Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Политическая журналистика

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ЖУРНАЛИСТА

Приступая к изучению основных сторон политической культуры журналиста, обучающийся должен отчетливо представить себе, что понимание этого феномена наступает только в органичном единстве усвоения нового теоретического материала с известным ему из курсов философии, социологии, политологии. В центр внимания здесь вынесены мировоззрение журналиста в целом, его идейно-политические аспекты в частности, а также политическое знание и политическое поведение творческого работника СМИ.

Изучение природы политической культуры журналиста позволит читателю еще отчетливей осознать органичную взаимосвязь социально-политических условий, в которых функционируют СМИ, и личностных оснований общественного служения журналиста, а также на еще более глубоком уровне выработать в себе способность проникать в политическую сущность событий и явлений, с которыми журналиста сводит его профессиональная деятельность.

Политическая культура журналиста как феномен духовной жизни общества

Удивительна судьба некоторых научных прозрений: сказанное ученым современники воспринимают как должное, понимают почти буквально. Потом идею могут забыть чуть ли не на столетия, чтобы по прошествии лет обнаружить се в завалах истории, найти и удивиться, насколько современной оказывается давным-давно рожденная мысль. Если кто-то внимательный попытается сравнить, что находили читатели в старой научной идее 200 лет тому назад и что — сегодня, то окажется: та, давняя, мысль ученого намного богаче, чем мог предположить даже ее автор, богаче за счет нового общественного контекста, новых условий жизни.

Так случилось с гениальным прозрением немецкого философа-про- светителя И. Гердера, который еще в XVIII в. выработал свой взгляд на политическую историю современных ему обществ, выделив в ней феномен политической культуры. Ученый писал, что самое трудное искусство, которому выучивается культура, — это искусство управления государством. Поскольку каждый человек сам по себе существует лишь весьма несовершенно, в каждом обществе складывается некий высший максимум взаимодействующих сил. Эти силы, неукротимые, беспорядочные, бьются друг с другом до тех пор, пока противоречащие правила, согласно никогда не ошибающимся законам природы, не ограничивают друг друга и в результате не возникает некий вид равновесия и гармонии движения. В своих рассуждениях И. Гердер отталкивался от опыта античной Греции, культурного и политического значения ее мудрецов. Философ писал, что большинство этих древнегреческих мудрецов занимали общественные должности, были предводителями народа, советниками царей, военачальниками, ибо только от них и могла исходить политическая культура, действительно влиявшая на низкий люд [1].

С политической культурой прочно связаны и ассоциируются в нашем восприятии толерантность и политкорректность — понятия, спорные и широко обсуждаемые философами, политологами, журналистами. Это сложная и актуальная проблема, в которой журналисту нельзя не разбираться. В своей работе он постоянно сталкивается с фактами действительности, полное объяснение которых невозможно без привлечения понятий политической культуры. Кроме того, логика профессиональной деятельности журналиста неизбежно подводит его к представлениям о собственной политической культуре, а это вопросы и вопросы сложные и не праздные, без внятных ответов на которые не рождаются глубокие журналистские произведения, не формируется личная позиция их автора.

В связи с процессами глобализации на рубеже прошлого и нынешнего веков началось испытание на прочность культурной идентичности народов. Идет проверка способности обществ устраивать политическую жизнь в соответствии со своими культурными традициями. В, гуще идейных столкновений и брожений по этому поводу оказались профессиональные журналисты, в деятельности которых отразились все перипетии функционирования современной политической культуры.

Журналистика и СМИ неотделимы от политической жизни общества. Так было в прошлом, есть в настоящем, останется в обозримом будущем. Их роль в политической жизни особенно значима в переломные периоды общественного развития, когда под влиянием нарастающих социальных, экономических и политических преобразований или ужесточающегося сопротивления им, т. е. при радикальной смене парадигмы исторического процесса, уплотняется и ускоряется поток политической информации. Явственно дает о себе знать усиливающаяся борьба между социальными группировками, политическими партиями и движениями, отдельными политиками за преобладание в массмедиа, в том числе и за фактический контроль над ними. В кризисные периоды исторического развития, как полагают социологи, люди в состоянии социального беспокойства особенно подвержены внушению, легко откликаются на различные новые стимулы и идеи, а также более податливы к пропаганде [2].

Вместе с тем общество выступает не только в качестве объекта воздействия со стороны журналистики и СМИ. Оно в лице отдельных социальных групп, политических партий, наиболее активных граждан настойчиво

в своем стремлении быть субъектом информационных отношений. При этом печать, телевидение, радио в силу творческого характера труда журналистов, поощряющего индивидуализацию почерка, манеры, а также, в определенных случаях, политических ориентаций, также являются субъектами информационных отношений. Они вырабатывают и тиражируют общественно значимые духовные ценности, привносят в информационные отношения личностную (групповую) оценку тиражируемой информации, которая может совпадать или не совпадать с оценкой, даваемой этой информации как отдельными социальными группами, так и обществом в целом.

Средства массовой информации как канал политической коммуникации характеризуются универсальностью, способностью брать на себя в отдельных случаях функциональную нагрузку других социальных институтов, расширяя зону своего воздействия. Таким образом, СМИ выступают в качестве важнейшего информационного канала в процессе политических отношений власти и общества, классов, социальных групп, национальных образований, политических партий и индивидов.

Сложность современного общественно-политического развития России, затронувшего судьбу каждого ее гражданина, вызвана резкий подъем общественного внимания к журналистике и СМИ, потребность (далеко не всегда удовлетворяемую в реальности) обрести в них выразителей своих политических взглядов, настроений, чувств. В связи с этим в настоящее время журналистика, с одной стороны, особенно активно отражает процесс трансформации политической культуры общества; с другой — как специфический, находящийся в центре информационных отношений институт общества вырабатывает социально значимые образцы политической культуры, которая соотносится с политической культурой всего общества, как часть с целым. При этом политическую культуру участников информационных отношений можно подразделить на два уровня.

Первый, всеобщий, относится к каждому члену общества вне зависимости от его социального и профессионального статуса: каждый гражданин должен иметь хотя бы минимум представлений о политической системе общества, его ценностях, нормах политического поведения, о тех или иных политических ориентациях, свойственных данной системе, тех возможностях или препятствиях, которые открываются перед индивидом в процессе политических отношений, и, что в данном контексте самое важное, о потенциальных возможностях индивида выразить тем или иным общепринятым способом свою точку зрения по вопросам политики, в первую очередь, используя арсеналы журналистики.

Второй уровень относится прежде всего к тем, кто преимущественно имеет отношение к массовой политической коммуникации, включен в нее на постоянной основе в силу исполняемой им профессиональной и социальной роли, к кому за профессиональным содействием обращаются другие члены общества, т.е. к работающим в СМИ журналистам, которые — при рассмотрении в этой плоскости — образуют социальную группу посредников, специализирующихся на организации массовой коммуникации.

С одной стороны, тип и уровень политической культуры СМИ определяются самим обществом — его социально-классовым устройством, духов

ной культурой, политической системой, а с другой стороны, то же самое общество находится под влиянием политической культуры тех, кто причастен к созданию и распространению журналистских текстов в печати, на телевидении и радио, в Интернете.

Отмеченный смысл журналистской деятельности подтверждает общность генезиса журналистики и политической культуры: оба социальных феномена порождены общественно-политической динамикой истории. Отсюда пристальное внимание, которое проявляется к познанию общественно-политической роли самой прессы, ее методов духовного воздействия на систему для достижения чьих-либо конкретных политических целей, особой силы "информационного оружия" и опасности единоличного овладения им какой-либо политической группировкой. Следовательно, в этой плоскости политическую культуру журналиста резонно рассматривать в качестве важнейшей составляющей его профессиональной культуры. Тем самым подчеркивается способность журналиста видеть окружающую его действительность не как дискретное пространство, в котором происходят разрозненные события и обнаруживаются не связанные между собой факты, а как целостное системное социальное образование со сложной структурой и закономерными связями между его элементами. Такой подход к явлениям действительности способствует глубокому проникновению в суть интересующих журналиста фактов и событий, объективному их анализу и отражению в СМИ. При этом политическая культура максимально адаптирована к профессиональным и творческим заботам журналиста.

В связи с этим актуальным становится изучение причин несовпадения идеального представления и реального поведения в журналистике. Такое несовпадение чревато не просто нарушениями в функционировании политической культуры, а ее деструкцией, более того, разрушением личности журналиста. В политической сфере причины несовпадения образа действия с самим действием обычно порождаются особенностями существующей социально-политической системы. При этом "двоемыслие" — не обязательно спутник тоталитарных систем. Демократическое устройство общественной жизни также может располагать к этому. В то же время и уровень профессионализма журналиста оказывает свое решающее воздействие на меру сближения образа действия с самим действием. Вот почему не только отношение к действительности, но и ее познание — ключ к пониманию и формированию политической культуры журналиста. Следует подчеркнуть устойчивую связь между гражданственным отношением журналиста к сущности своего труда и политическими условиями его осуществления.

Конечно, только социально-политическими условиями нельзя объяснить процесс формирования политической культуры журналиста как индивида. Данный процесс начинается синхронно: с написания самого первого журналистского выступления, с первой минуты приобщения к азам философии, политологии, социологии, истории, специальных журналистских дисциплин и т.д. Однако в главном у политической культуры имеются два источника, два творца — жизнь и сам журналист. Чему последнего научит

жизнь, что и как он оценит в ней, зависит от того, что есть в жизни и что можно в ней понять.

Формирование политической культуры журналиста происходит под воздействием ряда предпосылок (рис. 2.1).

image6

Рис. 2.1. Факторы формирования политической культуры журналиста

Среди указанных предпосылок необходимо выделить, во-первых, политическую культуру общества как особый фактор общественной жизни, во многом оказывающий решающее влияние па содержание и форму политических процессов, методы и средства достижения политических целей.

Во-вторых, в основе изучаемого явления выделяется культура журналиста — одна из центральных категорий, позволяющая оценить статус журналиста, уровень и методы реализации его творческих потенций в определенной исторической и социокультурной среде.

В-третьих, в основу политической культуры положен социальный статус журналиста — его место в обществе, назначение, исполняемые им социальные роли. Представление о социальном статусе журналиста и исполняемых им социальных ролях осложнено общественной неоднозначностью его фигуры: он и профессиональный работник СМИ, и гражданин, выразитель социально значимых интересов и настроений общества в информационной сфере.

Сопряжение журналистики с политической культурой общества и далее с политической сферой жизнедеятельности социума закономерно, потому что журналистика выступает в качестве особой среды политической деятельности. Это, можно сказать, ее родовое свойство. На протяжении веков именно в журналистике находили свое начало новые политические смыслы — идеи, социальные цели и ценности, нормы и образцы политического поведения индивидов. Журналистика, с одной стороны, познавала их в реальности, с другой — формировала идеалы и несла их в социальную действительность.

Политическая культура журналиста представляет собой качественную интегральную характеристику исторически конкретной жизнедеятельности публициста и творческого работника СМИ. В области политических отношений она выступает в совокупности ее важнейших частей: актуального познания журналистом политической системы, эмоционального отношения к этой системе, а также складывающегося в сознании журналиста

образа его потенциально возможных политических действий (поведения) в области своей профессиональной деятельности.

Журналистика сформировалась как способ общения людей по особо значимым вопросам их бытия, поэтому ищет и находит своего носителя в информационной среде. Таким носителем сначала стала печать, а с XX в. — СМИ. Отличительные признаки журналистики и СМИ позволяют сделать далеко ведущее в плане изучения политической культуры журналиста заключение: социальная роль журналиста и социальная роль творческого работника СМИ не совпадают. Это близкородственные, но не тождественные функции, хотя они и соединяются в одном человеке, это разные роли, берущие начала в разных основаниях. Гармонизация ролей протекает не всегда гладко, могут возникнуть так называемые внутриличностные ролевые конфликты, когда стремление к цели, казалось бы, ясно осознанной, гасится привходящими обстоятельствами — давлением начальства, нехваткой денег, сложившейся в редакционном коллективе атмосферой, стилем отношений и т.д. Подчас не хватает внутренней стойкости, отчетливости собственного мировоззрения, глубины знаний, эрудиции.

Пример

Интересный пример приводит публицист Д. Шерих, который однажды с изумлением обнаружил у своих коллег из других газет резкий одновременный поворот в отношении к городскому начальству: газеты и телеканалы за один день стали почти оппозиционными, в чем до того не были замечены и чему автор выступления никак не мог поверить. Как пишет Д. Шерих, загадочное это дело — "поворот все вдруг". Вопрос даже не в том, ведется ли вокруг всей этой ситуации большая политическая игра. На кону такое важнейшее понятие, как свобода слова. Речь идет, по сути, о чести петербургской журналистики, ведь если сотрудники крупнейших СМИ, ничтоже сумняшеся, готовы по свистку начальства переменить позицию — значит, такова сегодня наша журналистика, значит, она тяжко больна и вряд ли подлежит быстрому излечению [3]. Так несколько грустно завершил свое выступление журналист.

Оценку и разъяснение коллизии — и в принципе, и в приведенном примере — надо искать, прежде всего, в итогах внугриличностного конфликта: какая социальная роль в корреспонденте или редакторе стала доминирующей, чья культура возобладала в конечном счете — журналиста как представителя социума или наемного творческого работника СМИ. Особое значение приобретает примат гражданской роли журналиста. Это, если угодно, та часть души, где не все на продажу, где распоряжение владельца СМИ, как и о чем писать, не имеет силы, где императивы творчества объяснимы в категориях совести и гражданственности.

Политическая культура журналиста производна от разноликой, классово и политически противоречивой политической культуры общества, от коренных и спонтанно возникающих запросов в социальном и культурном планах несхожих между собой слоев общества, от насущных социально- политических проблем, в которых общество желает разобраться. Культура журналиста соответствует функции самопознания общества, а политическая культура журналиста — функции целедостижения социальной системы.

Политическая культура творческого работника СМИ производна от политического устройства в государстве, характера экономических отношений, социальной устойчивости общества и социальной защищенности человека наемного труда. Чем выше показатели социальной защищенности, следовательно, и меры независимости сотрудника редакции от определенных неблагоприятных для творчества факторов, тем большее пространство в его душе занимают социальная роль журналиста и соответствующая ей политическая культура.

Конечно, не следует впадать в крайность и определять политическую культуру сотрудника редакции исключительно благоприятными или совершенно негодными для творчества условиями, поскольку так можно прийти и к профессиональному цинизму, который в области общественных отношений обычно сочетается с цинизмом политического свойства.

В современной зарубежной и отечественной публицистике все чаще и чаще ставятся вопросы о политической культуре общества и журналистов, о нормах политкорректности и их применении. Вокруг понятий разгораются нешуточные баталии, за которыми легко угадываются вполне определенные политические позиции спорящих. Не случайно на одном из научных семинаров [4] известный петербургский социолог Т. 3. Протасенко выдвинула тезис о "левацком происхождении понятия политкорректности". Нет смысла обсуждать, насколько корректно само суждение участницы дискуссии, важнее иное: мы являемся свидетелями того, как культурно значимые понятия "политкорректность" и "политическая культура" становятся оружием идейного противостояния в обществе. В связи с этим следует спросить себя о политической культуре общества и журналиста: "Объективна или субъективна природа ее возникновения, не миф ли это?".

Мифологическим можно назвать любой политический текст в той степени, в какой он идеологически окрашен. В той мере, в какой текст отражает политические взгляды автора и, следовательно, является потенциальным инструментом их передачи, он идеологически окрашен, а значит, мифологичен. Журналисты иногда считают себя разрушителями политических мифов, но в то же время часто сами играют определяющую роль в распространении этих мифов [5].

Позиция Кристофера Флада представляется нам вполне правомерной, поэтому чтобы не стать заложником уже изрядно затертых, но все еще используемых стереотипов, необходимо определиться в своей позиции: каждое общество, устанавливая то или иное ценностное измерение для журналистики и СМИ, имеет к этому свои резоны и предпосылки, а его культура понимается в дихотомии. В одной части последней находится некое достигнутое состояние духовных и материальных аспектов жизни общества. Достигнутое состояние объективно, непреложно, и к нему неприложимы оценочные категории. Напротив, в другой части, где сопоставляются разные типы культур, сравнительный анализ способен подтолкнуть к оценочным суждениям, в соответствии с которыми одни культурные традиции получают обозначения прогрессивных, демократических, а другие воспринимаются как недостаточно развитые. В частности, понятие традиционной (патриархальной, архаичной) культуры становится эквивалентом запаздывания в развитии, чуть ли не отсталости и деградации. К тому же по большей части оценки субъективны, отчего утверждения о "прогрессивности" и "отсталости" становятся еще более спорными, что чревато непрекращающимися дискуссиями. Именно поэтому в контексте ценностного изучения журналистики необходимо уточнить некоторые представления. В противном случае спектр возможностей достоверного анализа окажется неправомерно зауженным.

Представляется очевидной реакционность любых попыток отнести культуру какого-либо общества к той или иной отметке на шкале кем-то выведенных ценностей. При этом не существенно, как эти оценки обозначаются, какими символами, пусть даже созвучными с бесспорными ценностями; важно, что они были выработаны представителями какого-то определенного тина политической культуры общества, которые содержат в себе этот тип, переносят его на результаты своих исследований и делают выводы из них.

Культура журналиста всегда многогранна — общечеловеческая, профессиональная, политическая, социологическая, психологическая. Ценность политической культуры журналиста наиболее зримо проявляется в трех социально значимых аспектах — общественном, профессиональном и эстетическом.

Общественная (социальная) ценность политической культуры журналиста вытекает из ценности журналистики как средства информационного взаимодействия человека с человеком, или, говоря более образно, но более точно, сообщения людей, в ходе которого обсуждаются проблемы, особенно важные для всех участников перманентно возникающего дискурса, и устанавливается их определенное взаимопонимание. Как следствие, в обществе достигаются общая воля и способность к согласованным действиям. Говоря словами Юргена Хабермаса, это результат "свободной от принуждения коммуникации", т.е. информационного взаимодействия людей, вступивших в социально значимый дискурс. Это коммуникативная демократия в действии. Именно такая значимость института журналистики подчеркивает ценность соответствия политической культуры журналиста политической культуре демократического общества.

Профессиональная ценность политической культуры журналиста связана с установлением журналистским сообществом меры своей необходимости и полезности обществу — читателям газет и журналов, радиослушателям и телезрителям. Это корпоративный интерес в поддержании своего реноме для создания и упрочения наиболее благоприятного режима профессиональной журналистской деятельности.

Эстетическая ценность политической культуры журналиста соотносима с пониманием художественных достоинств журналистских произведений политической проблематики. В этом смысле эстетическая ценность политической культуры журналиста имеет воспитательное значение: многообразная культура журналиста, вбирая в себя актуальные черты современной ей культуры общества, через публикуемые в СМИ журналистские тексты и факты деятельности самих СМИ воздействует на аудиторию газет, радио, телевидения, на породившую ее социальную сферу в целом.

  • [1] Гердер И. Г. Идеи к философии истории человечества: нер. с нем. М., 1977. С. 440— 445. 450. 308.
  • [2] Блумер Г. Коллективное поведение: пер. с англ. // Американская социологическая мысль. М., 1994. С. 173.
  • [3] Шерих Д. Поворот все вдруг // Санкт-Петербургские ведомости. 2008. 31 окт.
  • [4] Толерантность в политической культуре журналиста: обучающий семинар. СПб.: СПбГУ. 2008. 25 июня [Личный архив автора].
  • [5] Флад К. Политический миф: пер. с англ. М., 2004. С. 56.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы