СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В 1920-1930-Е ГГ.

СССР В ГОДЫ НЭПА (1921-1928)

Социально-экономический и политический кризис в начале 1920-х гг. Переход к нэпу

Политика военного коммунизма после окончания Гражданской войны не отвечала интересам народа. Крестьянство, получившее землю и поддерживавшее большевиков во время Гражданской войны, по мере того, как фронты отодвигались все дальше, начало все более активно выступать против продразверстки, которая продолжала увеличиваться с каждым годом. Недовольство крестьян привело к сокращению посевных площадей, снижению урожайности, уменьшению поступления хлеба государству. По стране прокатилась волна крестьянских восстаний, антисоветских мятежей: на Украине, в Сибири, Средней Азии, Тамбовской, Воронежской и Саратовской губерниях. Социальной опорой этих мятежей было крестьянство, недовольное продразверсткой. Военное антикоммунистическое восстание моряков в Кронштадте, обусловившее общественно-политический кризис в марте 1921 г. и угрозу потери власти, окончательно показало реалии, требующие неизбежного поворота в политике.

В. И. Ленин в 1921 г. говорил: "...мы наткнулись на большой — я полагаю, на самый большой, — внутренний политический кризис Советской России. Этот внутренний кризис обнаружил недовольство не только значительной части крестьянства, но и рабочих". Таким образом, поворот к нэпу был осуществлен под жестким давлением всеобщего недовольства в стране для нормализации внутриэкономических, социальных и политических отношений.

Нэповские реформы, явившиеся плодом глубочайшего кризиса, несли на себе отпечаток последнего. Эта связка — "кризис — реформа" — оставалась постоянным и доминирующим фактором на протяжении всей нэповской политики. Исходя из этого, главная цель реформы состояла в укреплении режима пролетарской диктатуры во всех его сферах.

В нэп изначально была заложена двойственность и противоречивость между социалистическим и рыночным началами, между политикой и экономикой и т.п. Первое направление реформ осуществлялось с целью укрепления обобществленных государственных форм в экономике и подразумевало расширение плановых начал (образование Госплана), усиление государственного контроля и регулирования (деятельность Рабкрина, открытие Госбанка, начало стабилизации валюты), концентрацию производства, расширение распределительных отношений между ведущими

отраслями, крупнейшими предприятиями. За этим направлением стояла вся мощь государственной поддержки и идеологического обеспечения в рамках концепции построения социализма.

Другое направление реформ — активизация рыночных, частнокапиталистических отношений. Здесь формировался блок новых, по сравнению с военным коммунизмом, отношений, создававших иллюзию коренного пересмотра концепции переходного периода от капитализма к социализму. Сюда входил комплекс мер, связанных с развитием товарно-денежных отношений: переход от разверстки к продовольственному (продналогу) налогу, допущение свободной торговли и частной промышленности, сдача государственных предприятий в аренду, концессии, предоставление крестьянству свободы в использовании земли, инвентаря, рабочих рук. Перспективы данного направления реформ были ограничены по площади (главным образом в сфере мелкотоварного производства), по времени ("надолго, но не навсегда"), по потенциалу роста (чтобы не угрожал интересам политического господства "диктатуры пролетариата").

Конкретная практика нэповского типа реформ выглядела следующим образом. Первым шагом перехода к нэпу стал состоявшийся в марте 1921 г. X съезд Российской коммунистической партии (большевиков) (далее - РКП(б)), в повестку дня которого был включен вопрос о замене разверстки натуральным налогом. С основным докладом по этому вопросу на седьмой день работы съезда выступил В. И. Ленин, с содокладом — А. Д. Цюрупа. Перед В. И. Лениным стояла нелегкая задача убедить съезд и партию в необходимости принятия нового метода возрождения сельского хозяйства. Однако у него были веские аргументы: антибольшевистские крестьянские восстания, охватывавшие все новые и новые губернии, спад мировой революции, Кронштадтский мятеж. В этой обстановке В. И. Ленин сделал два основополагающих вывода: во-первых, "только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию в России, пока не наступила революция в других странах"; во-вторых, "мы не должны стараться прятать что-либо, а должны говорить прямиком, что крестьянство формой отношений, которая у нас с ним установилась, недовольно, что оно этой формы отношений не хочет, и дальше так существовать не будет". Съезд принял ленинское предложение о замене разверстки натуральным налогом.

Продналог вводился на 13 видов продовольствия, технических, фуражных культур. Все, что оставалось у крестьян после сдачи налога, полностью поступало в их распоряжение. Так, на 1921 г. СНК установил продналог в количестве 240 млн пудов (вместо 423 млн пудов по разверстке 1920 г.), т.е. почти в два раза меньше разверстки, причем основная его тяжесть падала на зажиточное крестьянство. Наиболее бедная часть крестьян, являвшаяся опорой власти в деревне, и коллективные хозяйства от налога освобождались или получали существенные льготы. Размеры продналога крестьянину сообщались заранее, накануне посевной, поэтому он мог расширить посевную площадь, получить больше продовольственных излишков, которые можно было реализовать по свободным ценам на рынке.

Предложения о введении продналога выдвигались некоторыми руководителями партии в 1918 и 1920 гг., но они не соединялись тогда с лозунгом

о свободной торговле, использовании рыночных отношений. Теперь введение продналога открывало свободу торговли, первоначально крайне ограниченную, в рамках местного оборота, т.е. неподалеку от местожительства крестьян. Однако уже в августе — сентябре 1921 г. власти вынуждены были пойти на отмену государственного товарообмена, встать на путь раскрепощения товарно-денежных отношений, широкого использования рыночных методов хозяйствования. Торговля стала основной формой смычки между городом и деревней. Для дальнейшего формирования рынка необходимо было оживить промышленность, увеличить выпуск ее продукции. В этих целях при переходе к нэпу было проведено разгосударствление мелких и частично средних предприятий.

Постановлением СНК от 17 мая 1921 г. предлагалось принять меры к развитию кустарной и мелкой промышленности как в форме частных предприятий, так и в кооперативной форме, а 9 августа 1921 г. был принят "Наказ СНК о проведении в жизнь начал новой экономической политики", содержащий исходные принципы работы промышленности в условиях нэпа. Развитие промышленности предлагалось осуществлять в рамках единого общехозяйственного плана под руководством Госплана. Для предотвращения дальнейшего упадка народного хозяйства была проведена значительная перестройка управления народным хозяйством, ослаблена его чрезмерная централизация. Трудовые мобилизации были заменены наймом рабочей силы, вводилось материальное стимулирование рабочих, заработная плата начислялась в зависимости от квалификации и количества произведенной продукции. Государственные предприятия переводились па "точный хозяйственный расчет", что существенно расширяло их права, в частности им предоставлялось право решать вопрос о заготовке сырья и реализации готовой продукции. В городе разрешалось открывать или брать в аренду кооперативам, товариществам, другим объединениям или частным лицам мелкие промышленные и торговые предприятия.

Несколько позднее, 6 октября 1922 г., был принят новый Земельный кодекс. Крестьяне получали право свободного выхода из сельской общины и выбора форм землепользования. Разрешались в крайне ограниченном размере аренда земли и применение наемного труда. Крестьяне-единоличники давали 98,5% всей продукции сельского хозяйства. К 1922 г. в основном была отменена карточная система; к весне 1923 г. в целом завершился переход экономики на рыночные рельсы. На базе рыночных отношений в стране действовали разные субъекты хозяйствования: частные, крестьянские, кооперативные, смешанные, концессионные, государственные предприятия. Начала возрождаться разветвленная система самодеятельных хозяйственных организаций, деятельность промысловой, потребительской, сельскохозяйственной, кредитной и других видов кооперации.

Первостепенное значение для нэпа имело финансовое оздоровление страны. Во время Гражданской войны денежная система пришла к окончательному краху: наряду с царскими банкнотами, керенками, совзнаками ходило около 2 тыс. видов денежных суррогатов и местных валют. Хаос был преодолен в результате денежной реформы 1922—1924 гг., основными авторами которой были нарком финансов Г. Сокольников и профессор

Л. Юровский. Параллельно слабеющему совзнаку в качестве инструмента для стабилизации финансово-кредитной системы была введена твердая валюта — червонец. Новую валюту использовали прежде всего для оптовой торговли. Один червонец приравнивался к 10 царским золотым рублям, но на золото он обменивался только при расчетах с иностранными партнерами. По закону червонные банкноты минимум на 25% обеспечивались золотом и иностранной валютой, другим обеспечением служили краткосрочные векселя под легко реализуемые товары. Быстрое развитие рынка позволило к началу 1924 г. ликвидировать дефицит бюджета. Необходимость в эмиссии совзнаков отпала. В розничной торговле, где обращались совзнаки, их заменили казначейские билеты (в рублях), привязанные к червонцу. Они обменивались из расчета один рубль казначейских билетов на 50 тыс. руб. совзнаками. В стране появилась одна твердая конвертируемая валюта, принятая к обращению на западных биржах, имевших связи с Советской Россией.

Экономические успехи страны в период нэпа были очевидны. Уже к началу 1922 г. явно обозначился подъем, страна была накормлена и одета. Не очень быстро, но твердо и уверенно набирала силу кооперация. В 1925 г. валовой сбор зерновых на 10,7% превысил среднегодовой сбор в 1909 1913 гг., в последующие годы производство зерна постепенно уменьшалось за счет роста производства технических культур. К 1927 г. был достигнут довоенный уровень в животноводстве. По некоторым оценкам, потребление пищевых продуктов в 1927 г. превысило уровень дореволюционной России. В целом народное хозяйство достигло уровня промышленного производства России 1913 г. в 1927—1928 хозяйственном году.

Весте с тем нэп породил много сложных проблем, и появились силы, не заинтересованные в его дальнейшем развитии. Одна из главных проблем нэпа — это циклический характер экономики с серьезными кризисами 1923, 1925 и 1927-1928 гг. (табл. 17.1).

Таблица 17.1

Кризисы нэпа

Годы

Причины

кризисов

Сущность

Последствия

1923

Политика большевиков, направленная на приоритетное развитие промышленности. Неспособность промышленности обеспечить на достаточном качественном и количественном уровнях потребности хозяйства

Кризис сбыта: появление в народном хозяйстве так называемых ножниц цен — высоких на промышленные товары и низких на сельскохозяйственные продукты. Это затрудняло товарооборот между городом и деревней

Товарный голод на промышленные изделия в деревне. Ликвидация кризиса путем сближения ценовых параметров

1925

Отсутствие продуманной экономической политики развития нэпа

Кризис хлебозаготовок

Сохранение государственных заготовок хлеба и уменьшение его экспорта

Окончание табл. 17.1

Годы

Причины

кризисов

Сущность

Последствия

  • 1927—
  • 1928

Противоречия между рыночными и директивно-плановыми началами в экономике

Кризис хлебозаготовок

Ликвидация кризиса при помощи админи стративно репрессивных мер. Свертывание нэпа

Осенью 1923 г. разразился так называемый кризис сбыта. Сельскому населению была недоступна по существующим ценам покупка остро необходимых им промышленных товаров, которыми были забиты все склады и магазины. Это положение вызвало у крестьян ответную реакцию: они стали задерживать передачу зерна в государственные хранилища по продналогу. Вскоре большевики были вынуждены восстановить ценовой паритет, снизить отпускные промышленные цены, и кризис сбыта был ликвидирован.

Кризисы хлебозаготовок 1925 и 1927—1928 гг. также были вызваны диспропорциями в структурной и ценовой политике правительства по отношению к городу и деревне. Выход из кризисных ситуаций большевики видели в основном через призму административных методов управления экономикой.

В российском обществе второй половины 1920-х гг. все явственнее стало проступать недовольство нэпом со стороны различных социальных групп. Новая экономическая политика была встречена в штыки партийным и государственным аппаратом, поскольку ему приходилось отказываться от метода приказных решений: товарно-денежные отношения требуют гибкой профессиональной политики, знаний, опыта. Назрела необходимость связать результаты партийной государственной работы с экономической отдачей всего хозяйства. Однако у аппарата отсутствовали достаточные стимулы для этого: свои социальные гарантии (и весьма неплохие) он имел независимо от эффективности работы.

Объективно нэп вел к росту безработицы, в том числе и среди управленцев: к январю 1924 г. среди 1 млн безработных насчитывалось 750 тыс. бывших служащих. Эта проблема была очень болезненной и обостряла социальные противоречия в стране.

Не было сильной привязанности к нэпу и в среде крестьянства. Продналог действительно дал крестьянам материальную заинтересованность, позволил торговать излишками произведенной сельхозпродукции, но одновременно в деревне усилилось расслоение крестьян, было разрешено применять наемный труд, в деревне возросла эксплуатация. Если раньше община обеспечивала равно бедное существование большинству крестьян, то нэп подрывал социальную защищенность тех, кто привык жить но принципу круговой поруки. Та часть крестьянства, которая была связана не с товарным производством, а с натуральным хозяйством, в годы нэпа значительно сократилась. Огромное количество переселенцев, хлынувших в город, растворяло промышленный пролетариат. Зажиточные крестьяне-кулаки,

поставляющие на рынок хлеб, тоже были недовольны нэповской политикой, которая олицетворялась с высокими налогами, "ножницами" в ценах между промышленной и сельскохозяйственной продукцией.

Индифферентно относились к нэпу большинство рабочих. Нэповский хозрасчет не доходил до рабочих мест, был сугубо трестовский, поддерживался па государственном уровне сильными административными подпорками. В результате слабой была материальная заинтересованность рабочего в конечных результатах труда, а интерес коллектива предприятия носил специфический характер, потому что его прибыль обезличивалась в едином балансе треста. Действовавшая в государственной промышленности система была, по существу, хозрасчетом дя начальников. Не чувствуя нэп непосредственно на производстве, рабочий класс не стал той социальной опорой, которая держалась бы и боролась за принципы нэпа. К тому же рабочие почувствовали, что доведенный до рабочего места хозрасчет в той или иной мере поставит их материальное положение в зависимость от стихии и конъюнктуры рыночных экономических отношений и может серьезно подорвать имевшиеся у них государственные социальные гарантии.

В итоге недовольные нэпом в "низах" (бедняки и батраки в деревне, безработные, малоквалифицированные рабочие и служащие) были едины в неприятии нэпа с "верхами" (партийным и государственным аппаратом). Судьба нэпа оказалась предрешенной.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >