Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России для технических вузов

Общественно-политическая и культурная жизнь

После упразднения высшего органа государственной власти в стране на период Великой Отечественной войны — Государственного комитета обороны — вся власть вновь сконцентрировалась в руках партийно-государственного аппарата, на вершине которого единолично распоряжался

И. В. Сталин, являвшийся одновременно главой правительства (с 1941 г.) и руководителем коммунистической партии. Совмещали высшие государственные и партийные посты и другие руководители: Г. М. Маленков, Н. А. Вознесенский, Л. II. Берия, Л. М. Каганович, К. Е. Ворошилов и др.

И. В. Сталин фактически продолжат руководить страной единолично. Высший партийный орган — Политбюро ЦК ВКН(б) — собирался не регулярно и крайне редко. Например, в 1946 г. было проведено семь заседаний, а в 1952 г. — всего четыре. Для повседневной работы создавалась система "троек", "шестерок", "семерок" с меняющимся составом. Наметив какое-либо решение, И. В. Сталин утверждал его вместе с вызванными для обсуждения конкретными лицами, входившими в Политбюро, Оргбюро, секретариат ЦК партии или в состав Совета Министров. Так вплоть до смерти И. В. Сталина функционировала система высшей партийно-советской власти

Сразу после войны в стране начинается новый виток политических репрессий (рис. 20.2). Это объяснялось, прежде всего, стремлением И. В. Сталина вновь воссоздать атмосферу страха как главного компонента авторитарного режима, ликвидировать элементы свободы, появившиеся как результат победы народа в войне. Использовались репрессии и как средство борьбы за власть в политическом руководстве.

Рис. 20.2

Обращение с военнопленными, вернувшимися в СССР, уже с лета

1945 г. свидетельствует об ужесточении режима. Только 20% из 2 млн 270 тыс. репатриированных военнопленных получили разрешение вернуться домой. Большинство же бывших в плену были отправлены в лагеря или приговорены к ссылке минимум на пять лет.

И. В. Сталин не доверял военным, постоянно держал их под контролем органов госбезопасности и систематически подвергал репрессиям. Одним из первых стало в 1946 г. "дело авиаторов", по которому были арестованы и осуждены якобы за вредительство в авиационной отрасли главнокомандующий военно-воздушными силами А. А. Новиков, нарком авиационной промышленности А. И. Шахурин, маршал авиации С. А. Худяков, главный инженер военно-воздушных сил Л. К. Репин и др.

Опале был подвергнут в 1946—1948 гг. маршал Г. К. Жуков, который был снят с руководящих военных постов и отправлен командовать Одесским, а затем Уральским военным округом. Были репрессированы близкие к нему военачальники: генералы В. Н. Гордов, Ф. Т. Рыбальченко, В. В. Крюков, В. К. Телегин, бывший маршал Г. И. Кулик.

В конце 1940-х — начале 1950-х гг. было сфабриковано так называемое "ленинградское дело" против ряда партийных, советских и хозяйственных работников Ленинграда, что явилось следствием борьбы за власть в высших эшелонах между группировками Г. М. Маленкова — Л. П. Берии и А. А. Жданова — А. А. Кузнецова — Н. А. Вознесенского. Двоих последних И. В. Сталин, по некоторым данным, назвал своими приемниками, и тем не менее дело получило ход. Первой жертвой стал второй секретарь Ленинградского горкома партии Я. Ф. Капустин, который 23 июля 1943 г. по приказу министра государственной безопасности В. С. Абакумова был арестован без санкции прокурора и обвинен в шпионаже в пользу английской разведки.

Затем были арестованы А. А. Кузнецов — один из руководителей и организаторов героической обороны Ленинграда в период войны, к моменту ареста являвшийся секретарем ЦК ВКП(б); П. С. Попков — в 1939—

1946 гг. председатель Ленгорисполкома, а с 1946 г. первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКИ(б), член Президиума Верховного Совета СССР; Н. А. Вознесенский — заместитель Председателя Совета Министров, председатель Госплана СССР, член Политбюро ЦК ВКП(б), академик; М. И. Родионов Председатель Совета Министров РСФСР; П. Г. Лазутин — председатель Ленгорисполкома и др. Арестованным было предъявлено обвинение в измене Родине, в том, что они вели подрывную работу в партии и государственных органах, стремились превратить Ленинградскую партийную организацию в свою опору для борьбы с ЦК ВКП(б), нарушали государственные планы и т.д.

В сентябре 1950 г. в Ленинграде состоялся судебный процесс выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР. В последнем слове на судебном процессе А. А. Кузнецов сказал: "...какой бы приговор мне ни вынесли, история нас оправдает". Шестерых обвиняемых (II. А. Вознесенского, А. А. Кузнецова, П. С. Попкова, М. И. Родионова, Я. Ф. Капустина и П. Г. Лазутина) суд приговорил к высшей мере наказания, остальных

к различным срокам тюремного заключения. Однако на этом "ленинградское дело" не закончилось. В 1950—1952 гг. были осуждены и приговорены к расстрелу и длительным срокам тюремного заключения свыше 200 ответственных партийных и советских работников Ленинграда.

Уже после смерти И. В. Сталина, 30 апреля 1954 г. Верховный суд СССР реабилитировал всех обвиняемых по этому делу, многих из них посмертно.

Маховик репрессий продолжал раскручиваться. Нод видом борьбы с "безродным космополитизмом" началась антисемитская кампания. После сталинского террора 1930-х гг. вновь замаячила на горизонте волна массовых репрессий 1950-х гг. Аресты и расстрелы представителей еврейской интеллигенции были предзнаменованием нового кровавого смерча, который грозил захватить не только евреев. Был распущен Еврейский антифашистский комитет, который в годы войны занимался сбором среди еврейских общин разных стран, главным образом в США, финансовых средств для поддержки Советского Союза. Его деятели (бывший начальник Совинформбюро С. Лозовский, бывший главный врач Боткинской больницы Б. Шимелианович, писатели П. Маркиш, Л. Квитко и др.) были арестованы, летом 1952 г. осуждены Военной коллегией Верховного суда СССР и впоследствии расстреляны. При загадочных обстоятельствах погиб известный актер и режиссер С. Михоэлс, в заключении находилась П. Жемчужина — жена В. М. Молотова.

Об аресте группы врачей 13 января 1953 г. сообщил ТАСС. Как было объявлено, террористическая группа медиков ставила своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского государства. В заявлении, в частности, говорилось: "Жертвами этой банды человекообразных зверей пали товарищи А. А. Жданов и А. С. Щербаков... Установлено, что все участники террористической группы врачей состояли на службе иностранных разведок, продали им душу и тело, являясь их наемными, платными агентами. Большинство участников террористической группы - М. Вовси, Б. Коган, Б. Фельдман, Я. Этингер и другие были куплены американской разведкой. Они были завербованы филиалом американской разведки — международной еврейской буржуазно-националистической организацией “Джойнт”. Другие участники террористической группы (Виноградов, М. Коган, Егоров) являются... старыми агентами английской разведки".

В газете "Правда" от 21 января 1953 г. был опубликован указ Президиума Верховного Совета СССР "О награждении орденом Ленина врача Тимащук Л. Ф. за помощь, оказанную правительству в деле разоблачения врачей-убийц". Скромному врачу Лидии Тимащук приписывается едва ли не ключевая роль в одном из самых грязных спектаклей И. В. Сталина — "деле врачей". В августе 1948 г. она написала три письма о неправильной, по ее мнению, постановке диагноза болезни А. А. Жданова: одно на имя начальника Главного управления охраны Министерства государственной безопасности генерал-лейтенанта Н. С. Власика, являвшегося начальником охраны И. В. Сталина, два других — секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Кузнецову, курировавшему органы государственной безопасности. Письма тогда остались без ответа и четыре года пролежали в архиве без движения.

По прошествии времени, в августе 1952 г., им дали ход, сделав стержнем нового громкого политического процесса.

Через месяц после смерти 5 марта 1953 г. И. В. Сталина арестованных по этому делу освободили и признали невиновными. После реабилитации врачей Л. Тимащук предложили вернуть орден Ленина; она была смущена и расстроена. Л. Тимащук продолжала работать в Кремлевской больнице до выхода на пенсию в 1964 г. Умерла она в 1983 г. На вопрос о том, кем же была Л. Тимащук, видимо, можно ответить так: она была не героем, но и не антигероем; в силу обстоятельств оказалась и палачом, и жертвой, как нередко случалось в то трагическое время.

Духовная и культурная жизнь советского общества всегда находилась под жестоким прессингом власти. Во время войны, когда многие люди смотрели смерти в лицо, контроль за интеллектуальной деятельностью ослаб и, начиная с 1946 г., была развернута кампания по его восстановлению. Этот процесс принял форму идеологических проработок в различных сферах культуры (рис. 20.3).

Рис. 203

В августе 1946 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) "О журналах “Звезда” и "Ленинград”", в которых беспощадной критике за "безыдейность и аполитичность художественного творчества" подверглись произведения М. Зощенко и А. Ахматовой.

Вслед за литераторами разнос ожидал кинематографистов, драматургов, музыкантов. В 1946—1948 гг. выходят партийные решения "О кинофильме

“Большая жизнь”", "О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению", "Об опере “Великая дружба” В. Мурадели" и об упаднических явлениях в советской музыке.

В августе 1948 г. была разгромлена советская генетическая школа, а сама наука генетика практически оказалась под запретом. Это было осуществлено благодаря усилиям агробиолога Т. Д. Лысенко, который пользовался поддержкой И. В. Сталина и прекрасно умел представлять свои достижения, которые, как выяснилось впоследствии, не являлись таковыми.

В экономической науке подвергся критике директор Института мировой экономики Академии наук СССР академик Е. С. Варга за книгу, в которой реалистично оценивал перспективы послевоенной капиталистической экономики.

Непогрешимыми считались только произведения И. В. Сталина, в частности его последняя работа "Экономические проблемы социализма в СССР" (1952). В ней содержался далекий от реальности вывод о построении социализма и о начале перехода к коммунизму.

Несмотря на жесткое идеологическое давление, культурное развитие страны продолжалось.

В сфере народного образования главной задачей стало введение обязательного семилетнего обучения, что было осуществлено с 1949/50 учебного года. Широкое распространение получило вечернее и заочное образование без отрыва от производственной деятельности.

В науке в этот период главное внимание уделялось ядерной физике и смежным с ней физике полупроводников, биофизике, химической физике и др.

В кино был усилен контроль за производством и выпуском фильмов, что привело к сокращению их количества. В 1945 г. па экран вышло 45 художественных фильмов, а в 1951 г. — только девять. Заметное место занимали историко-биографические фильмы: "Пирогов" режиссера Г. Козинцева, "Жуковский" и "Адмирал Нахимов" режиссера Вс. Пудовкина. Появились и отнесенные теперь к классике отечественного кино фильмы "Молодая гвардия" режиссера С. Герасимова, "Сельская учительница" режиссера М. Донского, "Подвиг разведчика" режиссера Б. Барнета.

Музыкальное и изобразительное искусство были втянуты в перманентную кампанию по борьбе с формализмом. Это особенно было подчеркнуто на I Всесоюзном съезде композиторов (1948) и созданной в 1947 г. Академии художеств СССР. Провозглашалось, что самым убедительным свидетельством идейно-творческой зрелости искусства является партийный подход в целом и образ И. В. Сталина в частности. Например, в день 70-летия И. В. Сталина в 1949 г. в Третьяковской галерее была открыта выставка "И. В. Сталии в изобразительном искусстве". В этом ключе были вынуждены работать большинство художников.

В целом, как отмечают многие исследователи, культура данного времени находилась в кризисе, что являлось частью всего системного кризиса сталинизма.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы