Развитие ведущих капиталистических стран в конце XX - начале XXI века

В 2000 г. в Соединенных Штатах Америки на смену президенту-демократу пришел республиканец, губернатор штата Техас Джордж Буш-младший, сын бывшего главы государства. Он был тесно связан с военно- промышленным комплексом и нефтяными корпорациями, а его программа являлась воплощением постулатов неоконсервативной идеологии. Буш-младший выступал за снижение налоговой нагрузки на бизнес, возможности активного развития частного образования, а также за сокращение использования американской армии за рубежом. В то же время консерватор Буш- младший явно считался с новыми тенденциями в жизни страны; в его администрации оказалось немало представителей национальных меньшинств. Впервые ключевые должности государственного секретаря и помощника по национальной безопасности заняли афроамериканцы, а министрами труда и транспорта стали американцы азиатского происхождения.

Спокойное течение американской политики было нарушено 11 сентября 2001 г. В этот день террористы-мусульмане направили угнанные ими пассажирские самолеты на здания, символизирующие мощь США — Пентагон и Всемирный торговый центр. Погибли несколько тысяч человек. Администрация Буша возложила ответственность за нападение на "Аль-Кайду" — международную террористическую сеть исламистов, возглавляемую Усамой бон Ладеном (миллионером саудовского происхождения). Америка объявила войну терроризму и ужесточила меры безопасности внутри страны. Полномочия государственных органов в проведении слежения и арестов резко расширились (на основе принятого осенью 2001 г. "Патриотического акта"), появилось специальное ведомство внутренней безопасности. В 2004 г. был создан новый федеральный контртеррористический центр. Критики этих действий Буша обвинили правительство в негласном использовании пыток в отношении подозреваемых в связях с "Аль-Кайдой" (многие из них содержатся на американской базе в Гуантанамо).

В октябре-ноябре 2001 г. США возглавили военную операцию нескольких стран против правительства талибов в Афганистане, отказавшихся выдать беи Ладена, скрывшегося в этой стране. Лидер экстремистов ускользнул из рук американцев (и лишь годы спустя был ликвидирован спецназом США в Пакистане), но базы "Аль-Кайды" были разрушены, а власть в Афганистане перешла в руки проамериканского правительства. Однако, несмотря на пребывание в стране нескольких тысяч солдат стран Запада, мир в Афганистане так и не наступил, новые власти не обладают доверием со стороны населения, наконец, регион превратился в центр производства наркотиков.

В 2001 г. администрация Буша отменила действие договора об ограничении противоракетной обороны (ПРО), заключенного за двадцать лет до этого с СССР, мотивируя свой поступок необходимостью защиты от возможных террористов. Начало новой "гонки вооружений" было с одобрением встречено военно-промышленным комплексом, но подверглось критике со стороны ряда государств.

В 2002 г. США провозгласили свое право вмешиваться в события в других странах ради утверждения свободы, демократии и свободного рынка и наносить превентивные удары по террористам и их пособникам (советник президента Буша но национальной безопасности Кондолиза Райс была одним из авторов данной концепции). Первой жертвой этой политики оказался Ирак, президент которого Саддам Хусейн был обвинен в создании оружия массового поражения и поддержке террористов. Обращаясь к конгрессу США в 2002 г., президент Буш заявил о существовании "оси зла", частью которой был назван (наряду с КНДР и Ираном) Ирак. 17 марта 2003 г. ведомая американцами международная коалиция 30 государств нанесла удары по иракским городам, свергла Хусейна, который был позднее предан суду и казнен. При этом многие страны Запада и Россия не только воздержались от участия в такой акции, но и осудили чрезмерное применение силы, не санкционированное Советом безопасности ООП. Массовые антивоенные акции, уже забытые со времен вьетнамской войны, вновь охватили США и мир. Критика еще больше усилилась, когда оружие массового поражения так и не было обнаружено и выяснилось, что ряд разведданных был сфальсифицирован ЦРУ. В 2004 г. вспыхнул новый скандал: стали известны факты издевательства американских военных над арестованными иракцами в тюрьме Абу Грейб. Ущерб репутации США был нанесен огромный. В ходе непрекращающихся партизанских действий погибло от 100 до 700 (но различным данным) тыс. иракцев и более 4 тыс. американских солдат и офицеров. Вторжение коалиции во главе с США в эту страну спровоцировало процесс распада политической власти и масштабную экономическую и социальную дестабилизацию иракского общества, бурный рост сепаратизма и утрату центральным правительством контроля над территориями.

"Ось зла"

Этот термин был впервые использован американским президентом Дж. Бушем- мл. в ежегодном обращении к конгрессу США. Им он описал правительства, которые, по оценке американских властей, помогали террористам или разрабатывали оружие массового поражения и были способны передать его террористам. Примерами таких стран Буш-мл. назвал Ирак, Иран и КНДР. Американские СМИ и дипломаты активно распространяли информацию о разработке тремя названными государствами ОМП.

Важным приоритетом американской политики при президенте Буше-мл. оставался Ближний Восток в целом. Американские власти внесли немалый вклад в достижение договоренности между Израилем и Организацией освобождения Палестины и разработку так называемой "Дорожной карты", предусматривавшей пошаговое урегулирование израильско-палестинской проблемы при взаимных уступках. Но эти договоренности были сорваны в 2003 г. резким ростом насилия на оккупированных Израилем территориях и действиями террористов против граждан еврейского государства. Позднее группы палестинцев из ООП и исламской организации "Хамас" начали кровавые распри между собой, что еще больше осложнило мирный процесс. После этого американцы сочли необходимым поддержать провозглашенный израильским правительством план "одностороннего размежевания" (вывод еврейских поселений из сектора Газы и расширение комплекса ограждений, отделяющих эту территорию от собственно израильских земель). США продолжают воспринимать как самого тесного союзника Израиля и недолюбливают в арабских странах.

Президенту Бушу не удалось наладить отношения ни с Северной Кореей, ни с Кубой. Северная Корея регулярно возобновляет разработку ядерной программы, а Куба при поддержке правительства Венесуэлы активизировала информационную войну против "американского империализма". Правительство США ответило установлением новых ограничений в поездках американцев на остров и осложнило финансовые транзакции между Кубой и американскими фирмами. Крайне напряженными оставались американо-иранские отношения в связи с уверенностью США в попытках Ирана создать ядерное оружие и резкой антиамериканской риторикой властей Тегерана.

Серьезные проблемы для США создала протекционистская политика Дж. Буша-мл. Всемирная торговая организация сочла установленные американцами новые тарифы на импорт сталепроката нарушением правил свободной торговли, а поставщики стали (в том числе Евросоюз) прямо пригрозили американцам начать "торговую войну". Под серьезным давлением мирового сообщества власти США были вынуждены отменить ограничения.

В области внутренней политики помимо обещанного сокращения налогов власти после событий 2001 г. пошли на существенное возрастание военных трат. В то же время неоконсерватор Дж. Буш-мл. отказался от одной из ключевых догм неолиберализма-неоконсерватизма — необходимостью снижать государственные расходы. Началось более серьезное финансирование здравоохранения, был дан старт государственной программе лечения наркоманов. В то же время эти меры оказались недостаточны, по-прежнему десятки миллионов американцев оставались без страховки или со страховкой, не могущей покрыть траты на лечение. Власти инициировали реформу образования, увеличив расходы на учебные заведения и намереваясь повысить уровень образованности небогатых американцев и представителей национальных меньшинств. При этом "отстающие" учебные заведения подлежали закрытию. Уступив критике со стороны экологических организаций, правительство начало финансирование постепенного перехода с нефтепродуктов на биотопливо. Однако власти отказались расширить санкции против компаний, загрязняющих атмосферу, опасаясь, что это ударит по частным предпринимателям.

С 2003 г. авторитет правительства Буша постепенно снижался ввиду непрекращающейся войны в Ираке и растущей безработицы. Производительность труда в США постоянно падает, производство частично перенесено в третьи страны. Для рядовых американцев это означает потерю рабочих мест и сокращение расходов на социальную сферу. Президенту с трудом удалось сохранить свой пост в 2004 г. Принципиальных изменений второе президентство Буша-мл. не принесло. Более того, конец его президентских полномочий совпал с началом острого мирового финансово-экономического кризиса, начавшегося в США и распространившегося на весь мир, став своеобразным "итогом" восьмилетнего пребывания республиканцев у власти.

Настрой американского общества на перемены привел к настоящей революции в политической жизни страны. В ноябре 2008 г., впервые в истории, триумфатором на выборах главы государства стал афроамериканец представитель Демократической партии Барак Хуссейн Обама. Это стало свидетельством победы идей, сформулированных борцами за гражданские права в 19.50—1960-е гг., при этом перемены состоялись при жизни всего одного поколения. Демократы добились и большинства в обеих палатах Конгресса. Сам ход избирательной кампании был энергичным и полным неожиданных поворотов. Ни демократка Хиллари Клинтон, ни республиканец Рудольф Джулиани (популярный экс-мэр Нью-Йорка), считавшиеся фаворитами выборов, не сумели в итоге добиться статуса кандидатов от своих партий. И победивший Обама, и его главный оппонент —

республиканец Джон Маккейн не относились к числу тех, на кого делала ставку партийная бюрократия. Американское общество явно хотело перемены первых лиц как во власти, так и в оппозиции, и дало "зеленый свет" планам Обамы "вернуть народу власть", отобрав ее у "союза чиновников и лоббистов", повысить прозрачность принятия законов и расширить масштабы справедливости в обществе. Представитель Демократической партии подверг серьезной критике действия Буша-мл. по снижению налогов на прибыль, взамен он предлагал снизить расходы на военные нужды и уменьшить налоги для среднего класса.

Недавно Маккейн назвал меня социалистом за то, что я хочу отменить сокращения налогов, введенные Бушем для богатейших американцев. К концу недели он будет обвинять меня в том, что я являюсь тайным коммунистом, потому что в детском саду я делился игрушками, делился своим бутербродом с ореховым маслом и вареньем.

Барак Обама, президент США

В период пребывания на посту государства Обама провел через конгресс закон, предполагавший инвестиции в экономику в размере почти 1 трлн долл, с целью создания 4 млн новых рабочих мест. Президент также подписал распоряжение о закрытии тюрьмы для подозреваемых в терроризме, располагавшейся на базе Гуантанамо, однако этот его шаг был заблокирован конгрессом. Во внутренней политике важнейшим актом стала реформа здравоохранения, для осуществления которой пришлось преодолеть сопротивление республиканцев и даже части однопартийцев президента в конгрессе. Закон нацелен на увеличение числа граждан США, пользующихся медицинской страховкой. Однако реформа так и не заработала в полном объеме: часть ее положений была отменена Верховным судом страны в 2012 г. Власти также смягчили иммиграционную политику, расширив возможности интеграции тех нелегальных мигрантов, кто учился в США или служил в американской армии. В Америке были признаны права сексуальных меньшинств, в том числе разрешены — в некоторых штатах — однополые браки. В целом, однако, размах реформ оказался существенно уже, чем этого ожидало американское общественное мнение.

Обама не выполнил обещание в первый же день после инаугурации приказать прекратить войну в Ираке (это произошло только в 2010 г.). Одновременно был усилен американский контингент в Афганистане, задачей которого являлось обеспечивать стабильность и вести боевые действия против талибов, продолжающих контролировать часть страны. Американцы в годы президентства Обамы потеряли в Афганистане больше военнослужащих, чем при Джордже Буше-мл., милитаризм которого кандидат Демпартии активно критиковал в ходе избирательной кампании. Только в 2013 г. США официально завершили операцию "Несокрушимая свобода", передав функции обеспечения безопасности местным силовым структурам. При этом афганское правительство так и остается слабым, а силы талибов так и не удалось ликвидировать. Несмотря на вызывавшую немало споров внешнюю политику, Обама стал в 2009 г. Лауреатом Нобелевской премии мира за "укрепление международной дипломатии и сотрудничества между людьми", в том числе за обещание добиться сокращения ядерных потенциалов. В 2011 г. американская армия оказала поддержку западной коалиции, участвовавшей в свержении ливийского диктатора М. Каддафи. Активно поддержав перемены на Ближнем Востоке и в Северной Африке в ходе "арабской весны", США заняли резко критическую в отношении властей Сирии позицию, требуя отставки нынешнего президента Б. Асада и демократических перемен в стране и оказывая помощь сирийской оппозиции.

При Обаме началась нормализация американо-кубинских отношений. США вычеркнули Кубу из списка стран — "спонсоров" терроризма и пошли в 2015 г. на восстановление полномасштабных дипломатических отношений, разорванных после победы кубинской революции. В то же время США не отказываются от торгово-экономического эмбарго в отношении Кубы. Приход демократов в Белый дом знаменовал начало политики "перезагрузки" в отношениях с Россией после серьезных осложнений в контактах Москвы и Вашингтона при Дж. Буше-мл. Однако новые споры серьезно ухудшили российско-американские отношения в 2012—2014 гг., расхождения по ряду международных кризисов и внутрироссийским делам привели к фактическому краху "перезагрузки" в 2013—2014 гг.

При повторном избрании в 2012 г. победа далась Обаме труднее: он потерял голоса многих независимых избирателей, а уже после победы рейтинг президента начал неуклонно снижаться. Серьезным ударом по престижу власти стали скандалы вокруг разоблачений Эдварда Сноудена, опубликовавшего документы о шпионаже властей США за гражданами, правительствами и странами (в том числе союзниками). В 2014 г. треть американцев считала президента худшим главой государства со времени окончания Второй мировой войны.

В Великобритании начало XXI в. было ознаменовано триумфом лейбористов на парламентских выборах 2001 г. под лозунгами "нового лейборизма". Лидер партии Тони Блэр обещал британцам рост расходов на образование и здравоохранение и увеличение эффективности их работы. Активизация социальной политики и создание рабочих мест не привели, однако, к улучшению положения в экономике: новые вакансии затрагивали не передовые отрасли, а предприятия с низкими уровнями оплаты и условий труда. Важными проблемами страны оставались высокий уровень бедности (17%) и стремительно увеличивающаяся разница в доходах между наиболее богатыми и самыми бедными жителями страны. Это стало питательной почвы для социальных протестов и забастовочного движения, участники которого добивались улучшения условий оплаты своего труда.

Кабинет министров инициировал законопроект о лишении членов Палаты лордов наследственного статуса, делая шаг к ее превращению в избираемую верхнюю палату парламента. Эго вызвало серьезные дискуссии в парламенте, но в итоге Т. Блэр сумел добиться своего. Тем самым произошло укрепление представительных органов власти. Лейбористы, как и обещали перед выборами, передали часть законодательных функций общенационального парламента местным органам власти. Начали функционировать парламенты в Шотландии и Уэльсе.

Лейбористский кабинет в начале столетия фактически взял на вооружение методы консерваторов. Власти пошли на приватизацию части медицинских учреждений, установили ограничения в деле предоставления пособий по безработице, надеясь таким образом стимулировать оказавшихся уволенными людей искать новые вакансии. Недовольные действиями Блэра профсоюзы заявили об отказе в поддержке партии. Многие британцы негативно относились к участию своей страны в операции в Ираке, начатой американцами в 2003 г. Несогласный с этой политикой министр иностранных дел Робин Кук решил покинуть правительство. В 2005 г. лейбористы сумели сохранить парламентское большинство, но победа далась им с трудом. В 2007 г. Блэр (проамериканская позиция которого раздражала многих соотечественников) решил покинуть пост руководителя партии и премьер- министра. Его сменил на обоих постах Гордон Браун, успешный управленец и известный сторонник протекционизма. Это лишь ненадолго сохранило власть лейбористов. Оппозиционные консерваторы стремительно восстанавливали свою популярность у избирателей и в 2010 г. вернулись к власти под руководством Дэвида Кэмерона. Они создали коалиционное правительство с партией либеральных демократов, но уже на выборах 2014 г. добились успешной победы для формирования однопартийного кабинета.

Британские тори декларировали свой евроскептицизм и настаивали на большей независимости внешней политики страны от США. Одновременно они продолжили политику децентрализации, начатую лейбористами, передавая часть полномочий местным органам власти. Новому кабинету пришлось столкнуться с обострением проблемы недостаточной интеграции мигрантов в британское общество. Еще при правительстве Т. Блэра в северобританском городе Олдем вспыхнули ожесточенные столкновения между белой молодежью и выходцами из ряда азиатских и африканских государств, распространившиеся и на несколько других населенных пунктов. Процент негативных настроений в отношении мигрантов в Великобритании весьма высок: каждый пятый житель страны, как показали опросы, проведенные органами Евросоюза, выступал в начале столетия за принудительную депортацию мигрантов. Страна сильно заинтересована в дешевой рабочей силе, источником которой являются страны "третьего мира", при этом пока не сформирован действенный механизм ассимиляции приезжих. При этом проблема выходит далеко за рамки бедных и беднейших слоев общества. В августе 2011 г. ряд английских городов оказались ареной крупных беспорядков, погромов, разграбления магазинов и стычек с полицией. Расследование показало, что среди их зачинщиков и активных участников было немало выходцев из семей мигрантов, но уже родившихся в Великобритании и принадлежащих к среднему классу. Кэмерон ответил на беспорядки заявлением о неэффективности политики мульти культурного общества, настаивая на более жесткой политике в отношении мигрантов, не желающих интегрироваться в британское общество. Его речь расколола страну: многие британцы солидаризировались с премьером, но многие сочли ее расистской.

Великобритания не допустит проникновения незаконных мигрантов из Европы.

Дэвид Кэмерон, премьер-министр Великобритании.

Серьезным вызовом для британских властей являются ирландский и шотландский вопросы. Несмотря на достигнутые британскими властями еще в 1990-е гг. соглашения с лидерами различных политических движений Северной Ирландии и с ИРА об урегулировании ольстерской проблемы и начале разоружения боевиков, в 2000 г. ирландские экстремисты саботировали выполнение договоренностей. В итоге в том же году Лондон принял решение о вводе войск в Ольстер.

Вопрос о возможности независимости Шотландии поднимался не раз, но лишь в 1970-е гг. он перешел от уровня разговоров к действительным попыткам отделения (после обнаружения запасов нефти на шельфе Северного моря стало очевидно, что провинция может выжить экономически в случае обретения самостоятельности). После передачи на местный уровень части законодательных полномочий и начала функционирования шотландского парламента сепаратисты обрели "второе дыхание". Шотландская Национальная партия в 2011 г. сумела сформировать местное правительство и добилась проведения в 2014 г. референдума о независимости. Рост сепаратистских настроений происходил стремительно и до последнего момента не было ясно, чем закончится плебисцит. Даже британская королева, традиционно не вмешивающаяся в политику, сочла в итоге необходимым высказаться в защиту сохранения единства страны. Сторонники пребывания Шотландии в составе Великобритании одержали с небольшим перевесом верх, однако немалая часть шотландцев не считает вопрос закрытым.

Во внешнеполитической сфере ключевыми приоритетами Великобритании в начале XXI столетия оставались стратегическое партнерство с США (неслучайно британцы одними из первых поддержали действия американцев против международного терроризма и первыми присоединились к сформированной США международной коалиции против правительства Ирака в 2003 г.), поддержание прочных отношений со странами Британского содружества наций. Великобритания остается одной из ключевых участниц НАТО и сохраняет приверженность принципам "евроатлантической солидарности". Ради обеспечения безопасности страны лейбористский кабинет отказался еще в начале столетия от традиционного требования партии о безъядерном статусе Великобритании и сокращения военных расходов. Для страны вопрос борьбы с международным терроризмом не является риторическим — наряду с "привычной" деятельностью ИРА добавился новый фактор. В июле 2005 г. Лондон сотрясли четыре хорошо скоординированных теракта, организованных "Аль-Каидой", жертвами которых стали более полусотни человек. Великобритания близко к сердцу воспринимает проблему террористического "Исламского государства" на Ближнем Востоке, в рядах которого отправилось воевать и некоторое количество британских подданных.

В 2011 г. премьер Кэмерон был одним из инициаторов плана установления "бесполетного пространства" над Ливией, ставшего началом военной

операции но свержению ливийского авторитарного руководителя Муаммара Каддафи. Великобритания направила в регион свои вооруженные силы и активно участвовала в смене власти в Ливии, наряду с партнерами по НАТО. Вместе с рядом членов Североатлантического альянса британские власти заняли решительную позицию в сирийском вопросе, требуя отстранения от власти президента страны Б. Асада и оказывая помощь антиправительственным повстанцам. Как и США, Великобритания угрожала возможностью использования вооруженных сил против правительства Асада. Однако в последний момент британский парламент не согласился на участие в боевой операции в Сирии, что сорвало се начало.

Британское содружество наций остается стабильным образованием, формальным главой которого является королева Елизавета II. Ряды Сообщества продолжают расширяться — в 2007 г. его участницей стала Руанда, ведутся переговоры о присоединении к нему Южного Судана. Тенденций к распаду, напротив, не наблюдается. Еще в 1990-е гг. в него вернулась ЮАР, покидавшая Содружество в 1961 г. Единственный же случай выхода из организации в XXI в. (Зимбабве в 2003 г.) был вызван не столько взаимоотношениями внутри Содружества, сколько тем, что руководство африканского государства оказалось недовольно осуждением нарушений прав человека в Зимбабве; данный случай не считается типичным.

В целом и лейбористы, и консерваторы действовали в рамках выдвинутой еще У. Черчиллем концепции "трех кругов" (США, Европа, Британское содружество наций) с целью возрождения и поддержания статуса "великой державы". Лейбористы в 2001 г. объявили "европейский выбор" одним из приоритетов своего правительства, настаивая на необходимости "поставить Британию в сердце Европы". Европейские государства остались важными торгово-экономическими партнерами британцев, со многими из них они также связаны союзническими отношениями в рамках НАТО. При консерваторе Джеймсе Кэмероне стала заметна серьезная корректировка курса в отношении ЕС. Рост настроений евроскептизма среди населения и политических элит оказались основанием для нескольких резких заявлений но поводу неэффективности ЕС и отсутствия должного учета британских интересов в единой Европе. В 2011 г. Кэмерон на саммите глав европейских государств высказался резко против общеевропейского соглашения по борьбе с кризисом, охватившим Евросоюз, считая его несоответствующим интересам Великобритании. Британский кабинет наметил на 2016 г. референдум о возможности сохранения членства страны в ЕС.

В целом для британской партийно-политической панорамы в XXI в. характерны сдвиг основных партий к центру и сокращение идеологических различий между ведущими партиями — лейбористами и консерваторами. Одновременно в обществе заметна усталость от привычных партий и сокращение доверия к ним (при сохранении высокого авторитета парламентской системы в целом).

В Федеративной Республике Германия с конца 1990-х гг. у власти находилась "красно-зеленая коалиция" во главе с канцлером Герхардом Шредером (СДПГ). Благодаря ее усилиям и несмотря на резкое сопротивление правой и правоцентристской оппозиции в стране в 2001 г. был

принят новый закон о гражданстве, существенно облегчавший интеграцию негерманских национальностей. СДПГ и ее союзники занялись модернизацией экономики в рамках серии мероприятий под общим названием "Повестка дня 2010". Правительство осуществляло реформы рынка труда (сократив пособия по безработице, но при этом выдавая безработным займы на открытие собственного бизнеса), социального страхования, а также дерегулирование экономики в целом. Кабинет приступил к налоговой (сокращавшей подоходный налог и налог на корпорации) и финансовой реформам. Изменения в системе здравоохранения вели к сокращению видов помощи в рамках обязательного медицинского полиса. Устранялся ряд бюрократических препятствий на пути развития бизнеса, в том числе мелкого и среднего. Суть реформ сводилась к корректировке прежнего курса на построение социального государства благосостояния, развивавшегося в ФРГ на протяжении нескольких послевоенных десятилетий. Так, "красно-зеленая коалиция" намеревалась справиться с наметившимся отставанием страны по темпам роста от ряда государств мира, возросшей проблемой бедности и существенным увеличением безработицы, а также привести сложившиеся в Германии принципы социальной справедливости в соответствие с имеющимися у ФРГ возможностями и вызовами, стоящими перед немецкой экономикой.

Реформы вызвали недовольство профсоюзов и немалой части населения, опасавшихся за имеющиеся социальные гарантии. Одновременно правительство подверглось нападкам справа — за недостаточно решительный настрой. Внутренний кризис в коалиции в 2004 г. привел к расколу СДПГ. Часть ее активистов высказала недовольство чрезмерного крена правительства вправо в деле проведения либеральных экономических реформ. Диссиденты покинули СДПГ и вместе с бывшими коммунистами из Партии демократического социализма создали Левую партию, успешно создавшую фракцию в парламенте на досрочных выборах 2005 г. СДПГ потерпела на выборах поражение, уступив власть правой оппозиции в лице ХДС/ ХСС. В последующие выборные кампании христианские демократы лишь упрочили свои позиции и сумели сохранить пост канцлера в руках Ангелы Меркель. В 2013 г. правительство стало коалиционным в составе ХДС/ ХСС и СДПГ.

Несмотря на критику со стороны христианских демократов в адрес реформ кабинета СДПГ и "зеленых", серьезных отличий во внутренней политике Ангелы Меркель по сравнению с ее предшественником нет. Она также проводит в жизнь постепенное свертывание институтов и практики социального государства, делая ставку на активизацию бизнеса и предполагая, что это приведет к созданию новых рабочих мест. Как и за несколько лет до того, это привело к недовольству в обществе, наблюдавшем рост разрыва в доходах богатых и бедных. Впоследствии ХДС/ХСС скорректировала программу реформ, пообещав увеличение финансирования образования и защиты окружающей среды и декларировав сохранение "социальной рыночной экономики как компаса". Власти занялись изменением системы взимания налогов, установив сокращение подоходного налога для наименее обеспеченных и рост — для среднего класса и богатой части населения; семьи с детьми должны в будущем получить ряд налоговых льгот (явное отражение озабоченности правительства демографическим кризисом). Во многом такие перемены были вызваны началом мирового экономического кризиса в 2008 г., спровоцировавшего существенную рецессию в немецкой экономике — самую значительную в послевоенной истории страны. Власти ФРГ в сложившейся ситуации были вынуждены усилить свою роль в экономике и оказать финансовую поддержку флагманам национальной индустрии и крупнейшим банкам.

Во внешней политике ФРГ в текущем столетии Германия сохраняет верность НАТО и принципам евроатлантической солидарности, ввиду чего приняла участие в миротворческих операциях в Афганистане и в Ираке (хотя поначалу и осудила военные действия против правительства С. Хуссейна). Как и значительная часть стран ЕС, ФРГ перешла в 2002 г. на новую общеевропейскую валюту — евро.

Страна является одной из ключевых в ЕС и локомотивом развития Евросоюза в целом. Экономический потенциал объединенной Германии составляет четвертую часть европейского потенциала, немецкая промышленность (прежде всего машиностроение, производство электроприборов и транспорта, химическая отрасль) обеспечивает значительную часть ВВП ЕС. Немецкие достижения в научно-технической и инновационной сфере способствуют возрастанию роли страны в Европе и мире.

Определенный поворот во внешнеполитической тактике Германии, направленной на возрождение статуса "великой державы", произошел во второй декаде XXI в. При правительстве социал-демократов и в первые годы пребывания у власти кабинета ХДС/ХСС Берлин делал ставку на альянс с Францией и "особый характер" отношений с Россией. В 2003— 2004 гг. фактически формируется механизм трехсторонних немецко-российско-французских консультаций по ряду важных вопросов международной политики (включая балканский вопрос, ядерную программу Ирана, экспорт энергоносителей с Каспия). Это само но себе подняло значение Германии, которая уже не рассматривается как "бывшая оккупированная страна", а также расширило возможности немецкого экспорта; бизнесмены ФРГ активно инвестируют в российскую экономику. Став одним из партнеров проекта "Северный поток" по доставке российского газа в страны Европы, ФРГ получила дополнительный рычаг влияния на многие страны Евросоюза и обеспечила себя бесперебойными снабжением энергоносителями. На этом фоне Германия заговорила о возможности вывода американского тактического ядерного оружия со своей территории, что немедленно встретило негативную реакцию США и Великобритании, считавших это подрывом гарантий безопасности союзников США по НАТО. Германия также не стала участвовать в ливийской военной операции НАТО. Впоследствии, однако, трехсторонний механизм консультаций начал давать сбои, прежде всего после постепенного возвращения Франции в военную организацию НАТО (2009), ее отказа от оппозиции "евроатлантизму" и начала франко-британского сближения.

Германия, желая сохранить свое возросшее влияние, сделала ставку на активизацию экономической интеграции в рамках Евросоюза. Осенью

2011 г. правительство ХДС/ХСС было одним из инициаторов соглашения о координации бюджетной и налоговой политики стран ЕС, вызвавшего резко негативную реакцию Великобритании. Берлин стоял за программами реформирования кипрской и греческой экономик в ходе ликвидации последствий европейского экономического кризиса и серьезнейших структурных проблем в указанных странах. Руководство ФРГ оказывало практически неприкрытое давление на кипрское и греческое правительства, демонстрируя свое значение в Евросоюзе. Германия также являлась одним из инициаторов расширения ЕС на восток и принятия программы "Восточного партнерства" и безусловным сторонником укрепления европейских институтов.

Мир не будет ждать Европу, пока она будет заниматься самокопанием, вместо того, чтобы решать насущные проблемы.

Ангела Меркель, канцер ФРГ

В 2014—2015 гг. в ходе "украинского кризиса" в отношениях России и стран Запада ФРГ заняла одну из наиболее жестких позиций в отношении Москвы, настаивая на расширении антироссийских санкций. О возросшей роли ФРГ свидетельствует и ее участие (вместе с Францией и Россией) в так называемом "нормандском формате" (попытках урегулирования ситуации па Восточной Украине). При этом правительство ХДС/ХСС в отличие от социал-демократов в начале XXI в. демонстрировало куда большую приверженность принципам евроатлантической солидарности и готовность координировать свои действия с США. ФРГ также сыграла важную роль в деле переговоров мирового сообщества с Ираном по вопросу иранской ядерной программы.

Возросшая экономическая мощь ФРГ и увеличение ее политического влияния поставили в мировую повестку дня ее претензии на место постоянного члена Совета Безопасности ООН в рамках реформы организации, которой давно добиваются многие страны. Страна является одним из важных участников созданной в XXI в. "большой двадцатки", являющейся ключевым форумом в деле проведения мировой экономической политики.

Во Франции начало XXI в. характеризовалось сохранением либерального экономического курса. Даже социалистические премьеры не возражали против приватизации предприятий. Подчиняясь требованиям ЕС, Париж согласился сократить расходы на социальные нужды. В ответ Францию сотрясла волна забастовок и демонстраций работников почт, школ и больниц. Правительство было вынуждено пойти на уступки. В то же время властям удалось сократить безработицу на 1 млн человек, снизить уровень инфляции и добиться небольшого экономического роста. Все эти меры позволили стране перейти в 2002 г. на общеевропейскую валюту — евро. В 2000 г. парламент принял закон о равноправии женщин в политике, обязывавший все партии выдвигать на выборах равное число кандидатов обоего пола.

Серьезной проблемой Франции являлся рост антииммигрантских настроений, обусловленный экономическими проблемами и ухудшившийся интеграцией мигрантов во французское общество. Национальный фронт успешно отбирал голоса у правых партий и даже у коммунистов. На президентских выборах 2002 г. лидер фронта Жан-Мари Ле Пен занял второе место по числу голосов, что стало настоящим шоком для многих французов. Первый тур выборов продемонстрировал широкое недовольство французов экономической политикой правительства во главе с социалистом Л. Жосненом (он занял лишь третье место но числу голосов) и накопившимися социальными проблемами. Другие представители правящей левой коалиции также выступили на выборах неудачно, особенно заметной оказалась потеря голосов компартией Франции. Эго контрастировало с успехом тех левых, кто не являлся частью власти: три троцкистских кандидата сумели в сумме собрать более 10% — рекорд для данного политического направления.

В ряде крупных городов состоялись массовые демонстрации с призывом не допустить к власти ультраправых. Ле Пен в итоге проиграл гол- листу Шираку, поскольку правые и левые выступили единым фронтом против "фашистской опасности". Победа Ширака во втором туре стала более чем убедительной — 82,2% голосов. На досрочных выборах в Национальное собрание альянс голлистского Объединения в поддержку и республики и Либеральной демократии ("Союз за президентское большинство") получили большинство в 33,7% (что дало им 357 мандатов из общего числа в 577 мест), еще 29 депутатов провел Союз за французскую демократию и 9 — другие правые партии. Левых продолжали преследовать неудачи: социалисты довольствовались 140 местами (24,1% голосов), коммунисты — 21, "зеленые" — 3; троцкисты свой успех повторить не смогли. Национальный фронт получил значительно меньше голосов, чем на президентских выборах — только 12%, что не позволило ему добиться ни одного депутатского мандата. Новый кабинет был сформирован пропрезидентской коалицией (впоследствии трансформировавшейся в "Союз за народное движение") и СФД, пообещавшими проведение неолиберального экономического курса и серьезное сокращение масштабов социальной политики. Главой кабинета стал Жак Раффарен.

Понимая опасность крайне правых, французские власти все же не могли себе позволить отказаться от иностранной рабочей силы, без которых экономике страны было бы прожить сложно. Одновременно власти усилили борьбу против преступности (главный "конек" в пропаганде националистов), увеличили количество полицейских и ужесточили наказания за мелкие преступления, несанкционированные уличные протесты и нарушения общественного порядка. В 2004 г. правительство запретило девочкам из мусульманских семей посещать государственную школу в чадре (формально закон касался использования всех религиозных символов, но по сути затронул главным образом интересы выходцев из мусульманской общины). Это решение вызвало значительные протесты, как со стороны мусульман, так и со стороны ряда левых организаций и правозащитников, полагавших, что власти пошли на поводу у расистов. Проблема сосуществования христианской и мусульманской Франции сохранилась, что подтвердили массовые беспорядки во французских городах в 2005 г., участниками которых стали выходцы из стран Северной Африки. Подобного размаха протестов Франция не наблюдала со времен студенческого движения 1968 г. — они охватили почти 300 населенных пунктов, было ранено свыше 100 полицейских, сожжены сотни автомобилей.

Планы правого кабинета по приватизации ГДФ-ЭДФ (принадлежащей государству газовой и электрической компании), авикомпании "Эр Франс" и "Франс телеком" натолкнулись на мощные протесты работников. В 2003 г. в школах состоялась серия выступлений против сокращения рабочих мест в сфере образования, нередко их участники захватывали здания образовательных учреждений. Всеобщая стачка работников образования, стартовавшая в марте 2004 г., на два месяца парализовала процесс обучения. После сложных переговоров с профсоюзами властям пришлось существенно ограничить первоначально задуманный масштаб приватизации.

В то же время правительству удалось в 2003 г. добиться проведения пенсионной реформы, предусматривавшей увеличение в госсекторе стажа взносов, требовавшегося до получения пенсии (теперь он составлял 40 лет), при этом реформа не затрагивала сотрудников ГДФ-ЭФ и значительную часть транспортников. На многомиллионные протесты практически во всех населенных пунктах и несколько объявленных профсоюзами "общенациональных дней действий" премьер-министр Раффарен жестко ответил: "Во Франции правит не улица". Однако запланированные проекты ограничения автономии высшей школы и сокращения расходов на научные исследования правительство предпочло отложить.

В целом, неолиберальный курс претерпел серьезные корректировки. Кабинет не пошел на резкое ограничение возможностей системы социального страхования, а лишь сократил количество видов и наименований лекарств, которые могли быть оплачены за счет медицинской страховки. С целью сокращения дефицита касс соцстраха власти начали переговоры с профсоюзами о возможности прихода частных страховых компаний в эту сферу. Правительство Раффарена также сумело в 2003 г. провести через Национальное собрание закон об обязанности безработных трудиться не менее 20 часов в неделю на специально созданных рабочих местах (с достаточно тяжелыми условиями труда), если те не хотели лишиться пособия. В 2005 г. Францию сотрясла волна протеста против закона о возможности продления рабочей недели свыше привычных 35 часов, а также с требованием повышения зарплаты.

В то же время, несмотря на серьезное недовольство экономической политикой правого кабинета в 2007 г. опасения перед "засилием иностранцев" стали одной из причин победы на выборах представителя правого Союза за народное движение Николя Саркози (в правительстве он ранее занимал пост министра внутренних дел, а затем главы ведомства но экономике и финансам), пообещавшего сочетание либерального экономического курса с обеспечением жесткого курса в борьбе с преступностью и нелегальной миграцией. При высокой явке избирателей (85%) Саркози добился триумфа, одержав верх над социалисткой Сеголен Руаяль. Лидер НФ Ле Пен в этот раз собрал лишь 11% голосов, при этом заметен был и рост симпатий к центристам — их кандидат Франсуа Байру получил 18,5%. Новый президент решительно взялся за модернизацию и за слом существовавшей социальной модели, свидетельством чему стал закон "О работе, занятости и покупательной способности", снявший ограничения на сверхурочные работы. Немотивированный отказ от двух вакансий становился основанием для лишения пособия по безработице. Власти ограничили высшую ставку налогообложения 50%, планируя за счет этого поднять потребительский спрос. Саркози не являлся классическим неолибералом в духе американца Рейгана и британки Тэтчер. Его курс был прагматичным и эклектичным, поэтому он выступал за привлечение к делу реформирования и французских профсоюзов.

Саркози в отличие от предшественников удалось довести до конца пенсионную реформу, повысив страховой стаж транспортников, госслужащих и чиновников до уровня частного сектора. В 2010 г. стандартный пенсионный возраст был поднят с 60 до 62 лет. Власти пошли на компромисс и стали учитывать при расчете пенсий премии госслужащих. Саркози инициировал создание Министерства по делам иммиграции и интеграции, а также добился запрета в общеевропейских масштабах односторонней массовой легализации нелегальных мигрантов (Франция опасалась наплыва таких мигрантов из других стран объединенной Европы). Были ужесточены правила воссоединения семей и повышены требования к знанию французского языка для эмигрантов, что позволило несколько сбить волну нелегальной миграции. В 2011 г. Саркози заявил (как это сделали ранее главы правительств ФРГ и Великобритании) о неэффективности мультикультурной модели и высказался за более активную роль государства в деятельности общин мигрантов.

Европа не может быть ситом. Есть европейская цивилизация, европейская социальная модель. Мы не можем позволить разрушить все наши рынки, своровать все наши рабочие места, уничтожить все наши заводы.

Николя Саркози, президент Франции в 2007—2012 гг.

Несмотря на сопротивление университетского сообщества правительство добилось повышения ответственности образовательных учреждений в бюджетной сфере. С подачи главы государства в 2008 г. была осуществлена масштабная реформа конституции ("модернизация институтов V республики"), расширены полномочия парламента, ограничено пребывание президента у власти двумя сроками. Правительству стало сложнее принимать законы фактически в обход парламента, а обычные граждане получили право оспаривать конституционность законов в суде. Идя навстречу требованиям экологов, Саркози добился увеличения доли возобновляемых источников энергии в общем топливно-энергетическом балансе страны и снижения выброса углекислого газа в атмосферу. Начало процесса серьезной модернизации признавалось даже заядлыми критиками власти.

Однако уже в 2009 г. кабинет был вынужден переключиться на борьбу с госдолгом, спасение банков и предприятий, а также сокращение бюджетного дефицита. Власти Франции попытались выйти из кризиса за счет масштабных инвестиций в сотни перспективных проектов в сфере транспортных инфраструктур, образования и науки. Под давлением профсоюзов правительство выделило 3 млрд евро на социальную поддержку в условиях кризиса — для малообеспеченных семей. Стране удалось справиться с кризисом лучше многих европейских государств, однако французы оставались недовольны. Безработица дошла до уровня 8—10%, госдолг превышал 80% ВВП, бюджет оставался дефицитным. Многих жителей Франции еще больше чем экономические неурядицы раздражали эмоциональный стиль поведения главы государства, его любовь к постоянному присутствию в СМИ и жесткий стиль управления Саркози.

К выборам 2012 г. правящая коалиция подошла со снизившимся авторитетом президента и недостаточно консолидированной. Сокращение ряда социальных программ добавило недовольства многим французам. Соперники-социалисты, напротив, сумели удачно подобрать кандидата. Их представитель Франсуа Олланд обошел Саркози уже в первом туре и сумел удержать большинство и во втором, собрав 52% голосов. Соцпартия вышла победителем и на парламентских выборах того же года.

Новое пребывание социалистов у власти не увенчалось успехами. Безработицу снизить не удалось, более того, показатели в этой сфере хуже, чем у предшествующего правого кабинета. В то же время Олланд провел через парламент закон о разрешении однополых браков, вызвавших неоднозначную реакцию в обществе. Во Франции был установлен так называемый "налог на роскошь", увеличивающий до 75% выплаты в бюджет тех, чей годовой доход выходит за рамки 1 млн евро. Это привело к оттоку капитала и смене гражданства рядом бизнесменов. Позднее закон был смягчен и вместо физических стал распространяться на доходы крупных компаний. Франция в 2013 г. впервые попала — наряду с Грецией и Испанией — в число "проблемных" государств еврозоны, где темпы сокращения ВВП и дефицит бюджета оказались выше средних. Возросло число обанкротившихся компаний. Спасая положение, власти пошли на сокращение части расходов, в том числе в деле выплат мигрантам. Зарплаты в госсекторе оставались низкими. Социалисты, резко критиковавшие "расизм" правых, предприняли акции но депортации румынских цыган, обвиняемых в ряде правонарушений. Неудивительно, что Олланд, за которого часть избирателей голосовала "назло Саркози", стремительно потерял популярность и стал самым непопулярным главой государства за последние 30 лет, а политический маятник вновь отошел вправо. На местных выборах 2015 г. правоцентристы из СНД Н. Саркози победили, укрепили свои позиции и крайне правые из Национального фронта (его возглавляет дочь Жан-Мари Ле Пена, Марин), за которых проголосовал каждый четвертый француз.

Во внешней политике Франция продолжила делать ставку па защиту собственных интересов в регионах своего традиционного влияния (Африка и Ближний Восток) и демонстрировать независимость в мировой политике в целом. Французы неоднократно направляли своих военнослужащих в Кот Д'Ивуар, Чад и Мали для обеспечения стабильности и (или) борьбы с экстремистскими силами. На Ближнем Востоке Париж не раз пытался

активно посредничать между различными силами в Ливане. Франция, как и многие другие страны НАТО, настроена решительно против действующего правительства Сирии — как по причине его вовлеченности в ливанские проблемы, так и ввиду недемократичності! режима Б. Асада. В 2011 г. французские власти стали одними из активных участников кампании по свержению ливийского авторитарного лидера М. Каддафи.

Президент Ширак неоднократно высказывался в пользу идеи "многополярного мира", в котором США не будет единоличным лидером. Поддерживая идею "единой Европы", Франция в то же время заявляла, что ее не устраивает план превращения континента в новые "Соединенные Штаты". Поддержав американскую операцию в Афганистане, Париж категорически отверг аналогичные действия США в Ираке в 2003 г. Франция поддерживала особые отношения с Россией, полагая ее важным игроком на международной арене. По сути, с 2003 г. (когда Франция, Россия и ФРГ выступили против силовой операции в Ираке) был сформирован механизм трехсторонних внешнеполитических консультаций указанных стран. Париж сыграл важную роль в урегулировании августовского конфликта на Южном Кавказе, выступив в роли посредника между Россией и Грузией и способствовав более мягкой позиции Евросоюза (Франция в этот момент председательствовала в ЕС). Франция вместе с Бельгией и ФРГ обсуждала возможность формирования европейских сил быстрого реагирования как одной из основ для проведения самостоятельной линии европейской политики и большей независимости от США. В первой декаде столетия Франция постепенно возвращала себе роль неформального лидера Европы. В то же время после прихода к власти "евроатлантиста" Саркози и при его преемнике Олланде стало заметно уменьшение расхождений внешнеполитических линий Франции и США. В ходе "украинского кризиса", начавшегося в 2014 г., Париж занял наряду с Германией позицию резкого критика России, что фактически ликвидировало механизм трехсторонних внешнеполитических консультаций трех стран.

Страна остается одним из ключевых игроков в ЕС и активным сторонником дальнейшей европейской интеграции. Франция была одним из инициаторов разработки единой европейской конституции, получившей одобрение премьер-министров и глав государств ЕС в 2004 г. Серьезным шоком для французской элиты стал провал общенационального референдума по одобрению текста этой конституции в 2005 г. Впоследствии Париж становится одним из лоббистов Лиссабонского договора, заменившего отвергнутый проект евроконституции. В 2011 г. французские и немецкие власти оказались соавторами плана создания экономического правительства всех стран зоны евро и введения общего налога на транзакции. Это начинание, однако, не было в полной мере реализовано из-за возражений Великобритании.

В 2000-е гг. политическая жизнь Италии по-прежнему характеризовалась нестабильностью, а экономика — сохранявшимся разрывом между промышленно развитым Севером и сельскохозяйственным отсталым Югом. К этому добавилось обострение экономических проблем: 10-процентная безработица и снижение темпов экономического роста. Левоцентристский

кабинет блока "Оливковое дерево", управлявший страной с XX в. не сумел справиться с этими проблемами, и в 2001 г. к власти вернулись правоцентристы из "Дома свободы" во главе с Сильвио Берлускони, пообещавшие снизить налоги и число чиновников, увеличить количество рабочих мест и размер пенсий, а также усилить борьбу с нелегальной миграцией.

Несмотря на протесты профсоюзов, его правительство (состоявшее из "Вперед, Италия!", Лиги Севера, Национального альянса и христианских демократов) сумело в 2002 г. провести через парламент закон, упрощавший заключение временных контрактов и контрактов на худших условиях для работников. Правые сделали ставку на либерализацию пенсионной системы и допуск в нее частных инвесторов, в системе образования власти планировали расширить возможность учебы в частных школах за государственные деньги, а также частично приватизировать систему здравоохранения. Многие из этих реформ оказались неэффективными, профсоюзы отреагировали на них мощными акциями протеста в 2002— 2003 гг.

В 2002 г. Италия стала участницей зоны евро, что привело к росту цен и снижению покупательной способности населения. При этом внутри правительства не было внутреннего единства, а неоднократные обвинения в адрес Берлускони, подозревавшегося в коррупции, лишь углубили правительственный кризис. Это нисколько не помешало премьеру сохранять высокий личный престиж среди жителей Италии, и, несмотря на кратковременную потерю власти правыми в 2006—2008 гг., Берлускони вновь сумел занять пост премьера, уже в третий раз. Партийные структуры, создаваемые этим харизматичным политиком, испытывали сильное влияние ввиду авторитарного стиля руководства, однако итальянцы видели другое — плюрализм в программных установках и возможность объединения людей очень разных политических взглядов при консолидирующей роли лидера.

В 2009 г. партия Берлускони "Вперед, Италия" объединилась с "Национальным альянсом" (во многом являющихся наследниками неофашистов) в единую структуру "Народ свободы". Правительство правоцентристов добилось принятия ряда антииммигрантских законов, предусматривавших возможность депортации нелегальных мигрантов, а также крупных штрафов и уголовного заключения лиц, незаконно прибывших в страну.

Череда обвинений в коррупции, связях с проститутками и недобросовестной конкуренции в адрес главы правительства не прекращалась. На предложения уйти в отставку Берлускони неизменно отвечал, что ему — "лучшему премьеру страны за последние 150 лет" — не требуется досрочно уходить с должности. Конституционный суд, однако, лишил его юридической неприкосновенности в 2009 г., дав возможность органам юстиции возобновить расследование по ряду дел против главы кабинета. В 2011 г. это решение было подтверждено общеитальянским референдумом. Одновременно граждане страны высказались против планов властей приватизировать систему водоснабжения и построить ряд атомных электростанций. Проблемы в экономике Италии продолжали накапливаться: стремительно рос госдолг, превысивший 120% от ВВП, безработица достигла новых высоких рубежей, страна — наряду с Испанией, Португалией и Грецией считалась одной из самых проблемных в еврозоне.

В конце года партия премьер-министра раскололась, и часть партийных активистов потребовала отставки Берлускони. Он покинул пост главы кабинета после решения парламента сократить бюджетные расходы на 45 с лишним млрд евро, поднять цены на бензин и повысить пенсионный возраст в рамках антикризисной стратегии. В 2012 г. суд приговорил его к нескольким годам лишения свободы по делу о налоговых преступлениях с запретом занимать госдолжности на протяжении трех лет. Позднее Берлускони был осужден на несколько лет заключения за злоупотребления служебным положением и участие в проституции несовершеннолетних, однако позднее оправдан высшими судебными инстанциями. Сенат лишил бывшего премьера статуса пожизненного члена верхней палаты парламента.

Новый глава правительства Марио Монти — известный итальянский и европейский экономист — сумел добиться принятия ряда антикризисных мер, предусматривавших жесткую экономию и сокращение государственных расходов. Это немедленно вызвало массовые протесты на улицах и вотум недоверия премьеру со стороны парламента. Досрочные парламентские выборы стали отражением политического кризиса. Примерно поровну получили левоцентристская коалиция Демократической партии и партии "Левые-экология-свобода" (при этом новый избирательный закон, проведенный в свое время Берлускони, позволил ей запять более половины мест в парламенте) и правоцентристы из "Народа свободы — Лиги Севера" (31,6 и 30,7% соответственно), партия, созданная Монти "С Монти за Италию", добилась лишь 9% голосов. Настоящей сенсацией выборов стало протестное Движение "5 звезд", во главе с комиком Бение Грилло, резко отвергающим возможности сотрудничества с любыми партиями, набравшее 23,8% симпатий избирателей. "5 звезд" полагает, что партийно-политическая система неизбежно ведет к коррупции и предлагает альтернативу в виде прямой демократии и непосредственного участия граждан в управлении страной через глобальную сеть. "5 звезд" является движением евроскептиков и настаивает на референдуме по вопросу о пребывании Италии в зоне евро, а также на превращении работников компаний в совладельцев предприятий и сокращении рабочей недели до 20 часов.

Вся коррупция там, где есть деньги.

Беппе Грилло, итальянский комик и политик

В итоге Италию возглавило коалиционное правительство во главе с левоцентристом Энрико Леттой и включившее в себя левоцентристов, правоцентристов и членов партии М. Монти. Экономические и политические взгляды министров отличались сильной гетерогенностью, что делало кабинет достаточно неустойчивым. Через год после его формирования распалась партия "Народ свободы", часть активистов которой воссоздала партию "Вперед, Италия" и объявила об уходе в оппозицию; другая часть членов НС во главе с Анджелино Альфаро создала "Новый правый центр" и сохранила поддержку кабинету Летты.

Изменения во внешнеполитической линии страны во многом были связаны как с переменами партийных правительств, так и с экстравагантной линией поведения одного из премьеров — Сильвио Берлускони. Его фигура в целом воспринимались с опаской в европейских элитах, а многие его заявления считались в Европе примером "политической некорректности". Итальянские правоцентристы выступили с активной поддержкой действий США в Афганистане и Ираке, провозгласив необходимость решительной борьбы с международным терроризмом. Направив в Ирак 3 тыс. военнослужащих, Италия сформировала четвертый по численности контингент в этой стране, уступив только США, Великобритании и Южной Корее. Это способствовало серьезному улучшению отношений между Римом и Вашингтоном. Боевые действия в Ираке привели к самым серьезным военным потерям итальянской армии с момента окончания Второй мировой войны и вызвали не только недовольство политической оппозиции, но и населения в целом. Левоцентристское правительство осуществило вывод итальянского контингента из Ирака к концу 2006 г.

Важным направлением внешней политики страны являлись отношения с Ливией. В 2008 г. две страны достигли соглашения о выплате Италией пятимиллиардной компенсации за годы военной оккупации с 1912 по 1943 г. и итальянских инвестициях в экономику африканского государства. Со своей стороны, ливийские власти обещали принять меры по предотвращению нелегальной миграции со своей территории в Италию ("больная тема" для Рима). Эти соглашения были, однако, фактически сорваны после краха правительства М. Каддафи в Ливии, волна нелегальной миграции из Африки захлестнула ряд итальянских регионов.

При правительствах Берлускони произошло значительное укрепление итало-российских отношений, при этом итальянский премьер не раз решительно поддерживал Москву по вопросам, вызывавшим критику со стороны Евросоюза (война в Чечне и ситуация с правами человека). Связка "Италия-Россия" подверглась серьезному испытанию с момента начала украинского кризиса в 2014 г. — новая уполномоченная ЕС по внешней политике, итальянка Франческа Могерини (ранее состоявшая в левоцентристской Демократической партии) начала проводить от имени объединенной Европы жесткую линию в отношении Москвы, что повлияло и на отношения Италии с Россией.

Государства Латинской Америки в текущем столетии продемонстрировали серьезное увеличение своего значения в мире. Основой для этого стали наличие значительных природных ресурсов и хороших темпов экономического развития вместе с укреплением независимой позиции. "Страна-континент" Бразилия стремительно расширила свои связи с зарубежными государствами и выступила с рядом важных для мира проектов (так, она предложила собственный вариант разрешения кризиса, спровоцированного ядерной программой Ирана). Страна настаивает на реформе ООН и на предоставлении ей места постоянного члена Совета Безопасности организации, при этом бразильцам удалось заручиться поддержкой ряда влиятельных государств. Вместе с Мексикой и Аргентиной она вошла в состав нового "клуба" значимых в мире государств — "Большой двадцатки", который в немалой степени определяет направления развития глобальных экономических и политических процессов. При этом в регионе — в отличие от прошлых десятилетий — наблюдается существенное сокращение влияния США, которые уже не могут рассматривать Латинскую Америку в качестве своего "заднего двора" и были вынуждены официально отказаться от доктрины Монро.

Конец XX — начало XXI в. знаменовались в Латинской Америке серьезным кризисом режимов представительной демократии и особенно "традиционных" партий, не оправдавших надежд, возлагавшихся на них населением в вопросах экономики. Даже в тех странах, где макроэкономические показатели демонстрировали успех, правительства оказывались не в состоянии решить проблему бедности и нищеты, разрыв в доходах беднейшей и самой богатой части жителей оставался огромным. Реформирование экономики по неолиберальным рецептам, предпринятое с подачи Международного валютного фонда и США, привело к углублению социальной пропасти. Ряд стран Латинской Америки пережил серьезнейшие экономические неурядицы на рубеже XX—XXI столетий: Аргентина была вынуждена объявить дефолт, Бразилия едва не дошла до банкротства. В начале XXI в. две трети латиноамериканцев оценивали неолиберальную модель плохо или очень плохо, почти половина жителей региона желала усиления государственного влияния в экономике.

Разочарование в эффективности власти привело к тому, что многие граждане стали винить в неспособности решать социально-экономические проблемы саму демократическую систему. В некоторых странах популярным стал лозунг "Уходите все!", подразумевавший ненужность парламентской системы, партий и т.д. При этом сформировался высокий запрос на харизматических лидеров. В условиях же повышения свободы в СМИ и в политической сфере значительная часть прежде не имевших влияния на политику групп населения (включая бедняков и индейские общины) ощутила возможность стать большинством.

Проникновение таких идей в общественное сознание привело к "левому повороту". На рубеже XX—XXI столетий в ряде латиноамериканских стран мирным путем, в результате победы на выборах к власти пришли партии и движения, которые считают своей целью переход к социалистическому или, по крайней мере, свободному от неолиберальных догм обществу и активно критикуют США. Этот политический вираж во многом позволил справиться с кризисом представительной демократии без возврата к военным диктатурам. При этом современный левый поворот радикально отличался от вспышек левого радикализма в 1960—1970-е гг. По сути дела, произошла системная трансформация в политике, затронувшая как ее содержание, так и методы действия левых и "новых левых" партий. Это привело к распространению левого поворота и на страны, обладавшие серьезным политическим и экономическим весом на континенте — Аргентину, Бразилию и Чили. Характерной особенностью явилось то, что в большинстве случаев речь шла не об "исторических" левых партиях, а о новых движениях и партиях, мало, а то и вовсе не связанных с ними. В Латинской Америке вышел из активного употребления термин "правые". Оппозиция левым режимам предпочитает называть себя правоцентристской, как и правящие партии, далекие от левого курса (Колумбия, Панама, Гондурас, Мексика).

Лидером новой левой волны стал провозгласивший себя учеником Фиделя Кастро президент Венесуэлы Уго Чавес (с 1998 по 2013 гг.), предложивший доктрину "Социализма XXI века". По его инициативе в 2004 г. создана международная организация, ставящая своей задачей противопоставить силе и влиянию США единые экономические и политические усилия латиноамериканских стран — Боливарианская альтернатива для народов нашей Америки в составе Венесуэлы, Кубы, Боливии, Никарагуа, Доминики и Гондураса (последняя страна покинула ряды организации после государственного переворота и смены правительства). В значительной мере возможности этой организации основаны на доходах от нефти, получаемых Венесуэлой.

Практически вся Южная Америка управляется сегодня левыми партиями, причем этому феномену сопутствуют новые для политической жизни континента явления: в 2005 г. в Боливии президентский пост занял индеец Эво Моралес, являющийся лидером партии "Движение к социализму", лидер профсоюзного движения Инасио Лула да Силва не только был избран главой Бразилии в 2002 г., но и переизбрался на этот пост, подтвердив кредит доверия со стороны населения, затем пост президента страны дважды сумела занять Дилма Руссеф, также состоящая в Партии трудящихся. В Уругвае коалиция "Широкого фронта" сумела привести в 2005 г. на пост главы государства своего кандидата Табаре Васкеса и сохранила этот пост в руках левых в ходе двух следующих электоральных компаний (Васкеса сменил бывший партизан Хосе Мухика, а затем президентом вновь был избран Табаре Васкес). Едва не стал президентом Мексики кандидат левоцентристской партии Андрес Мануэль Лопес Обрадор, собравший рекордное для этой страны число голосов — греть поданных бюллетеней. В Чили в 2006 г. социалистка Мишель Бачелет заняла главный государственный пост как представитель левоцентристской коалиции, а в 2013 г. повторно вытирала выборы, но уже в составе более широкой коалиции, к которой присоединились и коммунисты (впервые вернувшиеся во власть за 40 с лишним лет). В том же 2006 г. левый Сандинистский фронт национального освобождения вернулся к власти в Никарагуа после 16-летнего перерыва, а в Эквадоре победил представитель левого движения "Альянс “Страна"" Рафаэль Корреа. Оба они сумели сохранить посты глав государства и на следующих выборах.

Больше 50 миллионов бразильцев живут ниже черты бедности. Наиболее драматическая форма этого неравенства — голод, от которого страдают десятки миллионов наших братьев и сестер. Я никогда не забуду о своем обязательстве: добиться того, чтобы каждый бразилец мог завтракать, обедать и ужинать каждый день.

Луис Инасиу Лула да Силва, президент Бразилии

Общим для всех левых правительств континента моментом стало проведение политики усиления социально-экономической роли государства,

готовность развивать новые социальные программы и частично перераспределить общественное богатство, зачастую активизируется политика национализации предприятий. В большинстве стран левого поворота заметно сокращение масштабов бедности и нищеты, повышение уровня грамотности, расширение системы здравоохранение на регионы и слои, где раньше она отсутствовала или почти не функционировала, осуществление масштабного жилищного строительства. В Венесуэле и Боливии полностью поставлена под контроль государства добыча и переработка природных ресурсов, в Бразилии и Аргентине государственные предприятия но добыче полезных ископаемых также играют важную роль, хотя она не стала исключительной. В Боливии власти добились принятия закона о запрете латифундий и установлении максимального размера землевладений в 5 тыс. га, образовавшиеся излишки земли передаются безземельным гражданам, немалая их часть достается индейским общинам. Венесуэльское правительство осуществило принудительный выкуп (по рыночной стоимости) ряда земель, также перераспределив их среди беднейшей части граждан. Конечным итогом этой попытки решить аграрный вопрос является намерение властей обеспечить продовольственную безопасность и независимость своих стран.

В Венесуэле У. Чавес после прихода к власти инициировал принятие новой конституции в 1999 г., на базе которое развернул дальнейшую трансформацию государства и построение "боливарианского социализма". Новый основой закон закрепил бесплатность образования и медицинского обслуживания, расширил доступ граждан к ряду государственных услуг. Первичной политической структурой общества были провозглашены муниципалитеты, права которых были увеличены. Одновременно серьезно расширены полномочия президента. Специальная статья конституции определила формирование местных "органов народной власти", которые могут брать на себя управление рядом социальных служб в сферах жилого фонда, экологической охраны, медицины и образования, а также участвовать в экономических процессах. Во многом эта модель была позаимствована у социалистической Кубы. Чавес не раз заявлял: "Если мы хотим покончить с бедностью, надо дать власть бедным". Оппозиция, однако, подвергла резкой критике эту реформу, считая, что она создает условия для силового подавления оппонентов власти и ограничение полномочий выборных органов управления. Чавес и его сторонники, сохраняя все внешние признаки демократических процессов, во многом сконцентрировали власть в своих руках, регулярно прибегая к референдумам как способу мобилизации масс и модели парципативной демократии (противники власти чавистов предпочитают называть ее "авторитарной демократией"). В экономике Чавес и его Социалистическая единая партия сделали ставку на укрепление роли государства в экономике и расширение се "социального характера", а также на формирование "солидарного сектора" из массы мелких собственников.

В Боливии посредством референдума был установлен многонациональный характер страны, что означает признание индейских этносов самостоятельными. Впервые в истории данного государства власти пошли на эмансипацию индейцев, которые являлись не только самой бедной частью населения, по и были лишены значительной части гражданских прав (хотя составляют свыше 60% всех жителей Боливии).

Эквадорский президент Рафаэль Корреа высказался резко против планов заключения договора о свободной торговле с США, критиковал неолиберальную модель развития и "империалистические действия" американцев в Латинской Америке. Эквадор расширил отношения со странами левого поворота, в первую очередь, с Венесуэлой. В рамках "гражданской революции" Корреа прилагает усилия к расширению социальной справедливости в стране и повышению степени интеграции с "боливарианскими странами". Особое внимание власти придают развитию образования, здравоохранения и системы коммуникаций, а также борьбе с коррупцией. Выплатив долги МВФ, Эквадор получил возможность осуществлять более независимую экономическую политику. Власти также частично поставили под контроль государства природные ресурсы и инициировали аграрную реформу с целью улучшения положения беднейшей части крестьянства. Эквадор также предоставил политическое убежище создателю проекта "Викиликс" Дж. Ассанжу несмотря на недовольство США и Великобритании.

В Чили социалистка Мишель Бачелет, занимавшая пост президента в 2006 2010 гг. (первая в истории страны женщина-президент, а до этого — первая женщина — министр обороны) и повторно избранная главой государства в 2013 г., занялась серьезной реформой системы образования с целью придания ей более демократичного характера (в 2006 2011 гг. в Чили происходили массовые демонстрации школьников и студентов, настаивавших на восстановлении системы бесплатного всеобщего образования), инициировала процесс частичного пересмотра конституции, принятой при диктаторском правительстве А. Пиночета, а также предприняла меры по сокращению социального неравенства.

Я женщина, разведенная, социалист и агностик — все грехи вместе.

Мишель Качелет, президент Чили

В то же время ее правительство столкнулось с серьезным противодействием оппонентов в деле проведения реформ, а также с массовыми общественными протестами чилийцев, недовольных сохраняющимися в стране социально-экономическими сложностями.

Куба, сохраняющая официально курс на строительство социализма, переживает, тем не менее серьезные перемены. С 2006 г. руководство страной оказалось в руках Рауля Кастро, после того как его старший брат и бессменный с момента революции лидер Кубы Фидель Кастро в связи с тяжелой болезнью отошел от государственных дел. В 2008 г. Р. Кастро формально был избран председателем Государственного Совета, а в 2011 г. — Первым секретарем правящей Коммунистической партии. В стране прошла административная реформа, сократившая число госслужащих. В экономической сфере продолжился курс на либерализацию: кубинцам разрешили пользоваться микроволновками, мобильной связью и Интернетом, фермеры получили право самостоятельно решать вопросы использования земель, позволена частичная приватизация жилья. Кастро объявил, что после 2018 г. покинет государственные посты, а госслужащие не смогут более двух раз подряд занимать свои должности. Куба ослабила давление на оппонентов власти, однако не собирается демонтировать однопартийную систему и отказываться от проведения независимой антиимпериалистической политики. В то же время после нескольких лет тайных переговоров кубинцы достигли в 2014—2015 гг. соглашения с США о восстановлении дипломатических отношений и исключении Кубы из списка государств, поддерживающих терроризм. Серьезным подспорьем экономики страны являются поставки по дешевым ценам нефти из Венесуэлы, кроме того, Куба расширяет связи с Китаем, странами Европы и Россией.

Во многих случаях левые продемонстрировали серьезные успехи в управлении экономикой, а Латинская Америка в целом лучше пережила мировой экономический кризис, начавшийся в 2008 г., нежели европейские страны.

К радикальным левым режимам принято относить помимо Кубы Венесуэлу, Боливию, Эквадор и Никарагуа. Умеренно левыми являются правительства Уругвая, Аргентины (последнее до выборов осени 2015 г., принесших победу представителю правоцентристской партии М. Макри), Бразилии, Чили (где левые вернулись к власти после перерыва в 2009 2013 гг.) и Сальвадора. Одним из вопросов, по которому среди латиноамериканских левых нет единства, это вопрос о политической демократии. Радикальные левые режимы существенно изменили законодательство, многие из них отменили запрет на неоднократное переизбрание главы государства, в некоторых из них оппозиция сталкивается с определенными ограничениями.

Умеренные же левые режимы функционируют в рамках системы представительной демократии, но при этом готовы осуществлять на практике социальное содержание политики. Определенные различия заметны и в экономической сфере. Так, если бразильский президент Лула искал баланс между социалистическими лозунгами и рыночной моделью и прямо говорил, что строит "либерализм с человеческим лицом", не только ликвидируя бедность, но и предпринимая меры для увеличения среднего класса, другие левые лидеры, такие как Уго Чавес и Николас Мадуро (ставший президентом после смерти Чавеса в 2013 г.) предпочитают опираться на низшие слои, формировать этатистскую модель экономики и откровенно давить на средний класс и богатые слои. При этом усиление позиций среднего класса нередко ведет к ослаблению левых правительств. Так, в Бразилии Д. Руссеф с трудом сумела переобраться на второй срок в 2014 г., а ее правительство продолжает оставаться объектом серьезного давления со стороны недовольных слоев населения.

Серьезные проблемы заметны и в ряде стран, управляемых радикально настроенными левыми. Так, в Венесуэле — помимо явных социальных достижений — экономическая модель "боливарианского социализма" испытывает определенный кризис, в стране возник дефицит товаров широкого потребления, наблюдается быстрый рост инфляции, один из самых

высоких уровней насилия в Латинской Америке. После смерти Чавеса в 2013 г. его преемник на посту главы государства и Единой социалистической партии Николас Мадуро с трудом сумел сохранить власть. Практически столько же голосов получил единый кандидат от оппозиции Энрике Каприлес, возглавляющий один из регионов Венесуэлы. Венесуэльское общество поляризовано и расколото практически надвое. Падение мировых цен на нефть в последние годы сузило возможности развития социальных программ и негативно влияет на популярность правительства. После проигрыша правящей партией парламентских выборов в конце 2015 г. в Венесуэле левый президент оказался вынужден сосуществовать с преимущественно правым парламентом.

В соседней Колумбии, более полувека страдающей от серьезного внутреннего вооруженного конфликта, мирный процесс, идущий при международном посредничестве, демонстрирует серьезные подвижки. Правительству и старейшей партизанской группировке ФАРК (Революционные вооруженные силы Колумбии) удалось договориться по ряду ключевых вопросов. Если переговоры, начатые президентом-правоцентристом X. М. Сантосом, увенчаются успехом, это положит конец одному из самых давних очагов нестабильности и вооруженных действий в стране и на континенте в целом. При этом Колумбия, не относящаяся к числу стран левого поворота, продемонстрировала определенные успехи в экономике и вышла на четвертое место в Латинской Америке по уровню развития экономики, уступая только Бразилии, Мексике и Аргентине.

В Мексике, являющейся одной из наиболее развитых в экономическом плане стран Латинской Америки, на протяжении более 10 лет у власти находилась правоконсервативная Партия Национальное действие, при которой произошло существенное сближение с США и дальнейшая трансформация экономики в неолиберальном духе. В то же время углубились социальные проблемы, немалая часть мексиканцев остается бедной, многие жители страны нелегально перебираются через американо-мексиканскую границу в поисках работы. Начатая правительством операция по силовому подавлению наркокартелей привела к масштабной войне между правительственными полицией и армией и организованной преступностью. В Мексике резко возрос уровень насилия, приведший к гибели десятков тысяч человек. Недовольство населения обострением социально-экономической ситуацией и ростом нестабильности, а также ностальгия по "более спокойным временам" привела к возвращению в 2012 г. к власти Институционно-революционной партии, сочетающей в своей программе правоцентристские постулаты с отдельными лозунгами социальной направленности. При этом ряд регионов Мексики остается под управлением правых, а крупнейший город страны — столица Мехико — в руках левоцентристского кабинета. Правительство ИРП достигло соглашения с основными партиями страны в рамках "Пакта ради Мексики" с целью модернизации страны, однако вскоре сотрудничество оказалось осложнено разными взглядами по поводу приватизации государственной нефтяной компании "Пемекс", реформы в сфере энергетики и образования. Новым властям не удалось пока справиться и с волной насилия, более того, оно возросло в целом ряде регионов.

В целом "пылающий континент" 1950 1970-х гг. "переболел" болезнью революционного насилия. Сегодняшние левые расположены к получению власти выборным путем. Демократизация пустила глубокие корни и среди них. В свою очередь, их противники отказались от решения проблем путем военного подавления оппозиции — ради национального согласия.

Серьезной проблемой Латинской Америки остается нерешенность территориальных споров. Уже в XXI в. произошел пограничный конфликт между Никарагуа и Коста-Рикой (2010), Колумбия и Венесуэла до сих пор не мог разграничить территорию в богатом нефтью Венесуэльском заливе. Венесуэла претендует на немалую часть земель, входящих в состав соседней Гайаны. Боливия, настаивающая на возвращении ей выхода к морю, утраченного в ходе Тихоокеанской войны с Чили более сотни лет назад, в итоге обратилась в международный суд в Гааге. В судебном порядке решают территориальный спор Колумбия и Никарагуа. Планы последней страны по строительству нового трансокеанского канала через свою территорию встречают настороженную реакцию со стороны соседних государств, опасающихся негативных экологических последствий проекта. Сохраняет свое значение территориальный диспут между Аргентиной и Великобританией: каждая из стран продолжает считать своей территорию Мальвинских (Фолклендских) островов, в районе которых имеются значительные месторождения природных ресурсов. Латиноамериканские государства поддерживают позицию Аргентины, считая принадлежность островов Британии "историческим колониальным анахронизмом". Буэнос-Айрес также пользуется поддержкой в данном вопросе со стороны IBS А — индийско- бразильско-южноафриканского диалогового форума, участники которого не раз проводили совместные военно-морские учения в Южной Атлантике. Аргентинцы не намерены повторять неудачный опыт силового возврата островов, но решительно подчеркивают свою принципиальную позицию по отстаиванию суверенитета над Мальвинами.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >