Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Политическая журналистика

НОРМАТИВНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ

Под нормативным регулированием понимается внешнее воздействие на поведение человека, организации, социального института, основанное на нормах и правилах. Политическая журналистика затрагивает жизненно важные и специфические общественные интересы, поэтому для нес такие правила должны быть разработаны, и, как будет видно далее, такие нормы существуют. Они формулируются в первую очередь обществом и государством — гак складывается правовое регулирование. Нормативное воздействие исходит и от самой профессиональной среды, на общенациональном, региональном, локальном уровнях, а также на уровне отдельных массово- информационных холдингов, редакций, ассоциаций и групп журналистов. Так формируется этическое и административно-производственное регулирование.

Комплекс правовых норм в политической журналистике

Казалось бы, данную тему несложно представить в виде списка (свода, реестра) норм, которыми положено руководствоваться корреспондентам и редакторам, чья специализация напрямую связана с политикой. Однако задача не так проста, как представляется на первый взгляд. Следует обратиться к ней, как сразу становится виден целый ряд проблемных узлов, распутать которые предстоит в данном параграфе учебника.

Во-первых, существуют ли особые требования к политической журналистике и не противоречат ли они нормам, регулирующим журналистскую деятельность в целом? Во-вторых, до какой степени на нее распространяются законы и правила, регламентирующие собственно политическую (а не журналистскую) практику? В-третьих, насколько жесткий и обязательный характер имеют нормы, как в них учитывается творческое и личностное разнообразие редакционного труда, не возникают ли конфликты на этой почве? Кроме того, нормативные основания политической журналистики редко описываются в учебной и научной литературе, нет традиции ее комплексного рассмотрения. Отсюда проистекают дополнительные сложности: методику изучения темы надо формировать заново.

Ключ к решению поставленной задачи дает признание политической журналистики особым явлением и в массово-информационной, и в профессионально-творческой, и в общественной деятельности. Выше говорилось о том, что нет юридических оснований относить ее к субъектам практической политики, хотя попытки рассматривать прессу в этом качестве встречаются в новейшей литературе. Исследователи журналистики давно заметили, что масс-медиа пытаются делегитимизировать партии, присваивая себе до сих нор не свойственные прессе полномочия, стремясь вести автономную политическую игру, и что некоторые издания стараются не только конструировать портреты "идеальных кандидатов", но и проводить на страницах своих изданий собственные "выборы" [1].

Нельзя, однако, смешивать влияние, которое пресса оказывает на борьбу за власть, выражение в ней интересов участников этой борьбы с отсутствующими у нее правами на участие в реальной политике. Например, прессе не дано право принимать властные решения или выдвигать своих кандидатов на выборах, или голосовать на референдуме: эти права закреплены, соответственно, за органами государства, избирательными блоками и объединениями, и гражданами. В соответствии со ст. 26 Федерального закона от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ "О политических партиях" политические партии, в частности, имеют право свободно распространять информацию о своей деятельности, пропагандировать свои взгляды, цели и задачи, а также учреждать издательства, информационные агентства, полиграфические предприятия, СМИ. Никакое "обратное" действие (условно говоря, создание партии силами редакции) не предусмотрено. Значит, титулы "игрок на политической сцене" или "политический актер (действующее лицо)", которые часто присваиваются прессе в научно-популярном и публицистическом обороте, следует воспринимать как признание ее активности, но не определение официального статуса.

Предлагается следующая логика анализа нормативного регулирования в политической журналистике. На последнюю распространяются общие правила и стандарты, действующие в массово-информационной сфере, но в этом "широком" поле для нее выделен еще и некоторый собственный, специальный, "узкий" сектор нормативных положений. Попытаемся найти это соотношение универсального и специфического в составе правовых норм. В общем плане они совпадают с регулятивной базой, на которой строится вся и любая журналистская деятельность в России. Нет необходимости в деталях воспроизводить здесь систему права СМИ, которое изучается в других учебных дисциплинах [2]. Напомним его принципиальную схему (рис. 5.1).

Будучи одним из элементов сложного комплекса, каковым является журналистика, политическая журналистика в той или иной мере имеет дело со всеми отношениями и ситуациями, предусмотренными законодательством о СМИ. Однако па обширной карте правовых норм у нее есть свои, особо чувствительные зоны интересов, которые, как нетрудно догадаться,

image10

Рис. 5.1. Система информационного права Российской Федерации

располагаются там, где пресса соприкасается с явлениями из мира политики — идеями, поведением, организациями и др., например, в ряду конституционных запретов на ведение определенных видов пропаганды и агитации (ст. 29 Конституции РФ) своими политическими последствиями выделяется возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти и вражды.

В ст. 4 Закона РФ "О средствах массовой информации" приводится перечень деяний, которые квалифицируются как злоупотребление свободой массовой информацией и, соответственно, запрещены. Из них ближе всего к политике расположены разглашение сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, распространение материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм. В то же время, например, использование СМИ для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости имеет несколько отдаленный от политики характер (хотя очевидно, что в определенных обстоятельствах информация такого рода отчетливо политизируется).

Подобное наблюдается и в ст. 51 Закона РФ "О средствах массовой информации", посвященной недопустимости злоупотребления правами

журналиста. Политическая журналистика, очевидно, чаще всего столкнется с недопустимостью распространять информацию, порочащую гражданина в связи с его политическими убеждениями (хотя и другие запреты могут время от времени актуализироваться в политическом контексте: запрет на опорочение человека по признакам пола, национальной принадлежности, языка и др.). В то же время было бы ошибкой требовать от политической журналистики стерильности и бесстрастности в показе лиц и событий. Вот характерный пример противоположного подхода к ней. Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 15 июня 2010 г. № 16 "О практике применения судами Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации"" [3] указал судам, что юмористический и сатирический жанр допускает большую степень преувеличения и даже провокации при условии, что общество не вводится в заблуждение относительно фактической стороны дела. Верховный суд в данном случае сослался на соответствующее положение Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой Комитетом министров Совета Европы в 2004 г.

Есть целые разделы информационного законодательства, которые не отражают специфическое содержание политической журналистики. Можно вспомнить, например, о порядке организации и регистрации СМИ, прекращения его деятельности, об условиях распространения и др. Вместе с тем некоторые принципы, положенные в основу деятельности органов власти и политической системы страны, создают благоприятную среду для развития именно рассматриваемой профессиональной специализации. К ним относится, например, идеологическое и политическое многообразие и многопартийность, гарантированные ст. 13 Конституции РФ. Невозможно представить себе свободную и ответственную политическую прессу, которая была бы зажата в тиски "единственно правильной" идеологии. Это неминуемо привело бы к исчезновению принципиальных дискуссий, критики, оппозиционных высказываний, а следовательно — движения мысли и творчества. Под вопросом оказалось бы и существование политической публицистики, которая не может развиваться иначе, кроме как в форме полемического изложения личных взглядов автора на деятельность властей, партий, гражданских масс и объединений.

  • [1] Морару В. С. Между Сциллой и Харибдой: массмедиа в избирательных кампаниях // Журналистика и социология'2001. Политология журналистики / ред.-сост. С. Г. Корконосенко. СГ16., 2002. С. 100.
  • [2] См.: Батио И. Л. Информационное право: учебник. М., 2013: Корконосенко С. Г. Правовой статус средств массовой коммуникации: учеб, пособие. СПб., 2009; Рассолов А/. А/. Информационное право: учебник. М., 2013; Рихтер А. Г. Правовые основы журналистики: учебник. М., 2009.
  • [3] Российская газета. 2010. 18 июня.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы