СТРАНЫ ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ В КОНЦЕ 1990-Х - ПЕРВОЙ ДЕКАДЕ 2000-Х ГОДОВ

Глобализация, интеграция и информационное общество

Во второй половине 1990-х гг. наблюдалось значительное возрастание взаимозависимости стран мира, ставшее результатом резкого увеличения интенсивности различного рода связей между ними, а также уникальным по масштабам увеличением объема мировых информационных потоков. Мировое пространство постепенно трансформировалось в единую территорию для беспрепятственного перемещения товаров, услуг и капиталов, а также свободного распространения информации. По сути, создавалось всеобщее информационное поле. Резко ускорился обмен технологиями и опытом управления в экономике и политике, происходило ускорение рационализации производства и внедрения инноваций в мировом масштабе. Данный процесс получил название глобализации. Сам термин впервые появился в 1983 г. для характеристики слияния рынков продукции ТНК, в научном же обороте он закрепляется после Давосского Всемирного экономического форума 1996 г., дискутировавшего па тему "Глобализация основных процессов на планете". Аналитик Джеффри Сакс ввел также в оборот понятие "единый глобальный рынок".

Глобализация сопровождалась распространением западных политических, экономических, культурных и бытовых стандартов в качестве системы универсальных ценностей, а также транснационализацией — феноменом, в рамках которого часть производства, потребления и дохода той или иной страны зависит от решений, принимаемых международными структурами, находящимися за пределами данного государства; все более важную роль играют транснациональные компании, создающие более 80% новейших технологий. Увеличилось влияние наднациональных экономических структур и организаций: Между народного валютного фонда. Международного банка реконструкции и развития, Всемирной торговой организации и других. Ускорились интеграция промышленности и торговли, обмен студентами и профессиональными кадрами, формирование глобальных сетей правозащитного и экологического движений, даже организованной преступности.

Стремительное развитие финансовых рынков в последние десятилетия XX столетия и в начале XXI в. кардинально изменило структуру мировой экономики. Эти рынки уже не столько были заняты обеспечением деятельности производственного сектора, сколько оказались самостоятельными. Процесс получения денег из денег стал проще и часто не требовал производства товаров и услуг. Число международных инвесторов стремительно росло, а объем займов превысил мировой ВВП и объем внешней торговли. Финансовая глобализация была сосредоточена в США, странах Западной Европы и Японии, но финансовые спекуляции давно распространились за их границы. Они нередко способствовали дестабилизации положения конкретных государств и сильно увеличивали риск системных сбоев в мировой экономике.

Глобализация сопровождалась стремительным распространением интернета — всемирной компьютерной сети, созданной изначально для внутренних целей американской армии, по приобретшей общепланетарное значение в 1990-х гг. Данная сеть позволила устанавливать мгновенный контакт с другими людьми в иных странах, располагать доступом к огромному объему информации, упростила ведение бизнеса, кардинально изменила форму существования средств массовой информации (которые начали действовать в режиме реального времени), наконец, разнообразила формы досуга и развлечений. Глобализация также ускорила создание мегаполисов, являющихся центрами технологического, культурного и политического развития. Крупнейшими мегаполисами мира стали Мехико, Нью- Йорк, Токио-Иокогама, Лондон, население каждого из которых достигло или уже превысило 20 млн человек. Новая урбанизация несла не только экономические выгоды, но и отрицательные явления. Мегаполисы оказывались перенаселены, в них ускорилось расслоение общества, ослаб социальный контроль и возрос размах преступности.

Международным языком глобализации стал английский. Это определялось важной политической ролью англоговорящих стран и доминирующими позициями их экономик (в целом), успешно осуществленной в них НТР и высоким уровнем научных исследований и развития технологий. Наконец, распространение СМИ, рекламы и интернета оказались дополнительными факторами усиления англоязычной среды.

Объективно глобализация являлась неизбежной тенденцией развития но мере расширения связей между странами мира, в то же время этот процесс использовался в собственных интересах рядом сильных в экономическом плане государств Запада. Несколько ведущих стран получили контроль над большей частью производства и потребления, при этом они уже не нуждались в том, чтобы оказывать прямое экономическое или политическое давление; внутренние ценностные ориентиры данных стран постепенно начали проникать в остальную часть мира. При всех положительных сторонах глобализации были заметны и ее негативные последствия: увеличение разрыва между бедными и богатыми странами, проигрыш ряда отраслей ввиду открытости рынка и отток капитала и рабочей силы из таких отраслей. В первую очередь это означало углубление экономических проблем развивающихся государств. Негативной стороной глобализации являлось также формирование условий для манипулирования массовым сознанием в условиях всемирного информационного общества. Телевидение, кинематограф, интернет и массовое искусство нередко вели к потере адекватного восприятия реальности в общепланетарных масштабах, к резкому снижению значения человеческой личности, наконец, к использованию больших групп населения в "грязных" политических процессах. По оценке известного социолога М. Кастельса, современное общество становится "сетевым", а глобальная экономика превратилась в его ядро. Началось формирование информационной цивилизации, в которой информация становилась одним из важнейших, а то и доминирующим объектом производства и потребления. Новости и новинки кино- и аудиорынка почти моментально превращались в достояние огромных масс людей и влияли на развитие обыденного сознания. В то же время потребители информации оказывались отстранены от нее, новости не предполагали сопереживания, воспринимались нередко как художественная продукция. Огромное число людей приняло стандарты и стереотипы, навязанные ему СМИ, переставая при этом развиваться, но будучи уверенным, что ведет активную жизнь и самосовершенствуется.

Неудивительно, что в мире возникло множество групп и движений, протестующих против такого положения — анти- или альтерглобалистов. Часть общества ответила на глобализацию возникновением "контркультур" в качестве противовеса технократизации и обездушению человека техникой. Одновременно продолжался процесс становления ТИК в развивающихся государствах (хотя пока свыше 80% ТНК по-прежнему базируются в развитых странах): прежде всего в Китае, Южной Корее, Мексике, Бразилии, Тайвани, Гонконге, Малайзии. Присутствие южнокорейских "Самсунга" и "Дэу", китайской "Чайна Кемикл", мексиканской "Пемекс", бразильского "Петробраза" стало заметно па мировых рынках.

Альтерглобалинсты: "Другой мир возможен!"

Альтерглобалисты желают осуществления глобализации как антитезы глобализма. Они настаивают на необходимости обратить внимания на глобальные ценности — права человека, ответственность за окружающую среду, культурное многообразие и т.п.

Окончание "холодной войны" активизировало интеграционный процесс в Западной Европе, рассматривавшийся многими сто участниками как способ повышения конкурентоспособности Европейского экономического сообщества в мировой экономике. Важную роль играл и политический фактор: объединение Германии в 1990 г. возродило страхи по поводу возможного возрождения немецкого экспансионизма и подтолкнуло партнеров Германии к ускорению интеграции в вопросах обороны и внешней политики и глубокому вовлечению ФРГ в общеевропейские наднациональные структуры.

19 июня 1990 г. ряд европейских государств (Бельгия, Франция, ФРГ, Нидерланды и Люксембург) подписали Шенгенское соглашение, устанавливавшее принцип свободного внутризонального передвижения граждан Европейского сообщества, единые требования к порядку выдачи виз гражданам третьих государств; эти визы давали право перемещения по всей зоне. В 1991 — 199,5 гг. в шенгенскую зону вошли еще несколько государств.

Европейский совет анонсировал создание экономического и валютного союза. Превращение ЕЭС в Европейский союз означало расширение компетенции наднациональных органов и формирование общего экономического пространства. Союз дополнялся политическим объединением с едиными подходами к обеспечению безопасности и проведению внешней политики. Вступивший в силу 1 ноября 1993 г. Маастрихтский договор сформировал единую структуру наднациональных органов управления: Совет министров ЕС, Европейская Комиссия, Европейский суд юстиции, Европейская палата аудиторов и Европейский парламент; общую координацию интеграционного процесса осуществлял Европейский совет в качестве площадки межгосударственного сотрудничества. В 1997 г. в Амстердаме страны ЕС решили учредить пост высокого представителя по вопросам общей внешней политики и политики безопасности. Евросоюз начал движение к формированию конфедеративного политического объединения в качестве единого актора международного процесса.

Создание валютного союза предполагало основание единого европейского банка, введение общей валюты и осуществление наблюдения за устойчивостью финансовых систем стран-участниц. Предполагалось, что в союзе смогут участвовать те страны еврозоны, у которых дефицит бюджета не превышает 3% от объема ВВП. В 1999 г. новая валюта — евро — стала реальностью, а в 2002 г. в ней стали совершать и наличные расчеты.

Страны Евросоюза также запланировали координировать свои подходы к проведению коллективных военных операций. Первоначально речь шла о дальнейшем развитии Западноевропейского союза, который должен был гарантировать оборону стран ЕС, осуществление гуманитарных и миротворческих операций в интересах всей группировки и при координации усилий с НАТО. Позднее возникла идея формирования специальных европейских сил быстрого реагирования в количестве до 40 тыс. человек. Это было шагом к потенциальному обретению независимости ЕС от НАТО и США в вопросах обеспечения безопасности. При этом европейские силы быстрого реагирования не могут участвовать в разрешении политических противоречий между странами НАТО (т.е. Грецией и Турцией). Начат процесс создания европейских полицейских сил численностью 5 тыс. человек для действий в конфликтных зонах. В то же время противопоставления между европейскими структурами и структурами Североатлантического альянса нет, европейцы расценивают НАТО как базу для обеспечения собственной безопасности, а США — как военного союзника.

В ряды новой интеграционной группы вошли три страны, традиционно придерживавшиеся нейтралитета в период биполярного мира (Швеция, Финляндия и Австрия) вошли в состав ЕС с 1 января 1995 г. Начались сложные дискуссии о расширении ЕС на восток. Ниццский договор (декабрь 2000 г.) изменил схему работы европейских структур, установил состав институтов Евросоюза после завершения расширения, определил порядок применения принципа квалифицированного большинства при голосовании. Договор вступил в силу 1 февраля 2003 г.

Копенгагенский саммит Европейского совета (1993) утвердил перечень условий, необходимых для принятия в ЕС — так называемые Копенгагенские критерии: эффективная рыночная экономика, приведение национального законодательства в соответствие с европейскими стандартами, формирование правового государства, обеспечение прочности работы демократических институтов. 1 мая 2004 г. официальными участниками Евросоюза стали Польша, Венгрия, Чехия, Эстония, Словения, Кипр, Латвия, Литва, Словакия, Мальта и Словакия, в 2007 г. — Болгария и Румыния, в 2013 г. — Хорватия. Население объединенной Европы возросло сразу на 80 млн человек. Необходимость такого масштабного расширения страны ЕС пояснили желанием подвести черты под разъединением континента, длившимся с момента окончания Второй мировой войны. В 2013 гг. подписано Соглашение об Ассоциации между ЕС, Молдавией и Грузией, в 2014 г. — с Украиной.

Летом 2003 г. страны Евросоюза приступили к дискуссии по проекту общеевропейской конституции. Предполагалось передать на наднациональный уровень функции, традиционно относящиеся к суверенным правам государства, перейти от процедуры консенсусного голосования к процедуре рейтингового голосования или же системе "двойного большинства" (решения могут приниматься при условии их одобрения голосами не менее чем 55% стран, представляющих 65% населения ЕС). Однако во время референдумов во Франции и Нидерландах избиратели проголосовали против документа, серьезные споры по поводу европейской конституции вновь начались в ФРГ. Многие европейцы опасались превращения Евросоюза в безликого бюрократического "монстра", угрожающего национальной самобытности. Жители "старого ЕС" нередко скептически относились к идее единого гражданства и окончательной отмене ограничений на передвижение рабочей силы. Но еще более важным мотивом для недовольства было то, что за расширение заплатить пришлось прежде всего странам Западной Европы, профинансировавшим программы помощи бедным восточноевропейским регионам; при этом правительства никогда не спрашивали своих жителей, хотят ли они такого расширения. В итоге главы государств ЕС подписали 13 декабря 2007 г. Лиссабонский договор, который должен был временно заменить конституцию группировки. Он предлагал менее серьезные трансформации ЕС, а также сокращение числа европейских комиссаров после 2014 г. После этого на Брюссельском саммите руководители стран Евросоюза избрали президента и министра иностранных дел интеграционной группировки.

К полному стиранию "разделительных линий" расширение ЕС пока не привело. Остаются неясными перспективы вступления в организацию Сербии, Молдавии, Албании, Боснии и Грузии, не раз высказывавших желание стать частью "единой Европы". Десятилетиями продолжается безрезультатный переговорный процесс Турции с руководством европейских структур. Более того, уже в XXI столетии не раз возникали серьезные трения внутри группировки, заставившие говорить о возможности ее распада или ослабления, а также о выходе отдельных государств из ее рядов.

Между тем мировой финансовый кризис конца первой декады XXI в. вновь обострил противоречия внутри группировки. Серьезнейшие экономические проблемы в Греции, Испании и других государствах ЕС придали

дополнительной силы аргументам тех сил внутри "евроблока", кто выступает против сохранения единой валюты. Увеличилось число "евроскептиков" в Великобритании, наметившей на 2016 г. референдум о сохранении членства в ЕС.

В 1990-е гг. — начале XXI в. интеграция стала заметным феноменом в Западном полушарии. В марте 1991 г. Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай заключили Асунсьонский договор о формировании Меркосур (Южноамериканского общего рынка). В 1998 г. зона свободной торговли Меркосур была объединена с аналогичной зоной Центральноамериканской интеграционной системы, основанной в 1991 г. Меркосур за последние годы трансформировался в таможенный союз. В 1996 г. в Асунсьонский договор была внесена статья о "демократических гарантиях", предусматривающая возможность санкций против членов Меркосур в случае нарушения конституционного порядка. В 2012 г. эта статья была применена к Парагваю, где, по мнению ряда стран, была нарушена процедура смещения президента с должности. В принятой в июне 1998 г. декларации Ушуая страны группировки высказались за отказ от гонки вооружений и военных приготовлений, угрожающих миру, на территории Южной Америки.

Процессом интеграции в Меркосур руководят наднациональные Совет общего рынка (включающий глав МИДов), Группа общего рынка (постоянно функционирующий исполнительный орган со штаб-квартирой в Монтевидео). Решением торговых конфликтов между странами группировки должен заниматься специальный трибунал. С 2004 г. функционирует Постоянный кассационный суд в Асунсьоне, однако престиж его пока невысок. В мае 2007 г. был создан ПАРЛАСУР — парламент стран Меркосур, избираемый непосредственно населением. Внутри Меркосур решения принимаются только на основе консенсуса.

В XXI в. Меркосур начал терять динамизм. В то же время ему удалось расшириться — новыми ассоциированными членами организации стали Перу и Венесуэла (что обеспечило выход к рынкам Тихоокеанского бассейна и стабилизацию поставок топлива), Мексика получила статус наблюдателя. В 2005 г. ассоциированными членами организации оказались Эквадор и Колумбия.

Вступившее в силу 1 января 1994 г. соглашение США, Канады и Мексики о создании Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА) предусматривало постепенную отмену торговых барьеров между тремя странами, либерализацию движения капиталов и инвестиционного режима. Важную роль играло намерение американцев повысить свою геополитическую роль в полушарии, создав новый плацдарм для проникновения в экономику латиноамериканских государств. Мексика же намеревалась посредством участия в интеграционной группировке быстрее приобщиться к клубу промышленно развитых стран. НАФТА не обладает наднациональными органами управления и не занимается совместным решением проблем в социальной сфере. В то же время между тремя участниками НАФТА не было столь глубоких политических противоречий, которые оказывались типичны для стран Европы в послевоенное время. Еще одной характерной чертой НАФТА являлась ассиметричность экономической взаимозависимости трех ее участниц при доминировании США и недостаточно развитом взаимодействии между Канадой и Мексикой.

США, наблюдая процесс активной интрарегиональной (внутрирегиональной) интеграции стран Латинской Америки, намеревались использовать его в собственных интересах, выдвинув идею создания Всеамериканской зоны свободной торговли к 2005 г. Однако этот план забуксовал как из-за оппозиции в американском конгрессе, так и ввиду скептического отношения со стороны ряда государств Латинской Америки.

Венесуэла в 2004 г. выступила инициатором (совместно с Кубой) "Боливарианской альтернативы для народов нашей Америки" (ALBA), оппонирующей США и их союзникам. Позднее в организацию вошли также Боливия, Гондурас (покинул ее после государственного переворота в 2009 г.), Никарагуа и Доминика. В качестве наблюдателя в ALBA приглашен Эквадор. Страны группировки противопоставили либеральной концепции свободной торговли концепцию разной ответственности богатых и бедных членов группы ALBA и начали претворять в жизнь конкретные действия по налаживанию механизмов экономического взаимодополнения. Так, Венесуэла обеспечивает половину потребностей Кубы в энергоносителях по льготным ценам, Куба в свою очередь направила в Венесуэлу и Боливию почти 20 тыс. медиков. В 2008 г. страны ALBA начали переговоры о создании единой валюты (сукре) для взаимных расчетов, с начала 2010 г. часть товарооборота внутри ALBA осуществляется с использованием сукре. Однако пока инициатива является в большей мере политической, учитывая недостаточный объем торговли между участницами блока.

В 2006 г. в Бразилии был подписан договор о создании Унасур (Южноамериканского союза наций), фактически объединивший уже существующие Меркосур и Андское сообщество, в него вошли все страны континента за исключением Французской Гвианы. Главными целями ЮАСН провозглашены образование единого пространства Южной Америки, интегрированного в сферах политики, экономики, инфраструктуры и экологии, повышение роли государств региона в мире (с координацией внешнеполитических курсов). В энергетической сфере обсуждается венесуэльский проект строительства газопровода Венесуэла - Бразилия — Боливия — Аргентина общей протяженностью 15 тыс. км. Чили разрабатывает план создания на своей территории интегрированных портов для всей центральной зоны Южной Америки (особенно заинтересована в этом Боливия, не имеющая собственного выхода к морю); железнодорожное сообщение должно связать атлантическое и тихоокеанское побережья, удешевив доставку товаров. В 2008 г. па саммите в Бразилии страны блока приняли решение о создании Южноамериканского совета обороны. В то же время структура Унасур пока находится лишь на этапе формирования, реализация идеи введения единой валюты не начата. Проект создания южноамериканской зоны свободной торговли застопорился, но сдвинулся с "мертвой точки" проект создания Банка Юга, инициированный Венесуэлой и Аргентиной в качестве региональной альтернативы Межамериканскому банку развития, МВФ и Всемирному банку. Пять из семи стран, подписавших это соглашение, уже его ратифицировали, а летом 2014 г. были сделаны первые вклады в уставный капитал банка.

Наконец, в 2011 г. в полушарии были сформированы Тихоокеанский альянс (в составе Чили, Перу, Колумбии и Мексики) — объединение стран с либеральной экономикой, а также СЕЛАК — Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна. СЕЛАК включает в себя почти все страны полушария, кроме США и Канады, что отражает увеличивающуюся тенденцию падения англо-саксонского влияния в регионе.

На африканском континенте интеграция протекает намного сложнее, несмотря на провозглашенный амбициозный план создания к 2025 г. Африканского экономического сообщества (АфЭС). Традиционные формы экономического сотрудничества бедных стран не приводят к ощутимому прогрессу. Основными элементами будущего АфЭС должны стать существующие уже не первый год субрегиональные группировки, которые интегрируются весьма неторопливо. Однако идея африканского общего рынка сохраняет на континенте популярность. Официально начала действовать зона свободной торговли Сообщества развития Юга Африки (САДК). Интеграционные группы "Восточноафриканское сообщество" и "Общий рынок для Восточной и Южной Африки" договорились о создании единого экономического сообщества.

В Азии динамично развивается Совет сотрудничества арабских стран Персидского залива, члены которого постепенно унифицируют экономическую, кредитно-финансовую и валютную политику, таможенные тарифы и торговое законодательство, создали объединенные силы обороны. Территория группировки не очень велика, в то же время она объединила страны, располагающие огромными запасами энергоносителей, что сделало се весьма значимой в международных отношениях.

Интеграционный процесс в Юго-Восточной Азии и АТР продолжился на базе существующей с 1997 г. Ассоциации стран Юго-Восточной Азии и объединяющей государства с населением более 0,5 млрд человек. В конце 1990-х гг. большинство стран АСЕАН столкнулись с серьезным валютно-финансовым кризисом, что существенно ослабило прочность блока. Однако в первой декаде XXI в. им удалось достичь соглашения о создании так называемой КАФТА — зоны свободной торговли между АСЕАН и КНР. В свое время одним из мотивов создания АСЕАН было именно противостояние "китайской угрозе", но сегодня Пекин превратился в важного торгового партнера большинства стран группировки. Главным препятствием в деле дальнейшей интеграции — в отличие, к примеру, от ЕС — являлось и остается отсутствие сильного лидера-"локомотива", который оказался бы в состоянии возглавить объединительный процесс.

Потенциально значимой интеграционной группировкой является Форум "Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество" (АТЭС) — международная межправительственная организация, объединяющая 21 страну с целью активизации экономического сотрудничества в бассейне Тихого Океана. Уникальность АТЭС заключается в том, что она сумела объединить не только две крупные экономические державы XX в. — США и Японию, но и привлечь в свои ряды Китай, экономику № 2 в мире. АТЭС остается единственной международной структурой интеграционного тина, включающей в свои ряды Японию. Несмотря на сложные отношения между Китаем и Тайванем, нередко балансирующими на грани войны, они успешно сотрудничают внутри АТЭС.

Интеграция внутри Содружества Независимых Государств на протяжении второй половины 1990-х — в 2000-е гг. развивалась волнообразно, проходя через полосы успехов и неудач. Потенциал СНГ за более чем 20 лет существования группировки ослаб. Переход же одного из важнейших поставщиков топливных ресурсов — России к мировым ценам на данный вид товаров обострил отношения внутри СНГ.

Наиболее заметное сближение наблюдалось между Россией и Белоруссией. В 1997 г. был подписан Договор о Союзе России и Белоруссии, однако процесс интеграции двух стран довольно быстро потерял динамику и забуксовал. Уже к 2004 г. был снят с повестки дня вопрос о Конституции СРБ. Введение единой валюты в союзном государстве также отложено на неопределенный срок. В 1995 г. начал формироваться Таможенный союз в составе России, Белоруссии, Казахстана, к которым позднее присоединились Киргизия и Таджикистан, со временем он был преобразован Евразийское экономическое сообщество. Но и в нем сохранились прежние проблемы: зыбкий характер соглашений и их регулярное невыполнение. К концу 2009 г. Россия, Белоруссия и Казахстан смогли достичь соглашения о введении в действие единого Таможенного кодекса с 2010 г., положив тем самым начало формирования новому объединению. В 2013 г. появился Евразийский союз с единым экономическим пространством. Участники блока взяли на себя жесткие обязательства в отношении дефицита бюджета, размеров госдолга и инфляции.

Свою группировку в 1997—1998 гг. попытались создать Украина, Узбекистан, Грузия, Азербайджан и Молдавия (ГУУАМ), желавшие при прямой поддержке Запада и Турции найти альтернативные российско- белорусскому пути поставок энергоносителей — в том числе через Грузию и Украину (в рамках альянса предполагалась реализация проектов строительства нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан и газопровода Баку — Тбилиси — Эрзурум). В 1999 г. Грузия, Азербайджан и Узбекистан покинули ряды Ташкентского договора, еще больше подчеркнув политическую составляющую ГУУАМ. Альянс четко артикулировал ориентацию на европейские и международные структуры. "Второе дыхание" альянс обрел в 2004—2005 гг., после "оранжевой революции" на Украине, когда Киев стал рассматривать группировку как альтернативу Единому экономическому пространству, в котором явно доминировала Россия. Грузия провозгласила две задачи ГУУАМ: борьба с сепаратизмом и распространение демократии, в связи с чем лидеры группировки стали часто называть ее "Организацией за демократию и демократическое развитие". Но эта повестка дня не заинтересовала Азербайджан, а без азербайджанской нефти ГУУАМ лишился экономического смысла. Узбекистан же, опасаясь революционной риторики, в 2005 г. вообще покинул ГУУАМ (ставший впредь называться ГУАМ).

Отношения между двумя ключевыми странами СНГ, Россией и Украиной, серьезно осложняют процесс постсоветской интеграции. В 1997 г. Москва и Киев с трудом договорились о совместном использовании военно-морских баз в Крыму. Россия получала право на сохранение военного присутствия в Крыму до 2017 г. Москва пошла на подтверждение принадлежности полуострова Крым Украине, что вызвало неодобрительную реакцию со стороны немалой части российских элит.

Создание внутри СНГ различных группировок дробит единое интеграционное пространство, но эта мини-интеграция потенциально может оказаться базой для более широкого процесса. Россия во многом утратила прежнее влияние на бывшие союзные республики. Демонстрацией этого стал внутриполитический кризис на Украине в 2013 г., стремительно переросший в конфликт международного масштаба. После силовой смены власти в Киеве в 2014 г. и перехода Крыма под суверенитет России отношения между двумя странами обострились донельзя. В этих условиях Украина фактически прекращает свое участие в структурах СНГ, делая ставку на сближение с ЕС, тогда как Москва активизирует процесс консолидации Евразийского союза.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >