 г. во втором туре президентских выборов новым главой Франции стал Ж. Ширак, успешно реализовавший предвыборную кампанию под слоганом "Франция для всех". Выборы, однако, показали сохранение серьезного потенциала Национального фронта (15%) и отсутствие должного единства в правом лагере (в первом туре Ширак лишь ненамного обошел Балладюра, поддержанного СФД и частью голлистов, — 20,6 против 18,5%).

Новый премьер (1995—1997), сторонник Ширака Ален Жюппе объявил о намерении продолжить курс на сокращение бюджетных расходов и ликвидацию дефицита бюджета, считая, что это в перспективе позволит создать новые рабочие места. В рамках традиционной тактики правых правительство урезало финансирование образования и медицины и попробовало поднять возраст выхода на пенсию. Последний план был, однако, сорван масштабными акциями протеста работников госсектора в 1995 г. Власти также приостановили меры по приватизации железных дорог. Ширак, намеренный подтвердить кредит доверия к правым, объявил досрочные выборы Национального собрания, но просчитался.

Существенного увеличения числа голосов добилась ФСП (253 места) и — впервые за многие годы — коммунисты (38 мест); СФД провел 108 депутатов, голлисты — 134. Пост премьера (1997—2002) занял социалист Лионель Жоспен, открыв эру "сосуществования" правого главы государства с левым кабинетом министров (в него вошли соратники Жоспена по партии, представители "зеленых", коммунисты и левые радикалы). Правительство в 2000 г. осуществило политическую реформу, снизив срок президентских полномочий (через референдум) до 5 лет, а также договорилось о начале постепенного предоставления независимости Новой Каледонии (французской колонии в Тихом океане), продолжив начинания, предпринятые еще кабинетом М. Рокара.

Но самым важным полем деятельности Жоспена оставалась экономика. Премьер-социалист продолжил курс на приватизацию, начатый правыми, в то же время начал сокращать рабочую неделю с 39 часов до 35 (зарплата при этом оставалась прежней), способствуя тем самым снижению безработицы. Вновь был поднят минимум зарплаты, а крупная прибыль обложена повышенным налогом. Эти меры дали лишь кратковременный положительный результат и после недолгого экономического роста в начале XXI столетия безработица вновь стала расти, а экономика — впадать в состояние застоя.

В 1980—1990-е гг. продолжилась политика интеграции Франции в объединенную Европу, одновременно активизировались контакты страны с ФРГ как одной из опор общеевропейской системы. Франция активно способствовала включению в состав ЕЭС Греции (1981), Испании и Португалии (1986). Вместе с другими членами ЕЭС она подписала Единый Европейский акт (1985) и Маастрихтский договор (1991), давшие старт дальнейшему углублению интеграции Западной Европы, постепенной ликвидации границ и согласованию ключевых вопросов внутренней и внешней политики входящих в нес государств. В 1997 г. Франция стала участницей Амстердамского договора, расширявшего полномочия Европейского парламента и ряда других структур объединенной Европы.

В начале 1980-х гг. Франция резко осудила ввод советских войск в Афганистан и согласилась на размещение американских ядерных ракет в Европе, в то же время отказалась от участия страны в предложенной США Стратегической оборонной инициативе. Поддерживая тесные связи с США, Франция не желала в то же время возвращаться в военную организацию НАТО, которую она покинула при Ш. де Голле. В 1987 г. Париж стал одним из решительных сторонников подписанного США и СССР Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности в Европе. Франко-советские отношения,

переживавшие как подъемы, так и спады, в конце 1980-х гг. начали неуклонно улучшаться, эта тенденция сохранилась и после распада СССР и превращения России в правопреемницу Советского Союза. В 1990—1991 гг. Франция вместе со многими государствами вошла в состав многонациональной коалиции, осуществившей операцию против Ирака с целью освободить Кувейт от иракской оккупации. Во второй половине 1990-х гг., при президенте Ж. Шираке, Франция возобновила атомные испытания в Тихом океане, приостановленные Ф. Миттераном, и только в 1996 г. заявила об окончании программы ввиду достижения ее целей. Началось постепенное сближение Парижа и Вашингтона, Франция поддержала действия американцев в югославском конфликте и начала медленно, но неуклонно повторно интегрироваться в военную организацию НАТО.

Приоритетом внешней политики Парижа также традиционно оставались отношения со странами "третьего мира", прежде всего бывшими колониями в Африке, получавшими французскую экономическую и военную помощь. В то же время постепенно влияние Франции в регионе начало идти на спад.

В ФРГ социальные реформы, начатые коалицией СДПГ-СвДП, застопорились еще в середине 1970-х гг., а конец десятилетия ознаменовался урезанием части социальных расходов и снижением реальных зарплат, существенно ухудшилось положение безработных. Это привело к спонтанному росту забастовочного движения, покончившему с образом Западной Германии как "цитадели классового мира". Так, в 1981 г. 2,5 млн работников металлургической отрасли бастовали. На фоне разочарования в традиционных партиях в стране началось возрастание размаха гражданских движений, наиболее влиятельным из которых стало "зеленое", выступавшее в защиту окружающей среды, против строительства АЭС и развертывания в Германии ядерных военных баз.

СДПГ настаивала на необходимости увеличить роль государства в экономическом регулировании, но ее союзники по коалиции ("Свободные демократы"), напротив, полагали критически важным дать бизнесу больше свободы. Лишь неприятие кандидата ХДС/ХСС на пост канцлера (им стал консервативно настроенный Франц-Йозеф Штраус) сохранило альянс двух партий на выборах 1980 г. Уже к концу года, после обострения экономического кризиса, возрастания безработицы до 10-процеитиой отметки и краха крупнейшего предприятия электротехнической промышленности "АЭГ- Телефункен", споры в правящей коалиции резко усилились. Профсоюзы, стоявшие за спиной СДПГ, пригрозили "походом на Бонн" и "разгоном коалиции" в случае, если правительство согласится с предложением СвДП о сокращении расходов бюджета (кроме военных), снижении срока выплат пособий по безработице и увеличении платы за найм социального жилья. В итоге в сентябре 1982 г. "свободные демократы" отказались от поддержки кабинета и создали коалицию с ХДС/ХСС; канцлером стал представитель христианских демократов Гельмут Коль. Следующие выборы закрепили победу ХДС/ХСС, сумевшей за годы оппозиционной деятельности серьезно преобразиться.

Христианские демократы настаивали на необходимости сочетать принципы "социального рыночного хозяйства" и "свободы". Не превращая, в отличие от СДПГ, социальную политику в приоритет деятельности кабинета, ХДС/ХСС считала важным участие государства в экономике для выправления "огрехов" рынка. Правые согласились признать нерушимость послевоенных европейских границ (это не распространялось на "германский вопрос") и поддерживали курс на интеграцию в ЕЭС и политику "атлантизма".

Начало нового экономического подъема, совпавшее с началом деятельности кабинета ХДС/ХСС—СвДП, стало одним из факторов успеха правительства. Ему помогло и сокращение цен на энергоносители в мире, снизившее затраты немецких предприятий. Власти при этом в полной мере реализовали планы жесткой экономии и сокращения налогов на бизнес и доходы физических лиц. Получивший дотации со стороны государства частный бизнес увеличил размер капиталовложений в экономику ФРГ. Сокращение социальных расходов и расширение прав предпринимателей на увольнение работников в конце 1980-х гг. создали задел, позволивший повысить зарплаты. Объединение Германии, ставшее личным успехом Г. Коля, также повысило престиж правящей коалиции.

В то же время в стране обозначились серьезные проблемы. Необходимость масштабной интеграции бывшей ГДР привела к огромным денежным тратам и привела к сокращению части социальных расходов при одновременном росте подоходного налога. В 1990-е гг. в стране существенно увеличилось число мигрантов, многие из которых получали социальные пособия. При этом часть из них плохо интегрировалась в немецкое общество, что способствовало росту ультраправых настроений, особенно в бывшей ГДР, где число безработных и бедных было особенно велико. Центрами активизации неонацистов стали Дрезден и Росток (в последнем случае произошли погромы на национальной почве). В то же время многие западные немцы участвовали в уличных протестах, требуя обуздать неонацистов. Развитие событий лишний раз подтвердило: объединение само по себе не привело к формированию единой немецкой нации, западные и восточные немцы обладали разными мнениями по многим вопросам. Кабинет Г. Коля не собирался позволять безнаказанность правых экстремистов и приняло жесткие меры по их обузданию. В то же время власти были вынуждены пойти на ограничение притока иностранных мигрантов в ФРГ. Очередное снижение социальных программ, предпринятое в связи с вступлением страны в Европейский валютный союз и необходимостью сократить дефицит бюджета, вызвал новую волну недовольства немцев.

На выборах 1998 г. ХДС/ХСС уступил первенство "красно-зеленой коалиции" СДПГ и "зеленых", пообещавших снижение безработицы, пересмотр налоговой системы и закрытие АЭС. Главой правительства стал социал-демократ Герхард Шредер. Его кабинет начал программу модернизации, реализация которой в основном пришлась на XXI столетие.

Таблица 6.3

Итоги выборов бундестага в 1998 г.

Партия

Голосов

В сравнении с 1994 г.

Количество

мест

Христианско-демократический союз

35,2%

-6,4%

246

Социал-демократическая партия Германии

40,9%

+4,6%

298

Свободная демократическая партия Германии

6,2%

-0,6%

44

Союз-90/"3еленые"

6,7%

-0,6%

47

Партия демократического социализма

5,1%

+0,7%

35

Прочие

6.0%

+2,3%

-

Первый серьезный внутриполитический кризис оказался связан с вопросами внешней политики. Германия вместе с другими членами НАТО участвовала в военной операции против Югославии в ходе косовских событий. Министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер, являвшийся членом партии "зеленых", подвергся резкой критике внутри собственной партии. Его называли предателем интересов левых и "зеленых". Правительство, однако, сохранило твердость позиции и не отказалось от активного сотрудничества с НАТО.

В Италии в 1980-е гг. осуществлялась постепенная модернизация экономики, приведшая к структурным переменам и сокращению значимости "традиционных" отраслей индустрии. В промышленном "треугольнике" Милан-Турин-Генуя, прежней пролетарской базе, значительно снизилась численность занятых в отраслях индустрии. Одновременно увеличивалось значение сферы услуг. Серьезными проблемами итальянской экономики оставались роль теневого сектора и значительный разрыв в уровнях развития между промышленным Севером и отсталым сельскохозяйственным югом страны.

В политической сфере начало 1980-х гг. ознаменовалось серьезным падением авторитета Христианско-демократической партии, представители которой оказались замешаны в ряде коррупционных скандалов. В 1981 г. кабинет впервые с 1945 г. возглавил политик, не являвшийся христианским демократом — республиканец Джованни Спадолини. После него коалиционным правительством руководил (с 1983 по 1987 г.) социалист Беттино Кракси. Этому кабинету удалось на четверть снизить дефицит государственного бюджета, сократить инфляцию и обеспечить быстрый экономический рост.

Итальянские коммунисты, осуществлявшие в предшествующие годы сотрудничество с социалистами и ХДП в рамках политики "исторического компромисса" в 1980-е гг. отказались от этой линии и ушли в оппозицию, высказывая недовольство сокращением социальных программ. Они были также недовольны тем, что христианские демократы приняли решение о вступлении Италии в европейскую валютную систему без предварительных консультаций с Итальянской Коммунистической партией.

В конце 1989 г., ознаменовавшем крах государств "реального социализма" в странах Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы, руководство ИКП приняло решение о трансформации и превращении ее в новую левую партию, которая установит связи с Социнтерном. В 1991 г. большинство ИКП (к тому моменту — крупнейшей коммунистической партии в Западной Европе) приняло резолюцию о переименовании в Демократическую партию левых сил (ДИЛС). Часть коммунистов высказалась против подобных действий и создала собственную партию "Коммунистическое обновление".

Эти перемены совпали с серьезным реструктурированием партийно-политических элит в стране. Ввиду упадка влияния ряда традиционных партий и недовольства региональной политикой правительства, в Италии возникла Лига Севера, популистская партия правого толка, добивавшаяся обособления успешных североитальянских провинций, чтобы не "кормить нищий Юг".

Серьезной проблемой Италии оставалась деятельность организованной преступности — мафии. Только за 1991 г. мафиози совершили более 1,5 тыс. убийств и похищений. Их жертвами оказались известный активной борьбой с мафией судья Джованни Фалькопе и его жена, прокурор Паоло Борселини. Правительство предприняло в ответ массовые аресты, отправив за решетку более 700 человек и ввело на Сицилию воинские подразделения. Была законодательно ужесточена ответственность за взятки политикам. В ходе инициированной миланской прокуратурой операции по расследованию коррупции ("Чистые руки") под следствие попали более согни политических деятелей и бизнесменов, но это оказалось только началом. За дачу взяток был арестован глава концерна "Оливетти". Руководители еще двух крупных концернов — "Ферруцци" и "ЭНИ" предпочли покончить жизнь самоубийством, дабы избежать позора и ареста. Под судом оказались два бывших премьера, семь экс-министров, свыше 400 бывших и действующих депутатов парламента, несколько мэров, бывший руководитель полиции, многочисленные судьи и бизнесмены. Особенно много среди обвиняемых в связях с мафией и коррупции оказалось представителей партий, входивших в состав правительственных коалиций — членов ХДП и ИСП. Экс-премьер социалист Б. Кракси сумел избежать ареста, бежав за границу, позднее суд заочно приговорил его к 8,5 годам тюрьмы. В места лишения свободы были отправлены сотни мафиози разного уровня. Мафия пыталась сопротивляться и запугать власти и население, организовав несколько терактов в крупных городах — Риме, Милане и Флоренции. Победа, однако, осталась за властями.

Политические последствия скандала по делам о коррупции были огромны. На досрочных выборах в 1992 г. ХДП впервые в своей истории получила менее 30% голосов. Голосов избирателей существенно не досчитались ее партнеры по правительству, а также находившаяся в оппозиции ДПЛС (по мнению итальянцев, она тоже была тесно связана с элитой). Напротив, неожиданно хорошо выступили па выборах коммунисты-диссиденты из "Коммунистического обновления" (6%), Лига Севера (8%), а также региональная сицилийская партия "Сеть", одним из центральных лозунгов которой было требование усиления борьбы с мафией. При этом Лига Севера практически все свои голоса получила на севере Италии, под ее контроль перешли Милан, Турин, а также регион с центром в Венеции. Парламент, пытаясь восстановить доверие итальянцам к партиям, осуществил избирательную реформу: граждане страны получили возможность голосовать не только за партийные списки, но и за конкретного кандидата. Новое правительство возглавил беспартийный технократ — выходец из банковской сферы Карло Чампи. ХДП была не в состоянии управлять ни в одиночку, ни с ИСП вместе, в итоге в состав кабинета были приглашены и представители ДПЛС. Кризис, однако, был слишком масштабным, и подобные меры спасти ситуацию не могли.

На выборах 1993 г. христианские демократы собрали лишь примерно 10% голосов, ИСП добилась лишь 1% симпатий избирателей, ИСДП и либералы оказались вне парламента. Триумфатором выборов стала коалиция левых в составе ДПЛС, "зеленых", "Сети", "Коммунистического обновления", выигравшая также борьбу за посты мэров Генуи, Рима, Венеции, Неаполя и Палермо. Успешно сумели выступить и правые партии: 7% собрана "Лига Севера", 16% — неофашисты из Итальянского социального движения. Избиратели недвусмысленно показали, что отказывают в доверии прежним партиям, не сумевшим адаптироваться к новым реалиям. В 1993 г. ХДП была вынуждена реорганизоваться и впредь стана называться Итальянской Народной партией, при этом она рассталась со многими бывшими лидерами, замешанными в коррупции. Итальянские социалисты и вовсе заявили о самороспуске. Это стало, по сути, завершением агонии партийной системы страны, сложившейся после Второй мировой войны.

В 1994 г. на политическую сцену вышла новая правая партия "Вперед, Италия!", названная так ее лидером, предпринимателем Сильвио Берлускони, по аналогии с принадлежавшим ему футбольным клубом. Через некоторое время она создала коалицию с "Лигой севера", именовавшуюся "Полюс свободы". Практически тогда же левые создали "Прогрессивный альянс", в котором ведущая роль принадлежала ДПЛС. Выборы 1994 г. привели к победе правых, пообещавших искоренить коррупцию и нестабильность в экономике. Берлускони занял пост премьера, пригласив в правительство не только представителей своей партии и "Лиги Севера", но и ИСД (теперь называвшегося "Национальным альянсом"), что вызвало серьезное недовольство многих итальянцев — неофашисты оказались на министерских постах впервые за всю послевоенную историю страны.

Сильвио Берлускони о себе и своей политике

Я — лучший премьер Италии за 150 лет.

Я — правильный человек на правильном месте.

На мировой сцене нет никого, кто может со мной сравниться.

У меня есть сердце, я делаю все, чтобы помочь людям, которые нуждаются в помощи.

Кабинет подтвердил прежний курс на оздоровление бюджета и анонсировал дальнейшую либерализацию экономики. Власти приватизировали крупнейшую страховую фирму страны "И НА" и ряд других госпредприятий. Бизнес получил существенные налоговые послабления и дотации со стороны государства. Социальные программы, напротив, должны были стать жертвой урезания расходов, как и пенсии. Итальянские профсоюзы объявили всеобщую забастовку, протестуя против действий властей, особенно масштабной (1 млн участников) оказалась демонстрация в столице, городе Риме. При этом в правящей коалиции произошел раскол: "Лига Севера", считавшая, что Берлускони недостаточно учитывает се интересы, а также обвинившая премьера в коррупции, присоединилась к протестующей оппозиции. Итальянские средства массовой информации муссировали тему монополизации премьером телевидения страны (через свои фирмы он взял под контроль три важнейших телеканала) и указывали на личные связи Берлускони с коррупционерами (брат главы правительства находился под следствием). В знак протеста против снижения размаха антикоррупционной борьбы в отставку подали четыре итальянских прокурора, в том числе знаменитый организатор операции "Чистые руки" Ди Пьетро. Под давлением Берлускони был вынужден признать, что его концерн тоже был замешан в даче взяток. "Лига Севера" ушла из правительства. В итоге кабинет пал, не просуществовав и года.

Выборы 1996 г. принесли победу левоцентристскому альянсу "Оливковое дерево", во главе которого стоял экономист Романо Проди. В составе кабинета министров оказалось немало бывших коммунистов, состоявших теперь в ДПЛС, а также беспартийных специалистов, в том числе и Ди Пьетри. Проди провозгласил задачами кабинета продолжение борьбы с коррупцией и мафией, децентрализацию страны и оздоровление итальянской экономики при сохранении социальных достижений прежних лет. Кабинету также пришлось противостоять попыткам "Лиги Севера" добиться отделения северных провинций страны.

Левоцентристы не стали отказываться от политики приватизации, проводившейся Берлускони, они также были вынуждены в значительной мере сохранить меры экономии в социальной сфере. Протесты па улицах продолжались — теперь уже против левых, правые же партии старались использовать ситуацию, указывая на неэффективность кабинета Проди. Тем ие менее и после отставки премьера левым удалось сохранить большинство в парламенте, пригласив в правительство христианских демократов, а также договориться с профсоюзами, согласившимися принять часть мер бюджетной экономии в обмен па создание новых рабочих мест. В 1998 г., уже при новом главе кабинета — члене ДПЛС Массимо Д'Алеме, правительство, профсоюзы и представители бизнес-сообщества подписали так называемый Социальный пакт, предусматривавший снижение налогового пресса на население и предпринимателей при одновременном частичном секвестре социальных программ.

В то же время левым не удалось справиться ни с ростом криминогенной обстановки в итальянских городах, ни с выполнением собственных предвыборных социальных обещаний, ни с массовой нелегальной миграцией. Все это способствовало возрождению в стране симпатий к правым. Дополнительным фактором, ударившим по коалиции, стало участие Италии в военной операции НАТО против Югославии в 1999 г. Улицы страны

захлестнули демонстрации протеста, при этом многие активисты партий правящей коалиции гоже были в рядах манифестантов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >