МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ

В результате изучения материалов гл. 12 обучающиеся должны:

знать основные направления международной гармонизации исполнительного производства, особенности принудительного исполнения исполнительных документов, выданных на основании актов иностранных государственных судов, третейских судов и арбитражей;

уметь определять нормы международных договоров и национального нрава, подлежащие применению в исполнительном производстве с иностранным элементом;

владеть навыками толкования и применения норм, регулирующих вопросы принудительного исполнения с иностранным элементом.

Исполнительное производство с иностранным элементом

Шаги нашей страны по направлению к более тесному сотрудничеству с иностранными государствами, участие во Всемирной торговой организации, Евразийском экономическом союзе, иных международных интеграционных объединениях стали факторами, обусловливающими современную экономическую политику России. При этом любая экономическая интеграция должна подкрепляться соответствующими изменениями в юридической сфере, сопровождаться формированием качественно нового правого поля.

Неизбежно любые интеграционные процессы постепенно переходят с межгосударственного (макроэкономического) уровня на уровень взаимоотношений между юридическими и физическими лицами из разных государств, на микроэкономический уровень. Именно на этом уровне решающее значение имеет правовая интеграция, надлежащее правовое регулирование, качественная законодательная база, позволяющая каждому жителю страны, каждому субъекту хозяйственной деятельности воспользоваться благами интеграции, свободно и беспрепятственно реализовать свои права в транснациональном пространстве.

В гл. 1 мы отмечали, что одним из важнейших прав и одновременно гарантией реализации всех иных субъективных прав является право па эффективное правосудие. Право на эффективное правосудие закреплено не только национальным правом всех развитых государств (включая Россию), но и содержится в базовых актах международного права, в том числе в Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. Ключевым элементом механизма реализации права на эффективное правосудие является институт исполнения судебных актов, обеспечивающий реальную защиту и осуществление прав и законных интересов. Развитие транснациональных связей в сфере гражданских, трудовых, семейных, социальных и иных отношений становится причиной возникновения исполнительных производств с иностранным элементом. Иностранный элемент в исполнительном производстве может проявляться в субъектном составе (участие иностранного физического или юридического лица в качестве взыскателя или должника), в предмете взыскания, способе и порядке исполнения (имущество должника, на которое должно быть обращено взыскание находится на территории иностранного государства), в характере исполнительного документа (исполнительный документ выдан иностранным органом либо на основании акта иностранного органа, либо имеет своим основанием международный договор).

Согласно ст. 10 Закона об исполнительном производстве при исполнении на территории РФ судебных актов, актов других органов и должностных лиц в отношении иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных организаций на них распространяются положения Закона об исполнительном производстве. Соответствующая норма корреспондирует ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, которая предусматривает, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором РФ. Таким образом, принадлежность одной из сторон исполнительного производства к иностранному государству не влияет на порядок принудительного исполнения требований исполнительных документов, предусмотренных ст. 12 Закона об исполнительном производстве, такие лица обладают всеми правами и обязанностями, соответствующими их процессуальному статусу в исполнительном производстве*213.

*213: {В качестве одной из гарантий реализации прав в исполнительном производстве иностранного гражданина, не владеющего русским языком, выступает право на услуги переводчика (ст. 58 Закона об исполнительном производстве).}

В соответствии с ч. 4 ст. 3 Закона об исполнительном производстве если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством РФ об исполнительном производстве, то применяются правила международного договора. Собственно процедура принудительного исполнения в национальных законодательствах, как правило, едина для собственных граждан и организаций и иностранных лиц (как и процедура судопроизводства). Вместе с тем в международно-правовом поле формируются единые принципы и стандарты исполнительного производства (в рамках практики ЄСПЧ, Совета Европы, Европейского союза, СНГ и т.д.), которые реализуются в национальных законодательствах в качестве обязательных или рекомендательных норм ("лучших практик") и обычно распространяются на все исполнительные производства как с иностранным элементом, так и без него. Об этом подробнее мы будем говорить в следующем параграфе.

Одним из немногих исключений из общего режима исполнительного производства для всех субъектов является участие в исполнительном производстве иностранного государства, международных организаций и их представителей. Так, ст. 401 ГПК РФ предусматривает, что наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. Международные организации подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных международными договорами РФ, федеральными законами. Аккредитованные в Российской Федерации дипломатические представители иностранных государств, другие лица, указанные в международных договорах РФ или федеральных законах, подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах у определенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами РФ. Статья 251 АПК РФ также предусматривает иммунитет иностранного государства и международной организации в исполнительном производстве в рамках их судебного иммунитета. Так, иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом в части наложения ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов. Обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. Судебный иммунитет международных организаций определяется международным договором РФ и федеральным законом. Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства или правилами международной организации.

Арбитражный процессуальный кодекс РФ предусматривает так называемый функциональный иммунитет государства, т.е. распространяет его только на отношения, в которых государство выступает как суверен (носитель власти), а не хозяйствующий субъект. Гражданский процессуальный кодекс РФ в данном случае придерживается концепции абсолютного иммунитета, распространяя его на любые обязательства государства.

Специальные правила об иммунитете иностранных лиц и иностранной собственности, находящихся на территории РФ, предусмотрены и некоторыми международными договорами РФ. Например, в силу ст. 22 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. помещения дипломатического представительства, предметы их обстановки и другое находящееся в них имущество, а также средства передвижения представительства пользуются иммунитетом от ареста и исполнительных действий. Также в соответствии со ст. 31 указанной Конвенции ограничены случаи применения исполнительных действий в отношении дипломатического агента.

Российская Федерация подписала, но пока не ратифицировала Конвенцию ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 г.*214, ст. 19 которой регулирует вопросы судебного иммунитета государства в стадии принудительного исполнения после вынесения судебного решения. В соответствии с указанной статьей никакие принимаемые после вынесения судебного решения принудительные меры, такие, как обращение взыскания, арест и исполнение решения в отношении собственности государства, не могут быть приняты в связи с разбирательством в суде другого государства, за исключением случаев, когда и в той мере, в какой:

a) *214: {В том числе с учетом имеющихся планов по подготовке и принятию федерального закона, регулирующего с учетом международной практики, вопросы судебного иммунитета иностранного государства на территории РФ.

b) }

c)государство прямо согласилось на принятие таких мер, которые указаны:

  • — в международном соглашении;
  • — в арбитражном соглашении или в письменном контракте; или
  • — в заявлении перед судом или в письменном сообщении после возникновения спора между сторонами; либо

d)государство зарезервировало или обозначило собственность для удовлетворения иска, являющегося объектом этого разбирательства; либо

e) было установлено, что собственность непосредственно используется или предназначается для использования государством для иных целей, чем государственные некоммерческие цели, и находится на территории государства суда при условии, что принудительные меры после вынесения судебного решения могут быть приняты только в отношении собственности, которая имеет связь с образованием, против которого было направлено судебное разбирательство.

Статья 11 Закона об исполнительном производстве указывает на то, что порядок исполнения в Российской Федерации решений иностранных судов и арбитражей устанавливается соответствующими международными договорами РФ, процессуальным законодательством РФ и Законом об исполнительном производстве. Как отмечено выше, сам порядок исполнения в соответствии с законодательством об исполнительном производстве един, независимо от национальной принадлежности сторон исполнительного производства. Однако возможны случаи, когда имущество должника находится за рубежом либо на территории иного государства должны быть совершены определенные исполнительные действия, осуществлен сбор информации о должнике, его имуществе и т.д. Так, согласно п. 2 ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором РФ. Согласно ч. 2 ст. 65 Закона об исполнительном производстве исполнительный розыск осуществляется в рамках возбужденного в Российской Федерации исполнительного производства только в порядке, предусмотренном международным договором. Следует иметь в виду, что в соответствии 1 *215 с принципом суверенитета государств российские органы принудительного исполнения не имеют полномочий на непосредственное совершение исполнительных действий на территории других государства (как и иностранные органы принудительного исполнения на территории РФ), если иное прямо не предусмотрено международным договором. Даже в тех случаях, когда международный договор предусматривает возможность сотрудничества в сфере принудительного исполнения, такое сотрудничество осуществляется, как правило, не посредством выезда должностных лиц на территорию другого государства, а посредством направления запроса о правовой помощи компетентному органу соответствующего государства для совершения определенных действий на территории своего государства. К сожалению, в настоящее время у судебных приставов-исполнителей отсутствуют эффективные международно-правовые инструменты для совершения исполнительных действий в отношении лиц и имущества, находящихся в большинстве иностранных государств, с которыми у Российской Федерации нет договоров о правовой помощи. С учетом указанного Закон об исполнительном производстве прямо предусмотрел в ч. 3 ст. 76, что взыскание на дебиторскую задолженность должника не обращается в случаях, когда дебитор находится в иностранном государстве, с которым Российской Федерацией не заключен договор о правовой помощи. Также п. 7 ч. 1 ст. 46 Закона об исполнительном производстве предусматривает окончание исполнительного производства по взысканию административного штрафа в случае, если должник, который не уплатил административный штраф, является гражданином иностранного государства или лицом без гражданства и на основании судебного акта выдворен за пределы Российской Федерации. При этом и наличие действующего международного договора о правовой помощи не является залогом успешного исполнения требований исполнительного документа в отношении лица или имущества, находящегося на территории иностранного государства. В данном случае неизбежны значительное затягивание исполнения в связи с необходимостью международной пересылки процессуальных документов, расходы взыскателя на привлечение юридических консультантов в государстве исполнения для взаимодействия с местными органами принудительного исполнения, содействия в оформлении необходимых документов и т.д.

*215: {В том числе с учетом имеющихся планов по подготовке и принятию федерального закона, регулирующего с учетом международной практики, вопросы судебного иммунитета иностранного государства на территории РФ.}

Согласно ст. 12 Закона об исполнительном производстве не отнесены к исполнительным документам судебные и иные акты иностранных органов. Исключения из указанного правила могут быть установлены международным договором (например, исполнительные документы белорусских хозяйственных судов, предусмотренные уже упомянутым в гл. 6 Соглашением между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь 2001 г.1)- Таким образом, 1 *216 по общему правилу в соответствии с Законом об исполнительном производстве на территории РФ подлежат принудительному исполнению только исполнительные документы, выданные на территории РФ в соответствии с российским законодательством. Вместе с тем некоторые исполнительные документы выдаются в Российской Федерации на основании документов, выданных иностранными юрисдикционными и иными органами, но которые подлежат признанию и исполнению на территории РФ в соответствии с российским законодательством и международными договорами. Прежде всего, речь идет о решениях иностранных судов, иностранных третейских судов (арбитражей).

*216: { Исключением из общего правила могут стать и исполнительные документы по делам о взыскании алиментов, выданные судами Республики Беларусь, после вступления в силу Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о порядке взаимного исполнения судебных постановлений по делам о взыскании алиментов.}

В соответствии со ст. 409 ГПК РФ решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором РФ. Ходатайство взыскателя о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается компетентным российским судом. Статьей 412 ГПК РФ установлен исчерпывающий перечень оснований для отказа в принудительном исполнении решения иностранного суда.

О принудительном исполнении решения иностранного суда российским судом выносится определение, на основании которого выдается исполнительный лист. В данном случае полномочия органа, выдавшего исполнительный документ, в исполнительном производстве осуществляет не иностранный суд, вынесший решение, а российский суд, который вынес определение о его принудительном исполнении.

Помимо собственно приведения в исполнение процессуальным законодательством предусматривается признание решений иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения (ст. 413 ГПК РФ). Как отмечается в юридической литературе, признание иностранного судебного решения является пассивным в том смысле, что оно не требует никаких действий от суда, к которому оно обращено. Приведение в принудительное исполнение, с другой стороны, требует от суда, к которому оно обращено, предпринять активные действия по разрешению исполнения иностранного судебного решения в отношении имущества ответчика. Можно себе представить признание без принудительного исполнения, но не принудительное исполнение без признания. При этом нет ни одной правовой системы, в которой на практике иностранные судебные решения подлежат автоматическому приведению в исполнение, без специальных национальных процедур и (или) особых условий приведения в исполнение (даже если это возможно теоретически)*217.

*217: { См.: Hill J., Chong A. International Commercial Disputes. Commercial Conflict of Laws in English Courts. Oxford, 2010. P. 4—5.}

Процедуры признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений предусмотрены в законодательствах большинства стран (Россия в данном случае не стала исключением, предусмотрев судебный порядок приведения в исполнение решений иностранных судов в процессуальных кодексах), а также в целом ряде двусторонних и многосторонних международных договоров (например, Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной в Кишиневе 07.10.2002).

В АПК РФ предусмотрен аналогичный ГПК РФ порядок признания и приведения в исполнение решений иностранных судов (гл. 31 АПК РФ). Статья 241 АПК РФ предусматривает, что решения судов иностранных государств признаются и приводятся в исполнение в Российской Федерации арбитражными судами, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором РФ и федеральным законом. Однако судебная практика ВАС РФ на определенном этапе пошла по пути констатации возможности признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений и без наличия соответствующего международного договора РФ. При этом ВАС РФ ссылался на "общепризнанный принцип международной вежливости, предписывающий государствам относится к иностранному правопорядку вежливо и обходительно, принцип взаимности, предполагающий взаимное уважение судами различных государств результатов деятельности каждого", а также на общие положения международных договоров РФ, не предусматривающих напрямую взаимное признание и исполнение судебных решений*218.

*218: { См., например: определение ВАС РФ от 07.12.2009 № ВАС-13688/09 ; постановление ФАС Поволжского округа от 23.01.2012 по делу Х2 А55-5718/2011. Позиция судов общей юрисдикции по вопросу толкования положения процессуального законодательства, требующего наличия международного договора, является в целом более "консервативной", чем позиция арбитражных судов. См., например: определения ВС РФ от 07.06.2002 № 5-Г02-64 (признание и приведение в исполнение иностранного судебного решения без международного договора) ; от 01.12.2009 № 4-Г09-27 (отказ в признании и приведении в исполнение в связи с отсутствием международного договора).}

Решения расположенных на территории иностранных государств третейских судов (арбитражей) подлежат признанию и приведению в исполнение на территории РФ в порядке, аналогичном установленному для признания и приведения в исполнение решений иностранных государственных судов (ст. 416 ГПК РФ, ст. 241 АПК РФ). На территории РФ признаются и приводятся в исполнение арбитражные решения, вынесенные негосударственными институтами на территории почти 150 стран — участниц Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г.*219, в отличие от решений иностранных государственных судов, которые признаются и приводятся в исполнение только в отношении ограниченного круга государств, с которыми у Российской Федерации заключены соответствующие международные договоры (государства СНГ, отдельные государства Европы, Азии, Америки и Африки, в круг которых не входят крупные индустриальные державы, такие как США, Великобритания, Франция и Япония).

*219: { См.: URL: uncitral.org/uncitral/ni/uncitral_texts/arbitration/NYConvention_ status.html.}

Еще раз отметим, что, если иное прямо не предусмотрено международным договором, собственно исполнение иностранных судебных и арбитражных решений, которые были в установленном порядке признаны и приведены в исполнение на территории РФ, осуществляется в общем порядке исполнительного производства, предусмотренном законом для исполнения требований исполнительных листов, выданных российскими судами (в рассматриваемом случае на основании определения суда о признании и приведении в исполнение соответствующего решения), независимо от государства вынесения первоначального решения. Например, Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная в г. Минске 22.01.1993, предусматривая условия для признания и приведения в исполнение судебных решений государств-участников на территории друг друга, прямо предусматривает в ст. 54, что порядок принудительного исполнения определяется по законодательству страны, на территории которой должно быть осуществлено принудительное исполнение.

Исполнительные документы могут иметь своей правовой основой не только решение иностранного суда или третейского суда (арбитража), но и акты иных иностранных органов, если это предусмотрено международным договором. К таким исполнительным документам относится упомянутый в гл. 6 запрос центрального органа о розыске ребенка, незаконно перемещенного в Российскую Федерацию или удерживаемого в Российской Федерации. Вместе с тем в порядке исполнительного производства подлежит исполнению именно запрос российского органа (Минобрнауки России) на основании обращения иностранного уполномоченного органа или заинтересованного лица.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >