РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ В 1991 -2012 ГГ.

СТАНОВЛЕНИЕ НОВОЙ РОССИИ (1991-2000)

Радикальная социально-экономическая трансформация страны и ее издержки

Распад СССР и крах перестройки подвели черту под попытками социалистического реформаторства.

Кризис во всех сферах общества, который сопровождал возникновение суверенных государств на обломках Советского Союза, был крайне тяжелым. В России к осени 1991 г. положение в экономической сфере стало катастрофическим, особенно в деле продовольственного обеспечения страны. Во всех городах были введены талоны, по которым теоретически можно было приобрести от полукилограмма до килограмма мяса в месяц, от пяти до 10 яиц, килограмм сахара и другие товары первой необходимости. Часто эти талоны просто нечем было отоварить.

К декабрю 1991 г. товарных запасов в розничной торговле осталось по мясу и рыбе — на 10 дней, яйцам — на 3 дня, животному маслу — на 21 день, одежде — на 35 дней, обуви — на 29 дней. Запасы продовольственного зерна составляли 3 млн т при потребности свыше 5 млн т.

Более чем в 60 из 89 российских регионов запасов продовольственного зерна не было вообще, и выработка муки осуществлялась за счет немедленной (с колес) переработки поступившего по импорту зерна.

Валютные резервы были фактически полностью исчерпаны, а золотой запас впервые за все время существования государства составлял менее 300 т (289,6 т на 1 января 1992 г.). Рубль как денежная единица был на грани гибели, и это означало, что не было смысла производить, потому что на рубли, заработанные от продажи, ничего нельзя было купить.

Страна впадала в коллапс, реальной становилась угроза голода и холода. Для выхода из этой ситуации теоретически было два пути: первый — вводить чрезвычайные меры и с помощью силы снабжать города продовольствием, но это в XX в. уже было несколько раз; второй — либерализация экономики через радикальные реформы.

В последние месяцы 1991 г. президентом Б. Н. Ельциным было сформировано молодое правительство реформаторов, в котором ведущую роль играл Е. Т. Гайдар, ученый-экономист, сторонник либеральных рыночных преобразований, взявший на себя ответственность за трудные и болезненные решения по осуществлению реформы.

До сих пор идут споры о том, как именно надо было начинать и проводить реформы в России, предлагаются всевозможные варианты более

мягкого, постепенного, эволюционного вхождения в рыночную экономику. Абстрактно, конечно, эволюционные реформы всегда лучше революционных, но такие реформы, в принципе, были возможны у нас, если бы хоть как-то работала старая административная система, и тогда рынок можно было создать рядом с планом, а не вместо него. Таким путем шел Китай, сохранивший монопольную власть компартии и внедрявший капитализм снизу через индивидуальные и кооперативные формы.

В России ситуация была критическая, и с 1992 г. началась радикальная экономическая реформа (рис. 24.1). Ее первым шагом стала либерализация цен, т.е. отказ от их государственного регулирования. В результате цены возросли в десятки и сотни раз, но "шоковая терапия" вскоре дала первые результаты: прилавки магазинов наполнились товарами. Однако покупательная способность большинства населения была низкой, поскольку реформа быстро обесценила все сбережения граждан, а рост заработной платы искусственно сдерживался. Была разрешена свобода торговли, введена внутренняя конвертация рубля, появилась легальная возможность обмена национальной валюты па иностранную.

На рынок хлынул поток товаров заграничного производства, что ухудшило положение отечественных товаропроизводителей. Не оправдались связанные с вступлением России в 1992 г. в Международный валютный фонд надежды на многомиллиардные кредиты с Запада. Большинство западных инвесторов предпочитали не рисковать на российском рынке.

Рис. 24.1

Не принесла ощутимых успехов и конверсия оборонного комплекса. Не имея продуманной программы, не получая поддержки от государства, многие предприятия оборонной промышленности просто приостановили свою деятельность. Тяжелое положение сложилось в целом в отраслях машиностроительного комплекса. Процесс падения производства затронул практически все отрасли промышленности и сельского хозяйства. Экономика держалась за счет отраслей, добывающих газ, нефть, производящих металл (особенно цветные металлы), и увеличения их экспорта.

Экономические реформы охватили и аграрный сектор народного хозяйства. В первую очередь были созданы правовые основы для становления частного фермерства. Однако реальный опыт показал, что в обозримом будущем этот вид деятельности не сможет стать ведущим в сельском хозяйстве. В связи с этим как главная задача рассматривалось преобразование колхозов и совхозов в хозяйствующие организации, способные адаптироваться к рыночным условиям. С этой целью была предпринята процедура формальной перерегистрации хозяйств, в ходе которой земля и фонды были переданы коллективам работников, пенсионерам и поделены на условные паи. Далее каждый владелец пая мог принять решение о выходе из хозяйства с землей и частью имущества или остаться в коллективе. Тем самым колхозы и совхозы были фактически отсоединены от государства.

В настоящее время практически все хозяйства страны перерегистрировались. Большинство из них, независимо от нового названия, стали коллективными хозяйствами с коллективно-долевой собственностью. Часть хозяйств были преобразованы в так называемые ассоциации крестьянских хозяйств и кооперативов (например, некоторые хозяйства Нижегородской области). В этом случае хозяйство в прежнем (колхозно-совхозном) виде ликвидируется и разделяется па достаточно целостные производства индивидуального и кооперативного типа, которые сообща используют бывшую инфраструктуру коллективных хозяйств советского типа. Как показала реальная экономическая практика, товарность сельского хозяйства от этих процессов сильно не повысилась: отечественный сельхозпроизводитель слабо противостоит импортным конкурентам, и кризисные явления в аграрной сфере продолжаются.

Важным направлением экономического реформаторства считалась приватизация, с помощью которой предполагалось осуществить процесс разгосударствления собственности и покончить с неэффективной монополией государства в сфере производства и обращения, запустив тем самым механизм рыночной конкуренции. В конце 1992 г. началась выдача населению приватизационных чеков (ваучеров) номинальной стоимостью 10 тыс. руб., которые можно было вкладывать в приватизируемые предприятия и инвестиционные фонды. Предполагалось, что таким путем будет создан достаточно широкий слой собственников, который станет основой для формирования среднего класса страны. Однако началась бесконтрольная скупка ваучеров по заниженным ценам коммерческими банками, отдельными состоятельными людьми, мафиозными структурами. В результате

для большинства населения ваучеризация ничего не дала и не сделала их, как полагали реформаторы, процветающими собственниками.

Гайдаровская реформа обострила большинство социальных проблем, таких как хронические задержки выплаты заработной платы; появление безработицы и ее рост; обострение криминогенной обстановки в обществе; падение жизненного уровня значительной части населения (рис. 24.2).

Рис. 24.2

Введение рынка "по-российски" сделало реальностью невиданное за последние годы имущественное расслоение. Доходы 70% населения опустились ниже уровня достойного существования. В то же время немногие богатели ускоренными темпами. По признанию западных исследователей, даже сегодня разрыв в доходах в России больше, чем в США. Больше других довольны своей жизнью работники аппарата управления: они твердо уверены в собственном светлом будущем. Потеряли веру в лучшую жизнь пенсионеры, инвалиды, семьи с детьми.

Лишь одно преимущество рыночных преобразований по достоинству оценило большинство: предпочтение отдается товарному изобилию с высокими ценами, а не дефициту потребительских товаров по доступным большинству ценам.

Однако в целом социальная ситуация в России была очень тяжелой. Среднее сословие, на которое рассчитывали реформаторы и составляющее в развитых странах не менее 2/3 населения, в России составляет меньшинство. При этом из него практически были вымыты интеллигенция и квалифицированные рабочие, как раз преобладающие в среднем классе в странах Запада. Эти категории становятся обездоленными, что подрывает социальную базу реформ и грозит социальным взрывом.

Резкое снижение жизненного уровня россиян стало главной причиной быстрого падения рождаемости, которую превысила смертность.

На грани выживания оказались работники бюджетной сферы: науки, образования, культуры, здравоохранения. Массовый характер приняла "утечка умов" за границу, где им создаются достойные условия для работы и жизни.

Острые социально-экономические проблемы и контрасты составили в совокупности очень высокую социальную цену проводимых реформ.

Трансформация социально-экономической системы происходила очень тяжело и имела отрицательную динамику с точки зрения роста внутреннего валового продукта до 1996 г.

Первые признаки экономического роста появились в 1997 г., когда объем промышленной продукции вырос по сравнению с предыдущим годом.

Финансовый кризис 17 августа 1998 г. при всей его тяжести и трагичности для части населения страны оказался позитивным фактором именно для отечественной промышленности. Рухнули финансовые пирамиды, оттягивавшие средства из реального сектора экономики, сократился избыточный импорт. Производство (в том числе в военно-промышленном комплексе) стало оживать. Благоприятной для России в 1999—2003 гг. оказалась на мировых рынках и конъюнктура на нефть, что позволило существенно увеличить доходы государства.

С 2000 г. валовой внутренний продукт имеет положительный рост, и это является обнадеживающим показателем для экономики переходной) периода.

Вместе с тем экономическая система, которая сложилась в России в результате реформ, не являлась классической рыночной. Она еще отягощена наследием прошлого, а экономические, политические и социальные отношения весьма далеки от процветающего рыночного хозяйства. Современная оценка нынешнего российского общества преимущественно негативная: бандитский, грабительский, олигархический капитализм. Более научно обоснованное определение попытался дать лидер партии "Яблоко" Г. Л. Явлинский. Он охарактеризовал российскую действительность как "периферийный капитализм", схожий с системой Азии и Латинской Америки, где отсутствуют развитые атрибуты гражданского общества и существует зависимость местного бизнеса от экономики развитой части мира.

Нам еще много предстоит пережить, прежде чем экономика России станет сильной, конкурентоспособной и процветающей.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >