ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ МЕТОД В ПСИХОЛОГИИ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРИНЦИПЫ ПЛАНИРОВАНИЯ ЭКСПЕРИМЕНТА

В результате изучения данной главы студенты будут:

знать

  • • основные особенности экспериментального метода, его принципиальные отличия от других эмпирических методов в психологии;
  • • принципы планирования экспериментального исследования;
  • • основные угрозы валидности эксперимента;

уметь

  • • оценивать внутреннюю, внешнюю и коиструктиую валидность эксперимента;
  • • выдвигать конкурирующие объяснения полученным в эксперименте результатам;

владеть

• базовым методическим аппаратом теории планирования психологического эксперимента.

Общая характеристика метода эксперимента

Теории эксперимента посвящена обширная литература, и изложить этот материал в одной главе невозможно. Кроме того, такое изложение не входит в цели и задачи курса общего психологического практикума. Поэтому далее мы введем только основные, наиболее важные понятия и представления из этой теории. Главным же образом мы сосредоточимся на прикладном и операциональном аспектах планирования эксперимента. Другими словами, здесь и далее мы определим набор действий, которые необходимо предпринять в ходе планирования эксперимента, и разъясним их на уровне здравого смысла, не вдаваясь в более глубокие подробности теоретического обоснования.

Эксперимент - это единственный метод психологического исследования, который позволяет проверять причинно-следственные гипотезы. Тем самым эксперимент позволяет в полной мере реализовывать обе главные цели научного исследования в психологии, которые мы подробно рассматривали в самой первой главе нашего учебника, — предсказывать и объяснять поведение людей. Этим эксперимент в точном смысле этого слова отличается от методов добывания новых научных фактов, в том числе и от корреляционных и квазиэкспериментальных исследований, в которых можно непосредственно отразить любые связи, за исключением причинно- следственных.

Выявление связей между некоторыми явлениями позволяет предсказывать состояние одного явления по состоянию другого. К примеру, если мы знаем о существовании надежных связей между облысением и агрессивностью, мы можем по количеству волос на голове человека предсказать, как он поведет себя в неприятной для него ситуации: скорее агрессивно или же миролюбиво. Однако такое исследование не дает оснований полагать, что снижение агрессивности поможет лысеющему человеку восстановить волосы или что восстановление волос снизит его агрессивность. Выявляя связи между явлениями, мы можем предсказывать одни явления на основании других, ничего нe зная об их причинах.

Для того чтобы выявлять причинно-следственные связи, необходимо доказать три вещи.

Во-первых, необходимо доказать, что некоторое явление, которое мы считаем причиной, предшествует изменению тех событий, которые мы считаем следствием. И если следствие действительно является следствием, то, как бы мы ни влияли на последствия, это не приведет к изменению причины. Только в этом случае можно утверждать, что то событие, которое мы считаем причиной, действительно является источником, влияющим на следствие.

Например, если мы хотим проверить, действительно ли в душных помещениях люди хуже решают задачи, чем в хорошо проветриваемых, то мы должны попросить испытуемых решать задачи в душном помещении, а потом проветрить помещение и снова попросить испытуемых решать в нем задачи. Если в результате в душном помещении испытуемые обнаружат меньше правильных ответов, чем после проветривания, то мы можем предположить, что причиной этому была духота. При этом если исследователь как-то повлияет на следствие в этом эксперименте — число правильных ответов испытуемых (например, с помощью тренировки), то улучшение решения задач никак не может повлиять на предполагаемую причину — качество воздуха в помещении. Следовательно, в этом случае мы имеем дело именно с причинно-следственной связью.

Для контраста можно привести другой пример. Исследователь хочет проверить, действительно ли доминантная позиция матери приводит к тому, что ребенок растет безынициативным. Для этого он может набрать две группы матерей — доминантных и легко подчиняющихся, и сравнить инициативность их детей. Но если он обнаружит разницу и сделает вывод, что доминантность матери ведет к снижению инициативности ребенка, то будет не прав. Не менее вероятно, что безынициативный ребенок своим пассивным поведением вынуждает маму брать инициативу па себя и становиться доминантной. Иными словами, не только предполагаемая причина — доминантность матери — вызывает безынициативность ребенка, но, возможно, и наоборот, безынициативность ребенка определяет поведение матери, заставляя ее вести себя более доминантно.

В этом примере речь идет о существовании связи между доминантностью матери и безынициативностью ребенка, но назвать эту связь причинно-следственной мы не можем до тех, пока не поймем, какие факты обнаруживаются раньше, а какие позже. В причинно-следственных связях причина и следствие никогда не могут поменяться местами. Иными словами, требуется, чтобы изменение одной переменной, которая оказывается причиной, всегда предшествовало изменению другой переменной, которая рассматривается в качестве следствия. Если обе переменные выступают на равных, как это имеет место в только что рассмотренном примере, говорить о причинно-следственных связях можно лишь с большой долей осторожности.

Выполнению этого условия служат специальные приемы организации эксперимента, которые получили название экспериментального планирования. Оно предполагает управление условиями эксперимента со стороны экспериментатора, который варьирует те или иные воздействия на испытуемых. Эти воздействия называются независимыми переменными, так как они задаются самим исследователем. Задача исследователя состоит в том, чтобы отследить и измерить следствия изменения независимых переменных. Такие следствия называют зависимыми переменными, поскольку они непосредственно не зависят от исследователя, а лишь регистрируются им.

Во-вторых, мы должны быть уверены, что между исследуемыми переменными действительно имеется связь, и, если мы наблюдаем изменение одной из двух переменных, мы должны быть уверены, что и вторая переменная изменилась. Так, в приведенном примере с влиянием духоты в помещении на эффективность мыслительной активности мы должны показать, что изменение в успешности решения задач должно, по крайней мере частично, отражаться также в фактах изменения духоты помещения.

Представим себе, что у нас есть две группы испытуемых, одна из которых решает задачи в душном помещении, а другая — в хорошо проветренном. Ясно, что в рамках каждой группы мы будем наблюдать ту или иную вариативность в успешности мыслительной работы. Однако если духота действительно влияет па успешность решения задач, общие различия между группами должны превышать различия внутри групп.

Как правило, для оценки связи между предполагаемой причиной и предполагаемым следствием исследователь использует специальные математические процедуры, получившие название методов статистической обработки данных. В качестве таковых в экспериментальной психологии чаще всего используют различные виды дисперсионного и корреляционного/ регрессионного анализа. Эти методы с определенной долей вероятности позволяют установить наличие или отсутствие связи между независимой и зависимой переменными.

В-третьих, для того чтобы доказать, что измеренная связь между двумя переменными отражает влияние одной из них на другую, необходимо устранить влияние каких-либо других событий, которые могли бы привести к изменению зависимой. Скажем, в предыдущем примере могло получиться так, что, пока люди решали задачи в душном помещении, они устали, им стало скучно, они переключились на что-то более важное и после проветривания стали решать задачи даже хуже, чем в духоте. Или же, наоборот, решая задачи в душном помещении, они настроились на работу и после проветривания стали решать задачи лучше не из-за состояния воздуха в помещении, а потому что так хорошо настроились, натренировались решать задачи, успели обсудить их друг с другом, поспорить, кто больше задач решит и т.д.

Следовательно, если в этом исследовании взять разных испытуемых, чтобы они одновременно решали одни и те же задачи в душном и проветренном помещении, то нужно убедиться, что они исходно не отличаются по способностям и навыкам решения задач, мотивации и др. Как правило, большинство экспериментов проводится в лабораторных, как можно более строго контролируемых условиях именно для того, чтобы проконтролировать все посторонние, побочные влияния, которые наряду с предполагаемой причиной .могут повлиять на событие-следствие.

Реализации третьего условия способствуют различные приемы экспериментального контроля. Они представляют собой стандартные схемы организации эксперимента, которые позволяют стабилизировать или вовсе исключить наиболее вероятные побочные эффекты, связанные с влиянием факторов времени, последовательности событий и индивидуальных различий испытуемых. Такие приемы организации эксперимента призваны приблизить реальный эксперимент к идеальному, в котором стабилизированы все условия кроме возможности изменения экспериментатором независимой переменной. Если в таких условиях наблюдается изменение зависимой переменной, можно сделать вывод, что они действительно определяются изменениями независимой переменной.

Все многообразие экспериментальных планов и процедур, их реализующих, в конечном итоге нацелено на проверку того, соблюдены ли эти три условия причинно-следственной связи. Целям этой проверки служит специальная структура любого экспериментального исследования, которая в обязательном порядке включает в себя предварительное измерение интересующего исследователя процесса, последующее экспериментальное воздействие на него и заключительное измерение этого же процесса. Если повторное измерение будет существенно отличаться от первого и исследователь может доказать, что все другие влияния на испытуемых, кроме предполагаемой причины, были устранены, то он смело может делать вывод о том, что именно его воздействие и является причиной выявленных изменений.

И если оценка разницы двух измерений — предварительного и заключительного — вопрос скорее технический, связанный с владением методами статистической обработки данных, то доказательство отсутствия прочих побочных влияний представляет собой серьезную проблему, которую исследователь должен решать каждый раз заново при планировании процедуры эксперимента. Теория эксперимента дает только некоторые, весьма приблизительные ориентиры на этом пути.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >