Политика и нравственность

Как объединить политику с моралью? Есть, видимо, две принципиальные возможности — либо приспособить мораль к интересам политики (что чаще всего и делается, особенно в автократических и тоталитарных государствах), либо подчинить политику морали. При нынешнем состоянии человеческого общества подлинное единство морали и политики возможно только на основе права, а гарантией этому служит высокая мера демократизма и либерализма общественной жизни.

Установить при безусловном нравственном начале внутреннюю и всестороннюю связь между истинной нравственностью и умной политикой — вот главное притязание нравственной философии к честной политике.

Духовно возвышая человека, нравственность, но словам В. Виндельбанда, может в известных обстоятельствах и разоружать его, ставя житейски в невыгодное положение. Это особенно сказывается при столкновении с наглостью: "Совесть не позволит нравственному человеку пустить в ход такие средства, применение которых может дать решающий перевес над ним его противнику, обладающему менее чуткой совестью... Это относится также и к жизни народов, и это

надо принять в соображение, когда вопрос идет об отношении политики и морали" [1]. Но если политик будет руководствоваться тем соображением, что так называемые высшие цели дают ему моральное право не сообразовываться с нравственными нормами, ограничивающими его произвол, то он может довести общество до самых печальных результатов. Мудрый политик считает своей обязанностью согласовывать все свои политические и социальные решения и действия с нормами морали.

Однако и в истории политических учений, и в современных представлениях можно встретить утверждение, что политика — дело грязное: она находится по ту сторону добра и зла и с моралью несовместима. По словам П. Макиавелли, государственная мораль отличается от морали отдельного человека, и государь, желающий удержаться в своем кресле, может и не быть добродетельным, но непременно должен приобрести умение казаться или не казаться таковым, смотря по обстоятельствам. Это он оправдывал тем, что во всех действиях людей, кроме трудностей успеха, есть еще всегда рядом с добром и зло, так тесно с ним связанное, что невозможно пользоваться одним, не подвергаясь другому. Это доказывают все поступки людей. Таким образом, добро достигается с трудом, разве только если счастие настолько благоприятствует вам, что превозмогает это обыкновенное и естественное неудобство [2].

Социальные мыслители давно научились четко отличать политические критерии от моральных. Однако необходимо понимание и их единства. Так, Ж. Ж. Руссо осуждал тех государственных деятелей, которые считают, что при конкретной ситуации, когда все решает формула "цель оправдывает средства", щепетильность в этических вопросах будто бы излишне. Императив всегда быть на высоте нравственных санкций — быть справедливым, честным и не переоценивать себя, свои возможности — верный признак мудрости государственного деятеля.

Но что бы ни говорили, политика допускает хитрость, если она сочетается с представлением о большом уме или о великих делах — уловки в политике не оскорбляют ее, если это не вероломство, влекущее за собой несчастья народа. Никакая реальная политика, видимо, невозможна без хотя бы элементов лукавства. Такова ее суть.

Тот, кто вступил на стезю политического деятеля, обязан понять, что к этому служению необходимо и интеллектуально, и нравственно подготовиться политика — это одна из самых тонких, глубоких, сложных и, что самое главное, самых ответственных видов деятельности. Ведь известно, что всякой профессии учатся (сапожному, слесарному делу и т.д.), при этом учатся старательно и долго. Но создалось ложное впечатление, будто для такого тонкого дела, как политика, нужны лишь предприимчивость, напористость, ловкость рук и хорошо подвешенный язык. А если, говорит И. А. Ильин, найдется много доверчивых глупцов, так на то им и глупость дана, чтобы доверять и плестись в хвосте более бойких болтунов. И вот последствия этого — множество полуобразованных дилетантов занимается безответственной политикой. Они ставят неверные вопросы, решают их вкривь и вкось, пишут, печатают и фразерствуют... фразерствуют без конца.

Фальшивые решения на базе возможностей власти внедряются в сознание, становятся привычными и распространенными воззрениями, незаметно создавая атмосферу безответственного фразерства и лжи. Яркий пример тому доктрина марксизма-ленинизма и се окаменевшие ("твердокаменные") последователи — счастливые "обладатели истины", впавшие в тоталитарное безумие с его трагическими последствиями.

В заключение стоит привести слова И. Канта: "Истинная политика не может сделать шага, не присягнув заранее морали... так как мораль разрубает узел, который политика не могла развязать, пока они были в споре" [3]. Правда бывает лучшей политикой! Не может пользоваться уважением и доверием народа политик, равнодушный к моральным соображениям.

  • [1] Виндельбанд В. О свободе воли. СПб., 1994. С. 55.
  • [2] См.: Макиавелли II. Сочинения. М.; Л., 1934. С. 479.
  • [3] Кант И. К вечному миру //Трактаты о вечном мире. М., 1963. С. 185.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >